<<<Перейти к описанию  
 

Славянское Царство, Мавро Орбини. 2010г.

Историография.

14

О жизни упомянутых четырех магнатов и о конце, который их ожидал, будет рассказано в дальнейшем.

После смерти короля Уроша Слепого осталось два его сына: одним из них был (как было сказано) Стефан Душан, который позднее стал именоваться императором, а вторым — Синиша. Горячо его любивший брат Стефан, видя, что жена хочет отравить его, дал ему во владение, когда тот был еще совсем юн, город Янину в Романии со всеми землями вплоть до Арты, а также многими другими крепостями и городами в той округе, наказав беречь свою жизнь и особенно опасаться козней императрицы.

Так вот, тот, видя, что каждый из магнатов захватывает земли его брата, собрал небольшое войско из греков и албанцев и, поведя его в Зету, осадил крепость Скадар. Однако из этой затеи ничего не вышло: крепость эта была неприступна по своему природному положению и защищалась опытными воинами, да и никто из магнатов Зеты и Рашки, видя его слабость и незначительность, не пожелал к нему присоединиться. Посему он вернулся восвояси и вскоре [после этого] скончался, оставив после себя двух сыновей и дочь. Имена сыновей были Дука и Стефан, а дочери — Ангелина.

Дука, достигнув возраста, в котором можно управляться с оружием, во всех своих походах показал себя доблестным воином и, еще в большей степени, честным мужем. Хлапен (Clapeno), могущественный магнат из Греции, выдал за него свою дочь, однако, видя, что тот пользуется всеобщей любовью, стал подумывать о том, как избавиться от него. Он опасался, что [Дука], став государем Рашки (во что все верили), лишит его всех его владений.

Дука, узнав об этом, перестал доверять своему тестю, стараясь не попасть к нему в руки. Однако Хлапен (который был мужем хитрым) сумел обмануть его, использовав [для этой цели] несколько местных епископов и монахов. Передав через них клятву, что не причинит ему никакого вреда, Хлапен заманил его в Костур, где, вопреки данной клятве, приказал схватить его и, ослепив, отослать в ту область Влахии, лежащую против Морей и Эвбеи, где жил его брат Стефан. Последний, возмужав и став прекрасным юношей, взял в жены дочь Франциска, правителя Мистры (Messara) и многих других городов и селений, расположенных в пределах Романии за Эвбеей на побережье. Их сестра Ангелина выросла красавицей и вышла замуж за Фому, сына Прелюба (Prilup), деспота и правителя Янины и других соседних областей. Тот из ревности и по причине своего злого нрава обходился с ней дурно.

Некогда в одной из войн он захватил Иниго д'Авалоса (Inico di Daulo) и воспитал его при своем дворе, где последний и сошелся с Ангелиной, женой Фомы. Чтобы устранить все препятствия для удовлетворения своей страсти, Иниго, не без помощи со стороны самой Ангелины, убил Фому. Видя это, сын Фомы обратился [за помощью] к Турку. С его помощью он схватил Иниго и ослепил его. Однако, поскольку упомянутый сын не был еще способен к управлению, Ангелина по совету своих придворных вышла замуж за Исайю (Issai) из Навплии (Napoli di Romania), который в то время был правителем Кефаллонии.

Управляя своими и жениными землями с большой рассудительностью, он сумел удержать свою власть и при своей жизни ни разу не подвергался нападению со стороны турок, поскольку непрестанно посылал им подарки. Жалкий же император, при своей жизни позволивший магнатам захватить всю империю, некоторое время жил у короля Вукашина, давшего ему небольшую область «на кормление».

Пожив у него, он отправился затем к князю Лазарю, однако, получив и у него неласковый прием, опять вернулся к королю Вукашину. Наконец, видя, что с ним обращаются, как прежде, он решил искать убежища в Рагузе. Король Вукашин, предупрежденный об этом одним из слуг, нанес ему железной булавой удар по голове, от которого тот упал замертво. Завернув его тело в ковер, [Вукашин] похоронил его в селении Шареник (Scairenik) Скоплян- ской нахии (Stato di Scopie).

Жизнь этого государя может служить примером превратности судьбы: притворившись благосклонной, она вознесла его, юного, здорового и честного, на такую высоту, наделив, без малейшего усилия с его стороны, таким величием, что редкие государи могли поспорить с ним в богатстве, силе и чести; но затем, внезапно отбросив свою личину, низвергла его так низко, что без всякого чужеземного вмешательства, он, как нищий, был вынужден едва ли не просить Бога ради на пропитание и одежду у своих подданных. Пока он был жив, рагузинцы ежегодно посылали ему двести дукатов, держа слово, данное его предкам, когда те были живы, и на эти [средства] он и жил.

Мать его Елена после смерти мужа жила в большой досаде. Не желая видеть магнатов своего королевства, она жила среди монахов, уподобившись монахине, постоянно пребывая в скорби. Магнаты, видя, что исполнение их дел затягивается (поскольку в тех делах она была полномочна), пришли в великое негодование. Это и послужило главной причиной падения и уничтожения власти ее сына. Сострадая его лишениям и мучениям, она скончалась на грани отчаяния, влача монашескую жизнь в одном селении, три года спустя после смерти императора Уроша, своего сына. Произошло это в 1371 году.

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ДРЕВО ВУКАШИНА, КОРОЛЯ СЕРБИИ

ГЕРБ ВУКАШИНА, КОРОЛЯ СЕРБИИ

 

Итак, завершив рассказ о пресечении власти рода Неманичей в Рашке, перейдем теперь к повествованию о четырех магнатах, которые еще при жизни Уроша, последнего короля и императора из упомянутого рода, захватили власть в Рашке. Начнем мы с короля Вукашина и его брата Углеши. Родом он был из ливно (Hlieuno), и отца их звали Мрнява (Margnaua).

Поначалу отец их был бедным дворянином, но затем вместе со своими сыновьями был возвеличен императором Стефаном, который, прибыв однажды поздно вечером под Благай, не пожелал входить в крепость и был любезно принят им в своем доме. Император, видя его отменные манеры, призвал его вместе с женой, тремя сыновьями и двумя дочерями к своему двору. Имена сыновей были Вукашин, Углеша и Гойко.

Вышеупомянутые братья, то есть Byкашин и Углеша, превосходили всех остальных вельмож в военном искусстве, и особенно Углеша, который вел войну с городом Салоники. В результате упомянутый город вынужден был платить ему дань, и, если бы смерть не упредила его, он сделался бы его полным господином. Непрестанно воевал он и с турками, бывшими у пределов его владений, и всякий раз, вступая с ними в схватку, одерживал победу.

По этой причине турки утратили всю свою былую военную мощь и доблесть. Успехи упомянутых братьев вызвали недовольство у князя Лазаря и жупана Николы Алтомановича, первых после них вельмож Рашки. Посему, сговорившись между собой осадить ихиук- ротить их неумеренную гордыню, они отправились к императору Урошу и стали всеми силами склонять его против них. В конце концов, им удалось уговорить его заключить с ними союз против упомянутых братьев, пообещав, что все отнятое у них перейдет к императору Урошу, которому они постараются вернуть отцовское королевство.

Итак, собрав сильную рать, они пошли на короля Вукашина и Углешу. Те же, снарядив свою рать, встретили неприятеля на Косовом поле (Cossouopoglie). В начале сражения князь Лазарь со своим войском отступил и бежал. Никола Алтоманович, вступив в бой, был разбит, его войско было перебито, а сам он едва сумел спастись бегством. Император Урош с горсткой своих придворных попал в плен, остальные же [придворные] были перебиты, и в их числе протовестиар императора Стефана Душана Никола Буча (Bucchia), павший славной смертью, защищая своего господина.

После него остался сын Петр, от которого ведут свой род нобили рода Бучичей, живущие ныне в Рагузе, и три дочери, одна из которых по имени Бьоча (Biocia) вышла замуж за Марина Гу- четича, другая — за одного из Гундуличей, а третья — за Луку Бунича. Однако вернемся к нашему повествованию. Император Урош после своего поражения и пленения был уведен королем Вукашиным в Рашку, где и окончил свои дни описанным выше образом. В упомянутой войне не принял участие род Балшичей, поскольку Джурадж Балша (Balsi) был зятем короля Вукашина.

Пока указанные правители сражались между собой, Балша устраивал свои дела, захватывая земли, граничившие с его владениями. Другую свою дочь по имени Рушна (Rusna) король Вукашин выдал за Матвея, сына константинопольского императора Иоанна Кантакузина. Тот, ведя войну со своим зятем Иоанном Палеологом и желая упрочить императорскую власть и свое собственное положение, послал просить в жены своему сыну упомянутую Рушну, на что ее отец Вукашин дал немедленное согласие, отписав ей в приданое все земли, которыми владел в Албании. Упомянутый император вел войну с Палеологом на протяжении двадцати лет, и это послужило причиной того, что и венецианцы начали величайшую войну с генуэзцами.

Генуэзцы держали сторону Кантакузина, а венецианцы — Палеолога. [Во время этой войны] случилось так, что удача отвернулась от венецианцев, и они по причине гибели одного из своих военачальников потерпели поражение от генуэзцев, однако это не принесло радости Кантаку- зину, потерявшему [в этом сражении] своего сына Матвея. Последний оставил после себя сына по имени Георгий и двух дочерей, одна из которых по имени Елена стала императрицей Трапезунда, а другая по имени Ирина вышла замуж за деспота Сербии Джураджа. Таким образом, Ирина, как считает Иоганн Леунклавий, приходилась внучкой королю Вукашину.

Тот вместе со своим братом Углешей решил захватить владения князя Лазаря и Николы Алтомановича и полностью устранить их, чтобы они не препятствовали им в осуществлении задуманных ими планов. Однако на тот момент они не смогли ничего предпринять, поскольку граничившие с ними турки, воспользовавшись упомянутой войной, совершили разорительный набег на их земли и нанесли им большой ущерб. Посему они решили сначала отомстить туркам, а затем со всеми силами напасть на жупана Николу и князя Лазаря.

Собрав двадцатитысячное войско, они дошли в поисках турок вплоть до Фракии, большая часть которой была теми захвачена. Не встретив турок, они разграбили и сожгли их владения и повернули назад в Рашку, не соблюдая по пути никакого военного порядка. Укрывшиеся в горах турки, внимательно следившие за их перемещениями, видя это, отобрали три тысячи своих самых смелых воинов и, приблизившись к хвосту арьергарда неприятельского войска, где находилось войско Углеши, яростно атаковали их и разбили. Ааоник [Халкокондил] пишет, что Сулейман I, третий [правитель османов], напал ночью на войско короля Вукашина и его брата Углеши, которые в ту пору с другой частью войска находились неподалеку.

Посему те со своими силами немедленно ринулись на помощь своим, которые во весь опор бежали при виде турок, не держа строй, как требовал [воинский] долг, и вновь натыкались на неприятеля. Турки, издали завидев идущего неприятеля, поджидали его, соединившись вместе. В завязавшемся отчаянном бою в войске рашан сделалась немалая путаница, так как они не держали никакого строя и не знали, как и с кем им надлежит сражаться. Турки, пользуясь этим обстоятельством, стали усиливать свой натиск и, в конце концов, разбили и их, обратив в бегство. Король Вукашин и Углеша всеми силами пытались удержать своих от бегства, но, видя свое бессилие, и они, спасая собственную жизнь, бросились бежать.

Преследуемые турками, они достигли реки Гебр, ныне Марица. Чтобы не попасть в руки неприятеля, они вместе с конями бросились в реку. То же самое сделали и многие другие знатные мужи, и большая часть их вместе с Углешей и его братом Гойко, который командовал войском, утонула в упомянутой реке. Король Вукашин переплыл реку и, томимый нестерпимой жаждой, как был, не сходя с коня, стал пить из одного источника, забыв про осторожность.

Там его паж, Никола Хрсоевич (Harsoeuich), соблазнившись свисавшей у него с шеи цепью, убил его близ селения Караманли, где состоялось сражение рашан с турками, неподалеку от крепости Черномен во Фракии. Затем его тело было перенесено в церковь Святого Димитрия в Сушице, что в Рашке. Тела Углеши и Гойко найдены не были. Остальные вельможи, избежавшие смерти, попали в плен и были уведены в неволю. Случилось это 26 сентября 1371 года. Таков был конец короля Вукашина.

На протяжении всей своей жизни он был большим другом рагузинцев, за исключением того, что в 1369 году рассердился на них из-за императора Уроша, полагая, что рагузинцы подговорили его поднять против него оружие. Посему он собрал большое войско, чтобы пойти и наказать рагузинцев. Последние испробовали все пути и средства, чтобы смягчить его гнев, однако он упорствовал в своем намерении, пока к нему не прибыл рагузинский посол Влахо Вук Бобальевич (Biagio di Volzo Bobali), который провел при его дворе более месяца, дожидаясь приема.

Однако, в конце концов, используя свою известную рассудительность, он сумел добиться того, что король Вукашин, сраженный его выдающимися качествами, сказал в присутствии некоторых своих вельмож, что не следует причинять вреда стране, рождающей таких мужей, украшенных всеми достоинствами и добродетелями. Сделав все, о чем его просил упомянутый Бобальевич, он отпустил его, одарив его конем благороднейшей породы, двумя парами соколов и двумя парами борзых. Все эти подарки он передал, согласно обычаю рагузинских послов, своей Синьории, которая подарила соколов и коня одному знатному немцу, прибывшему из Святой земли.

Итак, возвращаясь к нашему повествованию, после смерти короля Вукашина могущество государей Рашки значительно уменьшилось, а могущество турков возросло, так как они, воодушевленные одержанной победой, стали беспрепятственно вторгаться во все области Рашки и опустошать их. Посему многие вельможи этого королевства, не найдя способа дать им отпор, заключили [с ними] мир и служили им в войнах, [которые те вели] против христиан.

К их числу относились Драгаш и Константин, сыновья Жарко Деяновича (Zarco Deanouich), и многие другие знатные мужи, бывшие прежде подданными короля Вукашина и его брата Углеши. Из последних Константин, как пишет Лаоник (II), превосходил всех в военном искусстве и считался одним из самых рассудительных мужей. Он напал на болгар и албанцев и отнял у них много городов. После смерти своего брата Драгаша он наследовал его власть и также был вынужден часто наведываться ко двору Турка.

После смерти короля Вукашина осталось четверо его сыновей: Марко, Иваниш, Андрияш и Митраш. Несмотря на то что они к большому удовольствию своих подданных стали управлять своим государством, враги не позволили им долго наслаждаться властью. Князь Лазарь отнял у них Приштину и Ново Брдо с множеством других соседних селений. С другой стороны Никола Алтоманович захватил все земли, которые граничили с его владениями.

Сыновья Балши, хотя и приходились им родственниками, отняли у них Призрен и множество других соседних областей. Да и турки не преминули овладеть большей частью их земель в Романии. По упомянутой причине братья, чтобы хоть что-то удержать в своей власти, сделались данниками турок, которым стали служить и в войнах. Иваниш, однако, не смог вынести длительного пребывания под их тиранией и ушел с горсткой своих подданных в Зету к сыновьям Балши, которые охотно приняли его, дав им столько земли, сколько тому было нужно на прокорм.

Другой его брат Марко, называемый некоторыми Кралевич, выступив с турецким султаном Баязидом I против влашского государя Мирчи. Вступив с ним в сражение под Кралево (Chraglieuo), городом в Валахии, он потерпел поражение и, укрывшись в роще, был сражен там стрелой, пронзившей ему горло, которую пустил один влах, принявший его за дикого зверя. Тело его было предано земле в монастыре Блачаны (Blaciani) близ Скопье.

Митраш также пал в бою с турками, не оставив после себя сыновей. От Андрияша, четвертого брата, родился Неделько Момчило (Dominico Monscilo), который был отцом Кои, государя Музакии, и Елены, жены Стефана Косачи, герцога Святого Саввы. Никого же больше из рода короля Вукашина не осталось.

Столь жалкий конец был уготован [королю Вукашину] и его братьям не без вмешательства Небесной Силы, не позволившей им наслаждаться властью над королевством, столь неправедно отнятым ими у своего господина, который из низов возвысил их до столь высокого и знатного положения.

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ДРЕВО НИКОЛЫ АЛТОМАНОВИЧА, КНЯЗЯ УЖИЦКОГО

 

ГЕРБ НИКОЛЫ АЛТОМАНОВИЧА

Теперь мы расскажем о судьбе Николы Алтомановича, еще одного из узурпаторов власти в Рашке. В начале нашего повествования следует узнать читателю, что во времена короля Уроша Слепого в числе прочих его вельмож был один по имени Войин (Voino). Он пользовался у короля большим авторитетом и получил от него в управление, более того, во владение, все Хумское княжество, со всех сторон граничившее с [владениями] рагузинцев, которым он на протяжении своей жизни под различными предлогами причинил немало вреда.

У Войина родилось трое сыновей: Фома (Тота), Войисав (Voisau), или Войслав (Voislau), и Алтоман. После смерти отца они поделили между собой Хумское княжество. Войславу досталась та область, что граничила с рагузинцами, с которыми он, пока был жил, вел непрерывную войну. Во время этой войны он разорил и предал огню всю их территорию, перебив немало их купцов, честно торговавших в его владениях. Делал он это, по его словам, по повелению короля, своего господина. Однако и рагузинцы иной раз воздавали ему [отмщение] в полной мере.

После его смерти его племянник Никола, сын Алтомана, скончавшегося еще при жизни Войислава, превосходя по части злодейства и деда и дядю, недовольный уделом, доставшимся при разделе его отцу, захватил силой удел своего дяди Войислава. Чтобы избежать в будущем связанных с этим споров или войн, он схватил Добровоя и Стефана, сыновей Войислава, вместе с их матерью и бросил их в темницу, где они после семи лет непрерывного заключения жалким образом окончили свою жизнь. Другие полагают (как было сказано ранее), что они вскоре были им отравлены, от Фомы же сыновей не осталось.

Этот Никола, будучи молод, отличался немалой доблестью и владел той областью Хума, которая была во владении его отца Алтомана при жизни императора Стефана. Затем, после смерти своего дяди, владения которого простирались от побережья Рагузы до Ужицы, он захватил (как мы сказали) и его земли, завоевав также некоторые другие области вплоть до пределов Срема, и господствовал вплоть до границ Боснии на Дрине. В войнах он был доблестен и стремителен, но отличался безрассудством и непостоянством в своих поступках, был вероломен и с легкостью начинал войны с соседними государями.

Посему, полагая, что нет в мире никого, кто мог бы сравниться с ним в доблести и могуществе, он принялся воевать и разорять пределы Боснии по Дрине, нанося большой ущерб боснийскому бану Твртко. Среди прочего, однажды он по наущению Санко (Senco), сына Милтена (Milteno), пришел в Хумскую землю, грабя и разоряя упомянутую область, напал в Бишче (Bisze) на округу подградья (lo Torno di podgradie) и захватил ее, а затем дошел до Лопорина (Loporin) и его сел. Упомянутый Санко был вельможей бана Твртко и владел всеми землями Хума от Приморья до Коньица (Chogniz) и Невесинья со всеми Влахиями.

Бан, видя это нападение, собрал против [Санко] войско и изгнал его, и тот отправился к Николе Алтомановичу, с которым ходил грабить Хумскую землю. Этот Никола (как было сказано выше) пошел войной и на Рагузу. В 1371 году, схватив несколько рагузинских купцов и нобилей, он стал пытать их, вырывая зубы, и, в конце концов, вынудил заплатить выкуп в четыре тысячи флоринов. В том же году он с большим войском пришел разорять Жупу (Вгепо), но между Требинье и Жупой натолкнулся на [войско, предводимое] Паско Мартинусичем (Pasqual di Martinusc). В завязавшемся там сражении он был разбит, потеряв немало своей знати.

Находясь у пределов Венгрии, он непрестанно разорял эти земли. И, чтобы не осталось ни одного злодейства, которое бы он не совершил, он задумал убить князя Лазаря и захватить его владения. С этой целью он послал ему приглашение приехать к нему на переговоры. Князь Лазарь, прекрасно осведомленный о его коварстве, не доверял ему.

Хотя между ними и не было открытой войны, тем не менее они ненавидели друг друга. Несмотря на это, они договорились встретиться в условленном месте и там переговорить. Князь Лазарь прибыл в сопровождении только пяти мужей, Никола — с таким же числом сопровождавших, причем никто из них не имел при себе оружия. Однако Никола, приехавший с единственной целью лишить жизни князя Лазаря, прежде, чем они съехались, приказал нескольким верным людям спрятать оружие под стволами деревьев, укрыв его снегом, бывшим в том месте.

После того как они сошлись и обсудили все дела, Никола выхватил спрятанное оружие, и один из его свиты нанес князю Лазарю удар в грудь. Удар был столь силен, что князь почти замертво свалился на землю. Рана, однако, оказалась не смертельной: клинок не проник внутрь, поскольку его острие наткнулось на золотой крест, который князь Лазарь носил на шее. Никола и его люди, полагая, что Лазарь без сомнения мертв, обратились, чтобы перебить его свиту.

Там были тогда убиты рашанские дворяне Михайло Давидович и Жарко Мркшича (Zarco Merescich). Поднялся большой шум, и паж, державший за уздцы коня Лазаря, подбежал к тому месту, где лежал его господин. Тот, увидев коня, немедля вскочил в седло и устремился в бегство. Этого не заметили ни Никола, ни его свита, поскольку, как было сказано, пребывая в уверенности, что он мертв, старались перебить остальных. Когда же они это заметили, то не осмелились его преследовать, поскольку войско князя Лазаря было поблизости и спешило ему на помощь.

Посему Никола был вынужден бежать, а князь Лазарь из-за раны провел немало дней в постели. Полностью исцелившись, он отправил посла к венгерскому королю Лайошу, прося отомстить за обиду, причиненную ему коварным Николой, обещая дать десять тысяч фунтов серебра (lire cTargento) и быть ему впредь покорным и верным слугой. Снесся он и с боснийским баном Твртко, который был врагом Николы, прося его о помощи в этом походе.

Венгерский король немедленно послал ему тысячу всадников, вооруженных пикой (lanze), под предводительством Николы Горянского (Nicolo di Gara), бывшего в ту пору баном Срема, а бан Твртко прибыл сам со своим войском. Итак, объединенными силами они с князем Лазарем вторглись в земли Николы и предали все огню и мечу.

Никола, видя, что силы неравны и сопротивление невозможно, стал отходить к Приморью. Сначала он подошел к крепости Клобук, отданной им некогда под охрану нескольким дворянам, носившим имя Зорки (Sorche), которым он оказал немало милостей, однако внутрь крепости его не пустили. Видя такое предательство, он отправился в Требинье и Конавли. Не встретив и там радушного приема, он некоторое время пребывал в раздумье, не зная, где искать спасения.

В Рагузу он идти не хотел, так как после развязанной им жестокой войны с ним не доверял упомянутому городу, хотя в ту пору и находился с ним в мире. Решив вернуться назад, он укрылся в своем замке Ужица. Князь Лазарь, узнав об этом, немедленно прибыл туда со всем войском и осадил замок. После нескольких приступов с применением различных приемов, а особенно огня, осажденные, не в силах более сопротивляться, сдались.

Так злокозненный Никола со всем своим добром попал в плен и был брошен в темницу. Охранять его было поручено нескольким дворянам из числа его заклятых врагов, главным из которых был Стефан Мусич (Molssich). Получив тайное дозволение от князя Лазаря, тот выколол ему глаза. Так, ослепленный, он прожил некоторое время в одном монастыре, а затем, переходя из одного места в другое, достиг, в конце концов, Зеты, прося у сыновей Балши не дать ему умереть с голоду.

Там в 1374 году он и окончил свои дни. Так Никола Алтоманович, который никогда ни с кем не желал жить в мире и дружбе, был наказан за свое злодейство. Из земель и областей, которыми он владел, каждый из союзников взял себе те, что граничили с их пределами, за исключением Требинье, Конавли и Драчевицы, которые были заняты сыновьями Балши, хотя они и не принимали участие в упомянутой войне.

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ДРЕВО БАЛШИ, ГОСУДАРЯ ЗЕТЫ

Герб Балшей

Балша, о котором теперь пойдет рассказ, был довольно бедным зетским дворянином и при императоре Стефане владел только одним селением. Однако после смерти упомянутого императора, когда сын последнего Урош явил свою бездарность в качестве правителя, он в союзе с некоторыми своими друзьями и сыновьями Страцимиром, Джураджем и Балшой начал захват Нижней Зеты.

Среди упомянутых сыновей Страцимир превосходил всех в добродетели и приверженности вере, Джурадж был мудр, весьма осмотрителен и искушен в военном искусстве, Балша был добродушен и славился как доблестный всадник, но не отличался большой рассудительностью. Сначала их отец овладел крепостью Скадар, которая была сдана ему теми, кому была поручена ее охрана, а затем захватил всю Зету вплоть до Котора. Затем, развернув свою рать, он пошел походом на Верхнюю Зету, которой владел Джурадж Илич (Giurasc Illijch) со своими родственниками.

Джурадж был убит сыновьями Балши, одни из его родственников были схвачены, другие покинули страну. Так сыновья Балши овладели и Верхней Зетой. Подобным же образом расправились они и с Дукаджинами (Ducagini), имевших немало имений в Зете: одних перебили, других — бросили в темницу. Захватывая эти и другие земли, они в большей степени полагались на хитрость и обман, нежели на силу оружия. С королем Вукашиным они жили в мире, поскольку Джурадж был женат на его дочери Милице.

После смерти короля Вукашина он отпустил ее, чтобы жениться на Феодоре, женщине мудрой и красивой, вдове Жарко Мркшича и сестре Драгаша и Константина Деяновичей. В ту пору в Зете объявился человек по имени Никола Цапина, муж весьма низкого звания, бывший в молодости слугой у неких рагузинцев. Ходили слухи, что он был сыном бедняка из Зеты и в течение некоторого времени там и пробавлялся.

Будучи хитрым и ловким, он стал выдавать себя за Шишмана, сына болгарского царя Михаила, павшего в бою (как было сказано ранее) от руки рашан, [тот самый], который после смерти своего отца остался в возрасте трех лет на руках у своей матери. По некоторым признакам, которые он называл, одни ему верили, другие отказывались себя убедить.

Собрав несколько сторонников, он в качестве наемника отправился в Неаполитанское королевство, которым тогда правил король Роберт, или, как считают другие, Людовик, бывший прежде правителем Тарента. Как пишет Шипионе Аммирато, после того как королева Неаполя Иоанна I умертвила своего мужа Андрея (Andreaso), она вышла замуж за упомянутого Людовика, прекрасного юношу, сына Филиппа, брата Роберта, бывшего в ту пору правителем Тарента. Объявив себя болгарским царем, Цапина встретил радушный прием у упомянутого короля.

Выполнив немало его поручений, касающихся, в частности, поимки неких бунтовщиков, он завоевал расположение короля, который дал ему в жены свою вдовствующую сестру, рожденную его отцом вне брака. Она была матерью албанского магната Карла Тобии (Tobia), которого называют также Карл Токия (Tochia), Тозия (Tosia) или Топия (Topia). Как пишет Марин Барлеций, [Карл] родился в Беневенте.

Посланный неаполитанским королем в [поход на] Грецию, он сначала подчинил острова Архипелага упомянутому королю, а затем сам стал владеть ими. Как пишет Лаоник, однажды во время охоты он схватил Музакия (Musachio), то есть Исакия (Isaco), и убил его. Он захватил также Акарнанию, Арту (Larta), Этолию, Ахелойскую область (il paese d'Achelo) с Элидой, и основал Крою (Croia). Вернемся, однако, к нашему рассказу.

Людовик, видя великую доблесть Цапины, послал его в Сицилию, где он наилучшим образом справился со всеми поручениями короля, за что король, пока был жив, любил и чтил его, удостоив положения, равного самому королю. Однако после смерти короля Людовика Цапина, наживший себе в королевстве немало врагов, с небольшим отрядом солдат покинул его.

Прибыв в Драч, он был радушно принят местными жителями, так как обещал им покорить их власти Зету и Албанию, которыми в ту пору владели сыновья Балши. Последние, узнав об этом, подступили с большим войском к Драчу и осадили его. Цапина вышел со своим отрядом и вступил в бой. Несмотря на проявленную доблесть и то, что один из его солдат, не признав Джураджа Балшича, сбросил его с коня, он, ввиду превосходства неприятельских сил (поскольку против одного сражалось двадцать), был вынужден отступить со своим отрядом под стены города.

Однако те, что были внутри, видя такое развитие событий, заперли ворота и, пропустив одного Цапину, не позволили никому войти в город. Посему многие попали в руки неприятеля, остальные же были перебиты. Цапина пришел от этого в немалое негодование и покинул Драч. Бродя в качестве наемника по всему свету в поисках удачи, он, в конце концов, оказался в Болгарии. Тут он снова стал выдавать себя за Шишмана, сына царя Михаила, и с помощью турок и болгар принялся захватывать земли и города упомянутого царства. Видя это, Шишман, сын Александра, правивший в ту пору Болгарией, стал изыскивать средство от него избавиться.

Когда ему донесли, что тот жил с одной красавицей–болгаркой по имени Дунава, он, наобещав ей золотые горы, сумел устроить так, что та отравила его. Таков был конец несчастного Цапины. Случилось это в 1373 году, и в то же самое время скончался старший сын Балши Страцимир, оставив после себя малолетнего сына по имени Джурадж.

После этого прибыл в Апулию один из членов наваррского королевского дома по имени Алоизий (Aluisi), весьма опытный и искушенный в военном деле правитель. Женившись на герцогине королевской крови, он решил лично отправиться в вышеупомянутый город [Драч], чтобы оттуда завоевать не только Зету и Албанию, которые, по его словам, принадлежали его жене, но и, если удастся, всю Рашку.

Отправив перед собой в Драч шестьсот отважных воинов, приведенных им из Гаскони, он, не успев покинуть Апулию, был сражен тяжелой болезнью и скончался. Оказавшиеся в Драче воины, оставшись без начальника, стали ежедневно тревожить Карла Тобию и других албанских правителей, и никто не мог с ними совладать, поскольку сотня таких воинов стоила тысячу албанцев или зетчан. Джурадж Балшич, видя это, привел против них к Драчу отборных воинов из Зеты и Албании, надеясь одержать над ними верх, но и у него ничего не вышло: ни в одной из многочисленных стычек с ними он ни разу не вышел победителем.

Тогда Джурадж, видя их доблесть и понимая, что, если от них не избавиться, то все его владения в упомянутых краях подвергнутся опасности, решил прекратить попытки одолеть их силой и попытался с помощью денег уговорить их покинуть Драч. Когда он предложил им шесть тысяч флоринов, они тут же согласились и, сев на корабли, отбыли в сторону Романии, где захватили несколько городов и областей и в течение длительного времени ими владели. После смерти короля Вукашина (как было сказано) братья Джурадж и Балша захватили часть его владений.

Не довольствуясь этим, они пошли войной на Влахо Матаранго (Biagio Matarango), правителя Музакии. Не сумев одолеть его силой оружия, они заключили с ним мир и стали делать вид, что дорожат его дружбой. Пригласив его однажды под [ложной] клятвой, они бросили его в темницу вместе с его малолетним сыном и держали там до самой его смерти. Сын его провел в темнице семнадцать лет и был освобожден после смерти Балши. Итак, схватив описанным образом Матаранго (Matarando), Балшичи овладели практически всей частью Албании, которая простирается до Валоны и, сверх того, захватили в Романии Канину и Белград.

Они завладели бы и той областью, лежащей против Драча, которой владел Карл Тобия, если бы не чтили свою сестру Каталину, бывшую женой упомянутого Карла. Хотя войн с последним они и не вели, но тем не менее приязни к нему не испытывали, чередуя [в отношениях с ним] дружбу и вражду. Так они жили, пока Карл, принеся [ложную] клятву, не схватил Джураджа и не бросил его в темницу. После этого они стали вести переговоры о вечном мире, после заключения которого Джурадж был освобожден при условии, что будет впредь жить в дружбе с упомянутым Карлом.

Для заключения этого мира Карл тайно снесся с рагузинцами, прося их выступить в качестве посредников. С этой целью в 1376 году из Рагузы был отправлен посол Матвей Будачич (di Bodaza), который их и примирил. После этого они до самой своей смерти жили в дружбе и часто лично навещали друг друга, не имея никаких подозрений и доверяя друг другу так, как если бы были сыновьями одной матери.

После смерти короля Вукашина его сын Марко владел Костуром, Ох- ридом и Аргосом (Argo) в Морее. Он жил в согласии с турками, постоянно оказывая им почести и даря подарки. Разгневанный этим Балша Балшич пошел с войском на Костур, чтобы отнять его у него. В это время в городе находилась жена Марко Елена, дочь Хлапена, первого вельможи Греции. Поскольку та частенько изменяла ему с другими, Марко презирал ее. Посему Балша, решив действовать обманом, стал предлагать ей сдать город, поскольку хочет жениться на ней и отпустить свою первую жену, дочь белградского деспота.

Та согласилась и, впустив его со всем войском, отдала ему власть над городом. Марко, узнав об этом, немедленно подступил к Костуру с большим войском из турок и своих подданных и осадил его, но не смог овладеть им силой. Извещенный об этом Джурадж, брат Балши, собрал всех, кого мог, и двинулся к Костуру на помощь брату. Марко, видя, что с теми малыми силами, которыми он в ту пору располагал, ему с ними не справиться, снял осаду и удалился. Так Балша был освобожден и отправился с новой женой в Зету. Там, не в силах терпеть ее распутную жизнь, он сначала заключил ее в темницу, а затем с большим позором отпустил.

Владения Балшичей граничили с городом Котором, и им очень хотелось завладеть им. Не имея возможности захватить город, который был хорошо укреплен и находился под надежной охраной, они, чтобы вынудить его покориться и сделаться их данником, ежедневно разоряли его территорию, всячески истязая его жителям, попадавших к ним в руки.

Однако цели своей они достичь не могли, поскольку которцы, которые и прежде проявляли немалое мужество в самых опасных обстоятельствах, решили вытерпеть любые лишения, но не покориться их власти или признать над собой их главенство. Посему они постоянно находились в состоянии войны, и, даже если о чем-то договаривались, то вскоре нарушали все договоры и еще больше усугубляли свои отношения.

Так вот, когда между ними царила упомянутая вражда, случилось так, что все владения Николы Алтомановича (как было сказано) были захвачены его врагами. Три области из этих владений, а именно Требинье, Конав- ли и Драчевица, граничившие с владениями Балшичей, были заняты ими. При этом они затаили обиду на боснийского бана Твртко, захватившего все остальные области, которыми прежде владел Никола.

Поскольку все упомянутые области зависели от Рашки, они утверждали, что, будучи вельможами этого королевства и родственниками королей, которые владели им, имеют на них больше прав, чем Твртко, не имеющий к упомянутому королевству никакого отношения. Твртко же отвечал, что эти области и все королевство принадлежит ему, поскольку он является потомком упомянутых королей по женской линии. Не сумев договориться, они условились о встрече в безопасном месте в сопровождении небольшой свиты, чтобы уладить разногласия и не вступать в войну.

Избрав [местом для переговоров] Рагузу, они решили принять решения по всем разногласиям перед лицом тамошнего сената. Джурадж Балшич, зная, что встреча должна состояться на расположенном против Рагузы острове Локрум (Lacroma), решил схватить бана Твртко и, садясь на галеру под Улцинем, спрятал в ней несколько вооруженных людей. Однако его намерение не осуществилось, так как сенат Рагузы, то ли предупрежденный об этом, то ли из опасения чего-либо подобного, приказал хорошо вооружить галеру, на которой Твртко должен был отправиться к упомянутому острову.

В монастыре упомянутого острова в присутствии множества рагузинских нобилей они провели переговоры. Не сумев в силу указанных выше причин прийти к согласию, каждый из них вернулся восвояси. Вскоре после этого Требинье, Конавли и Драчевица отложились от Балшичей и перешли под власть бана Твртко. Тот, видя, что род Неманичей в Рашке пресекся и что королевство принадлежит ему, принял титул короля Рашки, о чем будет более подробно рассказано далее, когда пойдет речь о правителях Боснии.

Балшичи, узнав об этом восстании, собрали десятитысячное войско и с Карлом Тобия прошли через Оногошт вплоть до Невесинья, предавая все владения Твртко огню и мечу, а затем, нагруженные добычей, вернулись в Зету. Через три месяца после этого, 13 января 1379 года, в Скадаре скончался Джурадж Балшич, и с его смертью наступила пора великого упадка для Зеты, границами которой в древности служили отроги великих Альп.

После смерти Страцимира и Джураджа власть перешла к их младшему брату Балше. Он не отличался большой мудростью, но, благодаря своей доблести и авторитету своих братьев, смог некоторое время продержаться у власти, пребывая то в Зете, то в Белграде в Романии. В то время королевство Апулии изнывало от нашествия французского герцога Анжуйского. Когда упомянутый герцог скончался в Бари, а король Карл был убит в Венгрии, Балша захватил Драч с его крепостями. В это время большое турецкое войско подошло к Белграду в Романии и разорило часть его владений.

Балша, узнав об этом, не дожидаясь сбора большого войска, с тысячью конницы выступил из Драча и пошел на турок. Зетский отряд значительно уступал по численности силам турок, посему его вельможи стали отговаривать Балшу от сражения с турками, пока не будет собрано достаточно сил. Однако он в силу своей отчаянной смелости, не пожелав внять мудрому совету и оценить нависшую над ним опасность, решил атаковать неприятеля. В битве на реке Воюше в области под названием Грекот (Grecot) на Поповом поле, находящемся в упомянутой области, он был разбит турками и нашел там свою смерть.

В этом бою его воины проявили великую доблесть, сдерживая в течение длительного времени натиск врага, численность которого достигала пяти тысяч, и нанося ему немалые потери. Однако и воинов Балши полегло немало, некоторые же попали в плен. Среди прочих был убит его воевода Джурадж Крвавчич (Giurag Cheruaucich), доблестный воин, и сын короля Вукашина Иваниш. У Балши турки отрубили голову и поднесли ее турку Хайретдину (Chariatino), который от имени турецкого султана Мурада владел землями Македонии и Романии.

Произошло это в 1383 году. Упомянутого Балшу вместе с его братом Страцимиром рагузинцы за многие полученные от них милости приняли в число своих нобилей, и из Рагузы был послан Марин Цриевич, чтобы объявить им об этом и поздравить. Жена Балши по имени Канина, которая находилась в Белграде, после гибели своего мужа примирилась с турками, постоянно посылая им подарки. По причине смерти Балши был освобожден из заключения в крепости Драча Джурадж, сын Страцимира, попавший туда за непослушание, проявленное им в Зете, а также из опасения, что, оказавшись на свободе, он по причине своего буйного нрава и отчаянной смелости попытается захватить власть над Зетой.

Отправившись в Зету, он был принят в качестве правителя, хотя некоторые из [вельмож] Верхней Зеты и Црноевичи не присягнули ему в покорности, делая вид, что признают над собой власть лишь боснийского короля Твртко. Джурадж оставил тогда это без внимания. Узнав, однако, что зетские нобили Никола и Андрей Сакаты (Sachet), мужи мудрые и осмотрительные, задумали лишить его власти, он, вступив в сделку с Дукаджинами, по совету последних приказал схватил их и ослепить.

Вскоре после этого начались раздоры между ним и Дукаджинами, из страха перед которыми он женился на дочери рашанского князя Лазаря Деспине, бывшей прежде женой молдавского государя Шишмана, что укрепило его могущество. Однако и этого оказалось недостаточно, чтобы дать отпор туркам. Пять тысяч турок, разорив всю Албанию и Музакию вплоть до Драча, совершили опустошительный набег на Зету и территории Будвы, Бара, Скадара, а некоторые из них достигли Острога у пределов Оногошта (Angasto) в Верхней Зете. Там [турками] было захвачено великое множество албанцев и славян обоего пола, которые были уведены в плен; тех же, кого не смогли увести, они жестоко умертвили, и никто не посмел дать им отпор.

Более того, сам Джурадж, спасаясь от их неистовства и понимая, что силы неравны, поставил в своих крепостях гарнизоны и, снабдив их всем необходимым [для обороны], бежал в Улцинь. Отправляя оттуда одно за другим посольства с множеством подарков, он сумел смягчить турок и заключил с ними мир. Это произошло в 1386 году. Вскоре после этого Джурадж скончался.

После его смерти Зетой правил его сын Балша, поскольку его [Балши] братья Гойко и Иваниш умерли еще при жизни своего отца. Этот Балша год спустя захватил Скадар, но без цитадели, и занял все земли Зеты, за исключением упомянутой цитадели, оставшейся во власти венецианцев, которым его отец уступил упомянутый Скадар и часть его округи. [Сделал он это потому], что не мог больше сдерживать натиск турок, с которыми венецианцы сражались неоднократно, всякий раз выходя победителями.

Итак, когда Балша упомянутым образом захватил Зету, Синьория Венеции отправила туда несколько галер под командой Марино Каравелло, который при помощи подкупа и щедрых посулов сумел устроить дела в пользу венецианцев так, что в один из дней Балша со своей матерью едва успели бежать из Зеты. Так венецианцы овладели всей Нижней Зетой со всеми ее городами. Позднее, в 1413 году, Балша вернул себе большую часть Зеты, которую удерживали венецианцы.

Причиной этого послужила неосмотрительность их военачальника, которого они держали в Скадаре, по имени Бенедетто Контарини, мужа безрассудного, который казнил несколько зетчан без всякой вины с их стороны. Тем не менее Синьория Венеции заключила договор с Балшой, вернув ему все те земли, которыми прежде владел его отец. Однако в марте 1419 года Балша, подстрекаемый своим родственником Стефано Марамонте из Апулии, который позднее стал государем Черногории и от которого пошел род Црноевичей, вновь подступил с войском к Скадару.

Однако не смог ничего добиться, за исключением того, что ограбил несколько рагузинских купцов, возвращавшихся из Рашки, что и после этого делал всякий раз, когда ему попадался какой-нибудь рагузинец. Венецианцы непрерывными войнами до такой степени измотали его военные и душевные силы, что в 1421 году он заключил с ними перемирие. Покинув Зету, он отправился в Рашку к своему дяде деспоту, оставив вместо себя вышеупомянутого Стефано Марамонте. Однако еще до отъезда из Зеты он подхватил лихорадку и по прибытии в Рашку в апреле упомянутого года скончался.

Стефано Марамонте, узнав о его смерти, немедленно переселился в Апулию. Воспользовавшись этим, венецианцы незамедлительно захватили всю Зету, однако у них в руках она находилась недолго. В том же году, когда скончался Балша, деспот Стефан, сын князя Лазаря, вторгся с большим войском в Зету и тут же отвоевал ее со всеми ее землями. У венецианцев остался лишь Скадар без его округи, а также Улцинь с Будвой. Однако и он, в конце концов, заключил с венецианцами перемирие, по истечении срока которого в конце 1422 года война между ними возобновилась.

Посему деспот Стефан послал в Зету войско под началом воеводы Мазарака, который прежде довел до крайности жителей Скадара. Однако венецианцы смогли преодолеть эти затруднения при помощи денег: подкупив кое- кого в Зете и Рашке, они устроили так, что в декабре упомянутое войско деспота Стефана было разбито и стремглав бежало домой по причине восстания большинства паштровичей (Pastrouicchi) и памалиотов (parmalioti).

Затем в мае следующего года Джурадж отправился со своим войском и войском своего дяди деспота в Зету и стал лагерем между Скадаром и [монастырем] Св. Сергия. Венецианцы, послав несколько своих галер, высадили войско в Зете. Возведя укрепления, упомянутое войско расположилось под [монастырем] Св. Сергия и пребывало там некоторое время, ничего не предпринимая. Видя это, сенат Венеции решил заключить мир с деспотом и его племянником Джураджем, хотя паштровичи, благоволившие венецианцам, попытались этому помешать.

14

 

 

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Информация о книгах размещена только с ознакомительной целью. Права на частное или коммерческое использование принадлежат авторам и организациям правообладателям. После ознакомления с книгой, скачанной с сайта, Вам необходимо удалить её с компьютера.

 

«Поделиться этой информацией с друзьями»

Данные кнопки помогают Вам быстро делиться интересными страницами в своих социальных сетяхи блогах. А также печатать, отправлять письмом и добавлять в закладки.

 
# ВКонтакте # Одноклассники # Facebook # Twitter # Google+ # Мой Мир@Mail.Ru # Отправить на email # Blogger # LiveJournal # МойКруг # В Кругу Друзей # Добавить в закладки # Google закладки # Яндекс.Закладки # Печатать #

 

 

 

 

На главную
Статьи
 
 
Рейтинг@Mail.ru  
 
Яндекс.Метрика  
 
 
   
Copyright © Твой Храм. Все материалы расположенные на этом сайте предназначены для ознакомления.