<<<Перейти к описанию  
 

Славянское Царство, Мавро Орбини. 2010г.

Историография.

12

ПРОДОЛЖЕНИЕ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОЙ ИСТОРИИ КОРОЛЕЙ ДАЛМАЦИИ.

 

В первой части повествуется о начале, расцвете и конце королевского рода Неманичей, правившего Рашкой и Сербией.

Во второй части следует жизнеописание четырех магнатов Рашки, которые после смерти Уроша, последнего короля из рода Неманичей, тиранически захватили власть в Рашке.

В заключение излагается история Боснии, Хума, Хорватии и Болгарии.

Написано доном Мавро Орбини.

Князь Радослав, видя, что Деса набирает силу, стремясь всеми способами присвоить себе его владения, послал в Рагузу Давида Ренезио, бывшего в ту пору правителем Будвы, с просьбой к Синьории оказать содействие в доставке ему войска из Италии; а к которцам — закаленного в войнах Микеле Ренезио, убеждая их не нарушать старинную верность, которую они всегда хранили его предкам, и не доверять пустым посулам Десы и его сторонников. Последние напали на упомянутого Давида, возвращавшегося из Рагузы, близ Ризана, и он, воздав достойное отмщение за свою жизнь, пал смертью храбрых.

Преисполненный гордыни Деса правил Хумом вплоть до Котора и Верхней Зетой, именуя себя баном, или воеводой (Duca). Он был государем упомянутых земель в течение всей своей жизни, и князю Радославу с его братьями ни разу не удалось восстановить там свою власть. Упомянутый воевода Деса был приверженцем римской католической веры и несомненно принял бы ее, если бы не боялся оказаться лишенным власти своими славянскими магнатами.

Посему именно он был первым, кто в 1151 году даровал относящийся к Хуму остров Млет со всеми его угодьями, доходами и жителями трем монахам: Марину, Симеону и Иоанну, как явствует из одной привилегии, которая долгое время хранилась в церкви Св. Михаила, служившей первоначальным местом жительства монахов упомянутого острова. Позднее с помощью правителя Хума и Рашки и пожертвований рагузинцев на озере упомянутого острова была возведена церковь Святой Марии и монастырь для жительства монахов, которые существуют и поныне.

За это Господь вознаградил Десу и его род-семь поколений его потомков, не прерываясь, были правителями и королями Рашки вплоть до императора Уроша, который, принадлежа к восьмому поколению, потерял власть и умер, не оставив после себя сыновей. У воеводы Десы было три сына: Мирослав, Неманя и Константин, которые были мужами рассудительными и отважными. После своей кончины он был похоронен в Требинье в церкви Святого Петра на [Петровом] поле, и упомянутыми областями стали править его вышеупомянутые сыновья.

Будучи (как было сказано) мужами большой отваги, они стали домогаться власти над Рашкой и Нижней Зетой. Собрав при поддержке бана Боснии, приходившегося тестем Немане, сильное войско, они пошли в Зету на князя Радослава, сына короля Драгини, который совместно со своим братом Иваном (Iuanisc) владел упомянутой областью. Радослав, понимая, что не в силах дать отпор такому большому войску, сел на корабль в Улцине и бежал в Рагузу. Так Мирослав, Неманя и Константин овладели Зетой со всеми ее городами, за исключением Котора, сохранившего верность князю Радославу.

Мирослав и его братья отправили посольство к рагузинцам, прося их выдать укрывшихся в Рагузе Радослава и его брата Ивана. Рагузинцы, верные свободе своей Республики, употребив всю вежливость, на которую были способны, отказали в их просьбе. Тогда к рагузинцам было отправлено второе посольство с угрозами. Те ответили, что желают жить в мире со всеми, но без ущерба для чести и свободы их Республики, для спасения которой они готовы пожертвовать своими жизнями, не говоря обо всем ином.

Получив такой ответ, упомянутые братья на следующий год, собрав сильное войско, вторглись в Конавли, чтобы наказать рагузинцев. Те, заранее предупрежденные об этом, также снарядили сильное войско, призвав немало воинов из Драча и Котора — городов, которые в ту пору сохраняли преданность князю Радославу, и особенно Котор, приславший двести воинов под началом Джураджа Бизанти и Марина Дра- жича (Drago). Упомянутые воины были переправлены в Старую Рагузу на рагузинских галерах.

Остальная часть [рагузинского] войска под началом Николы Бобальевича отправилась в Конавли по суше. Там уже стояли лагерем три тысячи воинов Мирослава, которые, поджидая остальных, чтобы вместе с ними двинуться на осаду Рагузы, делали вид, что пришли туда для того, чтобы не позволить рагузинцам вторгнуться во владения Мирослава. Посему сенат Рагузы приказал Бобальевичу как можно скорее вступить в бой с Радивоем Опорчичем (Radiuoi Opporcich), полководцем упомянутого войска Мирослава. Рагузинцы, сделав вид, что бегут из Конавли, вынудили его покинуть укрепления и устремиться за ними в погоню.

Достигнув выгодного места, рагузинцы развернулись на неприятеля и, обратив его в бегство, заставили убраться восвояси. По этой причине вышеупомянутые сыновья Десы в течение длительного времени остерегались нападать на рагузинцев, питая к ним тем не менее лютую ненависть. Радослав и Иван, видя эту вражду, покинули Рагузу и отправились в Драч. Император приказал не давать им никаких земель.

В это время Неманя с братьями, захватив Зету, собрали войско и пошли на Рашку. Правивший в Рашке Владимир, второй брат Радослава, повел рашан против Немани и его братьев. В сражении под Приштиной (Pristina) Владимир был разбит и бежал в Болгарию, Неманя же с братьями захватил Рашку. С того времени в честь победы, одержанной под Приштиной, упомянутый город сделался королевской резиденцией и местом коронования королей Рашки. Неманя принял тогда титул великого жупана и стал править Рашкой вместе с Верхней и Нижней Зетой.

Мирослав и Константин стали, как прежде, править Хумом, живя во взаимной любви и покорности своему брату Немане. В августе 1177 года Неманя с войском пришел в Жупу (Breno), где уничтожил и вырубил все деревья и виноградники. Причиной его действий была ненависть к рагузинцам, хотя он и делал вид, что совершить это его побудили разногласия между архиепископом Рагузы венецианцем Трибунием (Tribunio Veneto) и его суффраганом епископом Котора, который был подвергнут отлучению упомянутым архиепископом за неповиновение.

Архиепископ, видя упорство своего суффрагана, подал на него жалобу папе Александру III, находившемуся тогда в Беневенто, упомянутый же епископ Котора обратился за помощью к Немане. Тот пошел войной на рагузинцев и вывел из подчинения архиепископу Рагузы всех его суффраганов, которые находились в его владениях, а именно епископов Будвы, Котора, Улциня, Свача, Скадара, Драча, Дривоста, Медона (Medon), Sorbium'a (Sorbia), Posonium'a (Bosna), Требинье и Хума (Zachulnia).

Все они прежде были суффраганами диоклейского архиепископа Иоанна. После разрушения Диоклеи болгарами и избрания упомянутого Иоанна главой Рагузинской церкви, последней были подчинены и все упомянутые церкви, как явствует из одной буллы (Breve) папы Александра II, присланной в 1067 году Виталию, второму архиепископу Рагузы, и позднее в 1141 году подтвержденной [по просьбе] архиепископа Рагузы Андрея Лукаревича (Luchese).

В то время епископом Будвы был Сильвестр (Siliuestro), Котора — Никифор (Nikoforo), Улциня (Dolcigno) — Иоанн, Свача — Василий, Скадара — Георгий, Драча — Григорий, Дривоста — Петр, Призрена (Poleto) — Феодор, Sorbium'a (Sorbia) — Кирилл, Posonium'a (Bosna) — Владислав, Требинье — Константин и Хума (Zachulnia) — Симеон. Всех [перечисленных епископов], как было сказано, Неманя вывел из подчинения архиепископу Рагузы. Через семь лет после этого рагузинцы под началом Михайло Бобальевича, разбившего прежде в Требинье боснийского бана Борича (Barich), одержали победу в морском сражении в Полицкой (Poglize) бухте в Албании, называемой ныне Рагузинской бухтой, над братом Немани Мирославом.

Помимо немалого числа сожженных кораблей, [в упомянутом сражении рагузинцы] захватили у него три галеры, два галеона и семь сагиттий (saettie). На следующий год Мирослав с тридцатью тысячами конницы пришел под Рагузу и начал осаждать город с помощью неких [осадных] орудий. После непрерывной восьмидневной осады, ничего не добившись, он сжег упомянутые орудия и убрался восвояси. Вскоре после этого Константин пошел с войском на остров Корчула, который относился к его княжеству Хум, но отказывался подчиняться. Переправив свое войско на лодках из Коношевицы (Conosceuiza) на остров, он принялся грабить и опустошать его. Жители Корчулы, собравшись вместе, отбили у него лодки.

Потеряв возможность вернуться на материк, он оказался на острове как в плену и вынужден был заключить мирный договор, по которому жители Корчулы отпускали Константина со всем его войском домой, а он и его братья Мирослав и Неманя предоставляли упомянутому острову свободу и выводили его из подчинения правителям Хума. С тех пор жители Корчулы стали свободными, и ни один правитель их больше не беспокоил.

Вскоре после этого Константин скончался, не оставив после себя сыновей. Не многим больше пережил его брат Мирослав, после смерти которого остался его единственный сын десяти лет по имени Андрей (Andrea). После кончины двух упомянутых братьев хумская знать восстала и избрала своим правителем уроженца Хума князя Петра, рассудительного и доблестного мужа. Став правителем, тот отпустил жену Мирослава и его сына, и они отправились в Рашку к Немане, дяде упомянутого Андрея.

Неманя в ту пору был занят войнами у пределов Рашки и Болгарии с вышеупомянутым Владимиром и греками из-за князя Радослава и его брата Ивана и в силу этого не мог заниматься хумскими делами, тем более что император, которым был [тогда] Исаак Ангел, взял князя Радослава и его братьев под особое покровительство. Это привело к тому, что в 1190 году император, как пишет Никита Хониат, сразился с Неманей на реке Ибар (Ciabro), называемой ныне Морава.

По причине вовлеченности Немани в упомянутые войны князь Петр, пока был жив Неманя, беспрепятственно владел Хумским княжеством, не признавая над собой никакого другого государя. Его владения простирались от реки Цетины до Которской бухты. Он не раз начинал войны и сражался с боснийскими ба- нами и хорватскими государями, проявив себя в этих войнах с самой лучшей стороны, так как отличался редкой рассудительностью и военным умением.

Неманя, став благодаря завоеванию Рашки и других областей вплоть до Дуная, Савы и Босны (как было сказано) великим жупаном (gran Signore), своими неизменными победами над противником заслужил себе всеобщее уважение и славу великого полководца. За это, а также за свою рассудительность и щедрость, он пользовался у всех почетом и любовью.

Так как в этом труде мне еще не раз придется упомянуть о Немане, будет нелишне рассказать о его происхождении и его предках, чтобы показать, как Господь по одному ему ведомым причинам зачастую возносит людей низкого звания до самого высокого достоинства и почета.

Итак, следует знать, что жил некогда в Хумском княжестве в Лукской жупании (contrada di Luca) поп греческого обряда по имени Стефан. Как принято у этих попов, он женился на одной местной уроженке, которая, помимо прочих детей, родила ему сына по имени Любомир (Gliubimir). Возмужав, тот благодаря своей рассудительности и отваге завоевал себе славу доблестного воина, и князь Хума (Signore di Chelmo) сделал его жупаном области под названием Трново (Tarnouo), которая позднее по его имени стала называться Любомир и носит это название до сих пор.

Проявив себя в управлении упомянутой областью с лучшей стороны, он вскоре скончался, оставив после себя сына по имени Урош. Тот, идя по стопам отца как в военных, так и в гражданских делах, получил от короля Джураджа подтверждение своих прав на владение и управление упомянутой областью. В одном из сражений короля Джураджа с королем Драгиней он попал в плен и был уведен в Рашку, где находился до тех пор, пока король Джурадж не вернул себе (как было сказано выше) власть над Рашкой.

У Уроша был [сын] Деса, о котором упоминалось ранее, а у Десы — вышеупомянутые Мирослав, Константин и Неманя, давший имя роду Неманичей. При упомянутом Немане в 1189 году император Фридрих I, направляясь с войском против азиатских турок и проходя через Сербию, прибыл в Ниш (Nisso). Там его в сопровождении большой свиты встретил Неманя и поднес царские дары.

Император милостиво принял его и, обсудив некоторые дела, также по–царски одарил Неманю и подтвердил его права на владение Сербией. Об этом упоминают аббат Арнольд в «Славянской хронике», Готфрид Монах в «Австрийских хрониках» и Тагено из Пассау (Tagenone Padouano) в повествовании об упомянутом походе Фридриха.

После кончины Немани осталось два его сына: Тихомил и Симеон. Тихомил, проправив менее года, скончался, и ему наследовал его брат Симеон. Тот правил с 1200 года и, распространив свою власть на Сербию, Далмацию, Дуклю, Требинье (Traunia) и Хум (Zachulnie), первым стал именоваться королем Рашки. Не раз воевал он с греками. У него было три сына: Стефан, Вукан (Vuchsan) и Растко (Rasco), который, приняв постриг и сменив имя на Савву, почитается сербами святым. Недавно нечестивый Синан–паша (Sinan Bassa) устроил принародное сожжение его мощей.

В возрасте пятидесяти пяти лет Симеон скончался, и ему наследовал его сын Стефан, который шел по стопам своего отца в рассудительности и доблести. Будучи миролюбцем, он заключил мир с болгарами и греками. Поскольку князья Радослав и Иван умерли, не оставив после себя доблестных сыновей, он жил в мире и со всеми остальными, за исключением Хума, с которым вступил в войну. Хумом (как было сказано) [в то время] правил князь Петр.

Стефан, собрав сильную рать, пошел на него, взяв с собой своего младшего сына Радослава и изгнанного некогда из Хума своего двоюродного дядю (cugino) Андрея, сына Мирослава. Князь Петр, отличавшийся редким мужеством, не стал уклоняться от столкновения и, собрав всех, кого мог, выступил ему навстречу. В сражении на поле Бишче (Bisze) князь Петр был разбит. Преследуемый рашанами, он обнажил меч и со всей силы ударил по дереву.

Срубив его одним ударом, он воскликнул: «Довла, рашане! (Dovla rassiani)», то есть «Досюда, рашане!» Все, видевшие этот удар, были поражены и сочли его за чудо. Затем он бежал за Неретву (Narente) и владел той частью Хума, что лежит по ту сторону упомянутой реки. Тогда Стефан, жупан Рашки, захватил весь Хум и поставил там правителем своего младшего сына Радослава, а своему двоюродному дяде Андрею дал жупании Попово (Рароа), Приморье (marina) и Стон (Stagno).

Оставив Радослава и Андрея в Хуме, он возвратился в Рашку. Вскоре после этого Радослав скончался, и Андрей с согласия жупана Стефана овладел всем Хумским княжеством и стал именоваться князем. Это вызвало недовольство у ряда жупанов и дворян Невесинья (Neuesigne), а также правителей других более отдаленных областей, и они, отложившись, перешли под покровительство боснийского бана, так что у князя Андрея остались лишь Приморье, Попово (Рароа) и Стон. Произошло это с ним потому, что он от рождения нрав имел миролюбивый и ни с кем не хотел вести войну. О его предках мы расскажем в трактате о государях Хума.

Вышеупомянутый жупан Стефан был большим другом рагузинцев и всегда жил с ними в мире. Рагузинцы отвечали ему взаимной любовью и почтением и не раз отправляли к нему посольства с подарками. Посему он отменно обращался с рагузинскими купцами и предоставлял им всевозможные льготы в торговле. После двадцати восьми лет правления он скончался и был похоронен в церкви Святого Петра в Рашке, оставив после себя единственного сына и наследника всех владений по имени Неманя И. Тот был мужем богобоязненным и пользовался всеобщим почтением за свою великую справедливость.

Он носил прозвище Храпало (Crapalo). Видя, что во всех его владениях царит мир и никто его не беспокоит, он пожелал принять титул короля Рашки, или Сербии. Посоветовавшись об этом со своими магнатами (Baroni), он получил от них всеобщее и радостное одобрение своего намерения. Посему Неманя, созвав на всеобщий собор в Приштину патриарха со всеми прочими иерархами (prelati) и большую часть магнатов своего королевства, под всеобщее одобрение был венчан и провозглашен королем Рашки, а затем в день Воскресения Господня с соблюдением всех церемоний торжественно принял помазание от руки патриарха. При помазании он пожелал изменить имя Неманя на Стефан, поэтому все последующие короли Сербии из рода Немаиичей носили имя Стефан.

Вскоре после этого король Стефан начал подумывать о расширении своих владений. Собрав большую рать, он пошел на Болгарию, которая в ту пору была раздроблена, охвачена смутами и не имела царя, и по упомянутой причине захватил большую ее часть. Обратившись затем против Греции, он и у нее отнял немало земель. Не ограничившись этим, он пошел войной на венгров и покорил Срем (Sriemo), который в то время управлялся некой правительницей по имени Урица (Vriza), родственницей венгерского короля.

Та, не имея сил, чтобы противостоять королю Стефану, бежала в Венгрию. Собрав там сильное войско, она пришла с ним сразиться, но была разбита и попала в плен. Не видя другого способа обрести свободу, она отправила посланца в сенат Рагузы с просьбой выступить в качестве посредника и любой ценой вызволить ее из плена. Рагузинцы через своих послов, которыми были Никола Проданович (Prodanelli) и Марин Сарака, добились того, что король Стефан, желая доставить удовольствие упомянутому сенату, освободил ее и заключил с ней мир.

После двадцати двух лет правления он скончался, и ему наследовал его сын Стефан. Короновавшись сразу после смерти своего отца, он продолжал мирно и справедливо править греками и албанцами. Он женился на Елене, христианнейшей женщине, француженке по происхождению. Она вновь отстроила и возродила Бар, который после упадка Римской империи был разрушен галатами (Gallogreci). Она восстановила и некоторые другие близлежащие крепости. Как пишет Марин Барлеций, она возвела в Эпире и Иллирике множество монастырей и других религиозных сооружений, о чем можно узнать и сегодня из некоторых высеченных в мраморе надписей и других памятников. За все это муж очень ее любил.

При нем греческий наместник в Драче Иоанн вторгся с большим войском в Зету с намерением захватить упомянутую область. Узнав об этом, король Стефан собрал свою рать и, придя в Зету, обнаружил Иоанна, стоявшего лагерем под Скадаром (Scodarino). Напав на него, он разбил его войско и захватил в плен [Иоанна] с множеством знатных греков. Константинопольский император, желая освободить из темницы упомянутого Иоанна, приходившегося ему родственником, и остальных греков, заключил с королем Стефаном договор о мире.

Упомянутый договор, помимо прочего, предусматривал, что впредь ни наместник в Драче не будет от имени империи вторгаться в пределы Зеты, ни король Рашки — в пределы Драча и Албании. После этого король Стефан решил заняться увеличением своих доходов и сборов (gabelle). Он послал в Германию (Alemagna) за немцами, умеющих добывать из земли золото, серебро и другие металлы, и, устроив с их помощью множество рудников, значительно обогатил свою казну и стал несметно богат.

Его предшественники в этом не преуспели, поскольку вели жизнь простую и не заботились о накоплении сокровищ и денег. Незадолго до смерти он воздвиг монастырь Милешево (Milesceuo) и после восемнадцати лет правления скончался. У него было четыре сына: Драгутин, Предислав (Pridislau), Милутин и Стефан. Предислав стал позднее архиепископом Сербии. Драгутин, наделенный от природы жаждой власти, видя, что отец уже стар, восстал против него и лишил трона.

По этой причине Стефан после восемнадцати лет правления умер как частное лицо. Драгутин, придя к власти, стал править с большой рассудительностью, однако, страдая от угрызений совести за прегрешение, совершенное им против отца, решил в знак покаяния принять постриг в Дебреце (Debari) и оставил королевство своему брату Милутину. Когда стал править Милутин, его младший брат Стефан начал проявлять неповиновение. Чтобы убрать его с глаз долой и не вступать с ним в пререкания, он дал ему в управление большую область на границе с Венгрией близ Савы около Мачвы (Mazoua) и [града] святого Димитрия.

Однако и это не помогло укротить его нрав. Став правителем упомянутой области, он так возгордился, что, отложившись от брата, стал именовать себя королем и враждовать с ним. С той поры упомянутая область стала именоваться «землей короля Стефана». Король Милутин не стал отвечать на его обиды, так как имел от природы нрав кроткий и добродушный. Предоставив [брату] жить по своему разумению, он целиком посвятил себя служению Богу и строительству церквей и монастырей, которых за свою жизнь построил сорок. И правосудие он вершил по всей справедливости, не поддаваясь ни мольбам, ни подкупу.

Посему все почитали его за святого. За свой сердечный нрав он по праву был прозван Милутиным, что означает не что иное, как «милый, или приятный». Посему Господь распорядился так, что еще при жизни [Милутина] скончался его брат Стефан, который был похоронен в церкви Святого Димитрия в Среме. Король Милутин, называемый другими [авторами] также Урошем Святым, несмотря на то, что всегда был другом Рагузы, поддался злокозненному внушению некоторых своих приближенных из числа врагов рагузинцев и пошел на них войной.

Вначале рагузинцы пытались умиротворить его своей покорностью и смирением, но, видя бесполезность этого, решили защищаться. Из трех сражений, которые у них с ним были, в первом, под предводительством Петра Тудишевича (Tudisi), и во втором, под предводительством Паскуале Раньина, рагузинцы потерпели поражение, но в третий раз, когда неприятельское войско хотело вторгнуться в Жупу (Вгепо), на его пути стал Иван Гундулич (Gondola) и вынудил вернуться восвояси.

После этого при посредничестве императора Андроника, тестя упомянутого Уроша, был заключен мир. Этот король очень любил города латинян, приветливо и милостиво обращаясь с их купцами. Он правил тридцать пять или (как утверждают другие) сорок лет и покоится ныне в церкви Святой Марии в Софии, где тело его до сего времени сохранилось в целости с длинными и очень густыми волосами на груди.

Первоначально он был похоронен в монастыре Святого Стефана в Звечане (Sueciano), который сам и воздвиг. После кончины он стал почитаться всеми за святого. После него осталось три его сына и две дочери. Один, внебрачный, по имени Стефан, был прижит от него одной дворянкой, остальные двое были законными: Владислав, которого некоторые называют Урошем, родился от его первой жены Елизаветы, дочери венгерского короля Иштвана IV, а Константин — от второй жены, гречанки из Константинополя.

Его внебрачный сын Стефан, обладая редкой мудростью, привлек на свою сторону всех магнатов королевства, которое он намеревался захватить еще при жизни его отца или (если это не удастся) после его кончины. Прознав об этом, король Милутин ослепил его и отослал в Константинополь к своему тестю императору Андронику, дочь которого Феодора была за ним замужем, чтобы тот держал его там под стражей вместе с двумя его малолетними сыновьями.

Из упомянутых сыновей один вскоре умер, а другой, по прозвищу Душан, будучи еще ребенком, был возвращен [Милутиным] перед своей смертью из Константинополя в Сербию. Иные утверждают, что Стефан был ослеплен своим отцом по наущению своей мачехи, однако на самом деле он вовсе не был ослеплен, хотя поначалу и притворялся [слепым]. Владислав, став королем, проявил себя большим другом рагузинцев, многие из которых, в частности, Матвей Цриевич (Zrieua), Иван Пуцич (Pozza) и Вито Бобальевич (Bobali), некоторое время состояли в числе его придворных и оказали ему немалую помощь в войнах, которые он вел со своими братьями.

Бобальевич, который был очень богат, вернувшись в Рагузу, не раз ссужал его деньгами, как явствует из завещания упомянутого Бобальевича, составленного в 1326 году, где он пишет, что этот король вместе со своим отцом задолжали ему некую сумму денег. Владислав совершал огромные траты на укрепление своей власти в Рашке, но все его усилия оказались тщетными. Пока он воевал со своим братом Константином, ряд недовольных им магнатов вызвали из Константинополя его брата, который, как было сказано, был ослеплен своим отцом.

Тот, будучи (как уже говорилось) весьма сметлив, сумел воспользоваться раздорами упомянутых магнатов, одна часть которых держала сторону Владислава, а другая — Константина. Пока два брата преследовали друг друга, Стефан привлек на свою сторону большинство магнатов и народа, в чем ему немало способствовала неспособность Владислава, который проявил себя бездарным полководцем. [Владислав], заполучив своего брата Константина в свои руки, приказал распять его, прибить гвоздями и распилить надвое. После этого он решил удалиться и уехал в Срем.

Там он также не пользовался уважением, несмотря на свое родство с венгерским королем. Венгры, видя его неспособность вести войну, а следовательно, и властвовать, не оказывали ему никакой помощи. Вскоре он, находясь в Мачве (Mazoua), был схвачен своим братом Стефаном и брошен в темницу, где и окончил свои дни. Итак, когда Владислав и Константин ушли из жизни упомянутым образом, их брат Стефан подчинил себе силой оружия все королевство своего отца.

Однако еще до начала своего восхождения к трону он, чтобы расположить к себе своих подданных, решил сменить имя и взять себе имя своего отца, помня о том, отец его Урош пользовался всеобщим благоволением. И он показал себя достойным и этого имени, и трона. Помимо прочих его похвальных качеств [следует отметить и такое]: если ему попадался купец, то он всегда с ним отменно обходился.

Поэтому многие рагузинцы охотно останавливались и торговали в его королевстве. Однако было время, когда по навету недоброжелателей, которым он доверился, он начал войну с рагузинцами, требуя от них (как было сказано ранее) уступить ему остров Ластово (Lagosta), который они некогда приобрели у короля Храпало. Однако затем, поняв свою ошибку, он заключил с ними добрый мир и стал любить и обходиться с ними лучше прежнего.

И со всеми прочими соседними государями он предпочитал жить в мире. Управляя с большой рассудительностью своими владениями, он значительно увеличил свою казну. Посему в 1319 году, который был (по мнению некоторых) восьмым годом его правления, он установил серебряный алтарь в храме Святого Николая Барийского в Апулии. Память об этом сохранилась и поныне: в упомянутом храме есть надпись, гласящая:

ANNO DOMINI M. CCC. XIX. MENSE IVNII, INDITIONE VI. VROSCIUS REX RASSIAE, ET DIOCLEAE, ALBANIAE, BULGARIAE, AC TOTIUS MARITIME, DE CULFO ADRIAE A' MARI, VSQVE AD FLVMEN DANVBIIMAGNI, PRESENS OPVS ALTARIS YCONAM MAGNAM ARGENTEAM, LAMPADES, ET CANDELABRA MAGNA DE ARGENTO FIERI FECIT AD HONOREM DEI ET BEATISSIMINICOLAI, EIUS HEREDE ASTANTE DECATERA FILIO DESIFLAVE, FIDELI, ET EXPERTO A PREDICTO REGE DEPVTATO. ET NOS RVGERIVS DE INVILIA PROTHOMAGISTER, ET ROBERTVS DE BARVLLO MAGISTER IN OMNIBUS PREFATIS, OPVS DE PRAEDICTO MENSE IVNIO INCIPIMVS, ET PER TOTVM MENSEM MARTIVM ANNI SEQVENTIS CHRISTO FAVENTE, FIDELITER COMPLEVIMUS.

(Лета господня 1319 июня месяца VI–го индиктиона Урош, король Рашки, а также Дукли, Албании, Болгарии и всего Приморья от Адриатического залива и моря до великой реки Дунай, повелел изготовить алтарь, большую серебряную икону, кадила и большие паникадила из серебра во славу Бога и преблаженного Николая через своего наследника сына Десислава, верного и опытного, посланного из Котора вышеупомянутым королем, и мы, старший мастер Ругерий [сын] Инвилия и мастер Роберт [сын] Барулла, всю вышеперечисленную работу в упомянутом июне месяце начали и в марте месяце следующего года с христовой помощью точно и полностью завершили.)

После этого он послал просить в жены Евдокию, вдовствующую сестру императора Андроника Младшего, обещая заключить мир на вечные времена с ромеями (Romani), поскольку (как пишет Никифор Григора (VI)) был мужем могущественным и непрестанно терзал Ромейскую империю, грабя и захватывая ее земли и города.

Это предложение смутило и напугало императора: он весьма дорожил его дружбой, однако его сестра и слышать не хотела о тех, у кого на уме была одна война. Было и другое обстоятельство, которое его беспокоило: брак, который хотел заключить [Урош], был уже четвертым по счету. Первой его женой была дочь влашского государя, которую он после долгих лет супружеской жизни отослал домой к ее отцу.

Затем он женился на другой, которая прежде была женой его брата, заставив ее снять монашеское платье, которое она носила. Прожив с ней немало лет, он из-за [постоянных] упреков епископов и других иерархов ее оставил и женился на сестре болгарского короля Святослава (Sfendoslauo). Насытившись теперь и ее любовью, он стал подыскивать себе новую жену более благородного происхождения. И чем решительнее Евдокия его отвергала, тем упорнее он настаивал, зачастую переходя к угрозам.

Поэтому император был вынужден предложить ему свою дочь Симониду, которой в ту пору было пять лет. Он обещал отдать ему дочь, дабы до достижения ею совершеннолетия она жила при нем, а потом сделалась его женой. Это предложение понравилось Стефану Урошу, и весной император с дочерью прибыл в Салоники. Прибыл туда и король Рашки, приведя для заключения мира с императором множество сыновей первых магнатов Рашки и сестру Святослава, которую, вскоре после ее увода в Константинополь, взял в жены Михаил Кутрул (Michel Cotrule).

Упомянутый Михаил прежде был женат на сестре императора. Император, заключив мир с Рашани- ном, отдал ему свою дочь Симониду. Патриарх Иоанн, именовавшийся прежде Козьмой, упрекнул его за это. Император же ответил ему, что царские браки устраиваются и заключаются согласно требованиям времени. Об этом упоминает Георгий Пахимер в X книге. Упомянутая Симонида была прелестной девочкой и после [упомянутого события] стала именоваться Симонидой Ириной.

Когда у ее отца Андроника умерло несколько детей, он по совету одной женщины велел изготовить двенадцать восковых свечей в человеческий рост с ликом двенадцати апостолов. Как пишет Пахимер, когда приблизилось время родов у его жены, он стал по очереди зажигать эти свечи. Когда горела свеча с именем Симон, родилась упомянутая дочь. По этой причине ей было дано имя Симонида.

После того, как с ее помощью был заключен мир между греками и королем Урошем, она стала именоваться Симонидой Ириной. Мать ее была маркизой и племянницей испанского короля. Как пишет Григора (VII), она несколько раз одаряла своего зятя Уроша такими суммами денег, на которые можно было бы постоянно содержать флот из ста боевых галер. Она так безумно любила свою дочь, что хотела украсить ее всеми знаками, которыми [издревле] украшались [римские] императрицы. [Чтобы исполнить свое желание, она поступила так] (это только и было ей возможно): она возложила на голову своего зятя шапку, богато расшитую жемчугом и драгоценными камнями, которую по обычаю носили римские императоры.

Начав с этого, она стала делать это каждый год, не пропустив ни разу, посылая при этом немалые сокровища и отдельно для своей дочери, поскольку надеялась увидеть ее детей и заранее заботилась о том, чтобы доставить им богатство и величие. Однако, поскольку делала она это [по собственному усмотрению], не испросив совета у Бога, все ее надежды оказались тщетны: король Урош, разделив брачное ложе с Симонидой, когда ему было за сорок, а ей не исполнилось и восьми, повредил ей матку и навсегда лишил возможности иметь детей.

Поэтому мать ее, глубоко этим опечаленная, видя крушение своих надежд, попыталась пойти по другому пути. Осыпав своего зятя Уроша множеством подарков, она стала упрашивать его, коль скоро он не может иметь детей от Симониды, объявить наследником и преемником королевства Рашки одного из ее сыновей, братьев Симониды, Димитрия и Феодора. Упомянутых сыновей она с немалыми сокровищами одного за другим отправила в Сербию.

Однако и эта ее затея не осуществилась, поскольку упомянутые братья, пробыв некоторое время в Сербии у своего зятя, удрученные суровостью тамошнего быта, вернулись домой, ничего не добившись от Уроша. Тот же выдал свою дочь Неду, то есть Доминику, за Михаила, принявшего титул болгарского царя. Михаил, прижив с ней нескольких детей, отверг ее и женился на Феодоре Палеолог, сестре императора Андроника Младшего. Видя, что король Урош уже стар, он решил захватить его королевство и стал собирать для этого войско.

Стефан Урош, узнав об этом, также стал готовиться к войне. С этой целью через рагузинцев он привез из Италии тысячу триста немцев, которые до этого служили в войнах многим итальянским государям и которых Никифор Григора называет франками (Francesi). Помимо них, к нему на подмогу прибыло множество других опытных воинов. С этими силами король Стефан Урош приготовился дать отпор Болгарину.

Когда тот с мощным войском подступил к границам Рашки и стал лагерем в местечке под названием Трново (Tarnouo), король Урош послал против него своего сына Стефана, получившего позднее прозвище Душан, или Вуксан (Vuchsan), юношу лет двадцати. Тот, приведя с собой большое войско, и в том числе вышеупомянутых немцев в числе тысяча триста, среди которых было три сотни конницы, вступил с Болгарином в битву.

Сил у Болгарина было намного больше, чем у рашан. Тем не менее, когда войска стали готовиться к битве, немецкие солдаты, построив все войско по правилам военного искусства, обратились к Стефану Душану и другим магнатам Рашки с такими словами: «Мы, приверженцы римского, или латинского, вероисповедания и обряда, первыми вступим в бой, вы же — стойте, держа строй. Если увидите, что мы наступаем, и неприятельское войско пришло в замешательство, идите за нами и смело вступайте в бой, проявляя всю вашу доблесть.

Если же (не приведи Господь) вы увидите, что мы разбиты, остерегайтесь вступать в бой с неприятелем, и пусть каждый спасается, как может». Тотчас после этого они, сомкнув ряды, с дикой яростью врубились в неприятельское войско, разя копьями и мечами всех на своем пути, а затем отступили на исходную позицию. Этот [маневр] они отважно проделали во второй и в третий раз, нанося противнику великие потери.

Видя это, сын короля Стефана Уроша также двинулся со своими сербами на болгар и, яростно атаковав их, разбил и обратил в бегство, перебив всех, кто стоял у них на пути. В этой битве болгарский царь Михаил был ранен и сброшен с коня. Не будучи тогда узнан, он был позднее обнаружен одним славянским всадником среди раненых, которые, не имея возможности передвигаться, укрылись в роще и лежали на земле.

Когда его привели к королю Стефану, находившемуся со свитой неподалеку, тот сказал ему, что справедливый Божий суд привел его к такому концу, ибо он, неслыханно возгордившись, возжелал без всякого повода захватить королевство, на которое не имел никаких прав. На что Болгарин, глядя ему в глаза и воздев перст к небу, ответил только: «Да исполнится Божья воля!», после чего скончался. Этому болгарскому царю было предсказано, что он умрет на «новой земле» (terra nuoua). Он же, полагая, что это должно случиться в Тырново (Ternouo), его городе в Болгарии, где был престол у тамошних царей, отправился в поход с легким сердцем, почти уверенный, что в этом походе не погибнет.

Однако предсказание все-таки сбылось, поскольку место, где он укрылся после сражения, называлось Новая Земля (Terra noua). Король Стефан позволил болгарам увезти его останки в Болгарию, и они предали их земле там, где по обычаю хоронили своих царей. Упомянутый Михаил оставил после себя сына по имени Шишман (Sisman), который владел Болгарией вместе со своей матерью, пока не был изгнан болгарским царем Александром, о чем будет рассказано в своем месте. Рашане же немало обрадовались этой победе, поскольку весьма опасались оказаться под властью болгар.

Итак, после упомянутых событий король Стефан, сознавая свою старость и испытывая великую любовь к своему сыну, как за вышеупомянутую победу, так и за то, что тот всегда и во всем был ему покорен и безмерно чтил, решил передать ему власть над обеими Зетами со всеми бывшими в них городами и крепостями. Стефан, отправившись управлять упомянутыми областями, взял с собой множество молодежи из Рашки и несколько советников, мужей злокозненных.

Упомянутые советники стали денно и нощно убеждать его отнять власть у отца, который по причине преклонного возраста был уже неспособен к управлению, и тем самым обезопасить себя от своего брата Синиши (Siniscia), прижитого его отцом от второй жены. Хотя это и казалось жестоким его сыну, по природе весьма доброжелательному и мягкому, он тем не менее внял их убеждениям и решил осуществить то, что ему советовали.

Собрав втайне отборное войско из самых отважных воинов, которые были в обеих Зетах, и взяв в советники Каравиду Фратнуту (Carauida Fratnuta) и Джураджа Илича (Giurasc Illijch), он ускоренным маршем двинулся в Рашку, где находился его отец. Тот, хотя и слышал [недоброе] о своем сыне, не желал этому верить. Посему сын, застав его за охотой близ крепости Петрич (Peterzo), без труда схватил его и заключил в темницу в крепости Звечан. Это весьма поразило его отца, ничего подобного не опасавшегося. Итак, когда король оказался указанным образом в темнице, вышеупомянутые советники стали убеждать его сына лишить его жизни.

Делали они это из опасения попасть в беду, если король каким-либо образом освободится. Сын, вняв их превратным увещеваниям, послал несколько человек, привычных к подобного рода ремеслу, и они среди ночи удушили его в упомянутой крепости. Произошло это в тысяча триста тридцать первом году.

Некоторые говорят, что, когда упомянутые слуги пришли лишить его жизни, он проклял сына и его потомство. И, хотя это проклятие миновало его самого, тем не менее оно пало на его внука Уроша, который, как мы вскоре расскажем, потерял власть. Его останки были погребены в косовском (Scosna) монастыре Святого Спаса в Дечанах, возведенном по его повелению. Он правил двадцать лет и оставил после себя двух вышеупомянутых сыновей, Стефана Душана и Синишу, и несколько дочерей.

12

 

 

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Информация о книгах размещена только с ознакомительной целью. Права на частное или коммерческое использование принадлежат авторам и организациям правообладателям. После ознакомления с книгой, скачанной с сайта, Вам необходимо удалить её с компьютера.

 

«Поделиться этой информацией с друзьями»

Данные кнопки помогают Вам быстро делиться интересными страницами в своих социальных сетяхи блогах. А также печатать, отправлять письмом и добавлять в закладки.

 
# ВКонтакте # Одноклассники # Facebook # Twitter # Google+ # Мой Мир@Mail.Ru # Отправить на email # Blogger # LiveJournal # МойКруг # В Кругу Друзей # Добавить в закладки # Google закладки # Яндекс.Закладки # Печатать #

 

 

 

 

На главную
Статьи
 
 
Рейтинг@Mail.ru  
 
Яндекс.Метрика  
 
 
   
Copyright © Твой Храм. Все материалы расположенные на этом сайте предназначены для ознакомления.