Статьи >>>  

Гильгамеш – царь Урука,
в реальных датах истории.

21.01.2013 года
г. Краснодар
Монастырский В.К.

И немного о попытках «реставрации» перевода Дьяконова И.М.

Страницы древнего эпоса о легендарном царе Урука Гильгамеше сохранили в истории сказочно-исторический образ этого царя, и как сказочный, и как реальный. В основном Эпос о Гильгамеше предстаёт перед читателями в переводах Н.Гумилёва и И.М.Дьяконова. В сборнике переводов эпоса о Гильгамеше, издания 2005 г. публикуется и прозаический пересказ Лео Яковлева. Этот сборник, по мнению издателей, представляет наиболее полное на тот год изложение эпоса о Гильгамеше на русском языке. Кроме того, «в пересказе использованы фрагменты из ранних легенд о Гильгамеше («Гильгамеш и Агга, «Гильгамеш и Гора Бессмертного», «Гильгамеш и ива»), в переводах Афанасьевой В.К. Все же интерпретации сведений о Гильгамеше в основном основаны именно на этих источниках.

Легендарный царь Урука Гильгамеш был пятым царём Первой Урукской Династии и самым любимым героем шумерских мифов. Большинство современных исследователей считают его исторической, реально существовавшей личностью.

Чёткой хронологии дат правления этого легендарного царя практически ни в официальной истории, ни в популярной литературе авторы пока не отмечают. Отражается только период его правления примерно между 2800 и 2600 годами до нашей эры. Одни принимают сведения «Списка Шумерских Царей» о его длительности правления в 126 лет, как требующие уточнения, а другие принимают такие сведения как истинные.

При этом, например, википедия публикует на своём сайте и некоторые конкретные даты:
«В 2675 году до н. э. Гильгамеш добился независимости города Урук. Гегемония над Нижней Месопотамией перешла к Гильгамешу».
Но, ссылок на определение такой точной даты при полной неопределённости хронологии правления Гильгамеша и неопределённости официальных хронологий правлений трёх Первых Шумерских Династий после Потопа, при этом, не приводится.

И это вызывает сомнения в реальности такой даты:
То ли речь идёт об официальной дате, когда Гильгамеш по сведениям «Списка Шумерских Царей», возглавив оборону Урука, выдержал осаду и разгромил войска Царя Киша Агги, но это был − 2752 г. до н. э.;

То ли это было после кончины царя Ура в Кише Мескиагнунны, когда Гильгамеш действительно стал царём всего Шумера, но уже через 52 года, когда был – 2700 г. до н. э.

Расчёты хронологии с учётом применяемых летосчислений в Шумере приводят к дате именно 2700 г. до н. э., когда Гильгамеш стал царём всего Шумера, всего лишь за одиннадцать лет до его кончины в 2689 г. до н. э..

В официальном «Списке Шумерских Царей» правления царей Ура: Месанепады, Аанепады и Мескиагнунны совершенно не значатся – отсутствуют полностью. По сведениям других источников эти цари правили в Кише после царя Агги, сына Энмебарагеси. И это, пожалуй, одно из главных противоречий в правлении царя Урука Гильгамеша. Однако, несмотря на такие противоречия, представители официальной науки не подвергают даже сомнениям строки «Списка Шумерских Царей», а сведения других источников во внимание, как правило, не принимаются. Прошло почти 50 лет со дня издания книги М.Белицкого, в которой он приводит сведения о списке под названием – «Надписи из Туммаля». Но, создаётся впечатление, что историки этот документ на глиняных табличках совершенно не принимают всерьёз.

Хотя задуматься есть над чем. Ведь, Гильгамешу было всего 16-18 лет, когда он стал царём Урука, убедив старейшин города в его неприступности под защитой стен, ограждающих город. Урук уже был ограждён стенами, когда царь Киша Агга приступил к осаде города. Но, как следует из публикаций, практически все исследователи убеждены в том, что строительство стен вокруг Урука осуществил Гильгамеш, и это при сведениях об уже «ограждённом Уруке» во время осады войсками Киша.

Рассмотрим Список Шумерских Царей после Потопа, представив его в виде таблицы 11 на основании сведений, приводимых Дэвидом Ролом в его книге «Генезис цивилизации» (см. табл.11).

[Рол Д. Генезис цивилизации. – М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 184,185.]

Даже, при поверхностном рассмотрении этого списка, сразу видно, как резко уменьшились числовые величины длительностей правлений царей: от десятков тысяч лет до Потопа и до полутора тысяч лет сразу после Потопа. Произошла, как это следует из мифов, резкая смена религиозных убеждений: люди отказались от систем летосчислений одних почитаемых богов, допустивших такую катастрофу для людей, как потоп, и приняли системы летосчислений других почитаемых богов. Как следствие, вместе с этим, сменился, и счет времени, с учетом других учётных единиц года.

Таблица 11.


«Список Шумерских  Царей» после Потопа



п/п


по
СШЦ

Содержание текста на глиняных табличках
Первая Кишская Династия

Кол-во лет правл. царей


п/п
и СШЦ

Содержание текста на глиняных табличках
Первая Урукская Династия

Кол-во лет правл. царей

1

2

3

4

5

6

7

1.

13

Этана – правил …  лет

1560

1.

Мескиагкашер, сын Уту, ставший верховным жрецом и царем – правил                              …  лет

324

2.

14

Балих – правил…  лет

400

3.

15

Энменунна – правил…  лет

660

2.

Энмеркар, сын  Мескиагкашера, царя Урука, тот, кто построил Урук  –   правил                      …  лет

420

4.

16

Меламкиши – правил…  лет

900

5.

17

Барсалнунна – правил…  лет

1200

3.

Лугальбанда, пастух  –  правил                    …  лет

1200

6.

18

Самуг – правил…  лет

140

4.

Думузи(д), городом его был Куа(ра), [Куллаб] – правил                                                              … лет

100

7.

19

Тизкар – правил…  лет

305

8.

20

Илку – правил…  лет

900

5.

Гильгамеш, отцом которого был демон лиллу, верховный жрец Куллаба – правил                   …  лет

126

9.

21

Илтасадум – правил…  лет

1200

10.

22

Энмеберегеси – правил…  лет

900

6.

Урнунгал(ак), сын божественного Гильгамеша –  правил                                                              … лет

30

11.

23

Агга – правил…  лет

629

(Таким образом), двадцать три царя  правили 24510 лет, 3 месяца и 3,5 дня.
Киш был разгромлен силой оружия, (и) его царская власть была перенесена в (град) Эанна  (храмовая цитадель Урука).
Примечание: Хотя список Первой Кишской Династии состоит из 23х царей, вся литература Древнего Шумера говорит о том, что Этана, тринадцатый по Списку Шумерских Царей после Потопа, царь Киша, был первым царем Киша и основателем Первой Кишской Династии.

7.

Утулгаламма(к), сын Урнунгал(ака) правил …лет

15

8.

Лаба (…) – правил                                          … лет

9

9.

Эннундаранна(к) – правил                             … лет

8

10.

Меше, кузнец – правил                                  …  лет

36

11.

Меламанна(к) – правил                                  … лет

6

12.

Лугалькитун   – правил                                  … лет

36

             Двенадцать царей правили                            … лет

2310

  Урук был разгромлен силой оружия (и) его царская власть была     перенесена в (град)  Ур.

 

Хронология без дат.

Важнейшее значение на определение реальной хронологии царей Шумера после Потопа оказали глиняные таблички с надписями, которые получили название – «НАДПИСИ из ТУММАЛЯ». По словам М.Белицкого, глиняные таблички − «НАДПИСИ из ТУММАЛЯ» заслуживают доверия, как исторический документ. И в настоящее время «НАДПИСИ из ТУММАЛЯ» среди подлинно исторических  документов являются одними из важных.

В этом документе представлены в хронологической последовательности, но без датировки событий, сведения о последовательности участия царей Шумера в строительстве, перестраивании и восстановлении храмового комплекса бога Энлиля и богини Нинлиль в священном г. Ниппуре. М.Белицкий отмечает:

«Туммаль – это район Ниппура, посвящённый богине Нинлиль, супруге бога Энлиля, занимавшего главенствующее положение в иерархии шумерских богов. Энлилю принадлежал Ниппур, этот второй после Эреду священный шумерский город. В Туммале находился главный храм Нинлиль».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 107.]

Эти таблички с названием «НАДПИСИ из ТУММАЛЯ» можно назвать «ХРОНОЛОГИЕЙ без ДАТ». Такая последовательность участия царей Шумера в строительстве, реконструкциях и восстановлении храмового комплекса в Ниппуре свидетельствует, как раз, о хронологической последовательности правлений именно тех царей, которые добивались в борьбе контроля над этим городом, ставшим священным и ставшим символом гегемонии «царской власти». Именно контроль над городом Ниппур обеспечивал право «царской власти» царям на весь Шумер, а потому и право именовать себя царями Шумера. Этот список правлений царей начинался с правления царя Киша Энмебарагеси, который в списке царей Первой Кишской Династии значился десятым после Этаны, первого царя в Кише после Потопа.

Тот факт, что список царей в «Надписях из Туммаля» начинается не сразу же после Потопа с царя Киша Этаны, а начинается с царя Киша Энмебарагеси, десятого по списку после Этаны, тоже не случаен, и имеет под собой серьёзные обоснования. Деятельность царя Киша Энмебарагеси по созданию храмового комплекса богов Энлиль и Нинлиль в Ниппуре придала этому городу статус – священного города.
Для более объективного определения длительности правлений шумерских царей в после Потопный период рассмотрим хронологическую последовательность правлений Царей, согласно списку «Надписей из Туммаля», начиная с правления первого по списку царя Энмебарагеси и до правления царя Ура Шульги включительно.

При этом, сопроводим описание каждого правления краткой исторической справкой о созидательной деятельности каждого царя и его государственных заслуг. Правление царя Ура Шульги  отстоит по времени далеко от рассматриваемого периода правления царей Первой Кишской Династии. Однако запись о результатах деятельности царя Шульги приводится для сравнения из-за его долголетнего периода правления в 47 лет и его многогранной созидательной деятельности (табл. 10).

В табличках «Надписи из Туммаля» оказалась, как бы, зарегистрированной хронологическая последовательность правлений царей, без указания времени правления, обладавших правом контроля над священным городом Ниппур. И в зависимости от продолжительности правления этих царей, оказались зарегистрированными и перечни работ, которые осуществляли эти цари при своей деятельности по строительству новых храмов, по восстановлению разрушенных, по содержанию их и освящению.

Таблица 10.

Деятельность царей по «Надписям из Туммаля»


п/п

Текст «Надписи из Туммаля»

Краткая характеристика деятельности царя

1

2

3

1.

Энмебарагеси, царь

 

В списке шумерских царей о нем говорится:  Энмебарагеси, царь Киша.
Тот, кто в качестве трофея захватил оружие в Эламе. Стал царем и правил 900 лет.
Сохранился фрагмент осколка алебастровой чаши  с надписью, нацарапанной архаическим письмом: «Мебарагеси, царь Киша.» Прежде чем стать царем, он стал военачальником, и, победив в борьбе с Эламом, стал царем. Достиг власти царя, скорее всего, в зрелом возрасте, и правил 900 лет.

2.

В этом месте (т.е. в Ниппуре) построил Дом Энлиля

3.

Агга (Акка), сын Энмебарагеси.

Акка правил 629 лет. По легендам был соперником Тильгамеша в его молодые годы. Впоследствии Акка был свергнут Месанепадой, царем Ура.

4.

Сделал Туммаль величественным

5.

Ввел Нинлиль в Туммаль

6.

Первый раз Туммаль был разрушен

7.

Месанепада построил Буршушна Дома Энлиля

 

Цари Ура, соперничавшие с Кишем за гегемонию «царской власти» в Списке Шумерских Царей не упоминаются и сроки правления их неизвестны. Месанепада, царь Ура, усилившись, напал на Киш, овладел городом и сверг Акку, а на печатях стал именовать себя не царем Ура, а царем Киша, подчеркивая тем самым заслуги свои перед Шумером и право на гегемонию «царской власти». Он в борьбе победил династию с традициями и укрепил могущество своего государства и, по-видимому, это произошло, когда Месанепада был уже далеко не молодым человеком. Ему хватило времени лишь на то, чтобы построить одно новое здание – Буршушна – в ансамбле храмов Энлиля.

 

Продолжение таблицы 10.



п/п

Текст «Надписи из Туммаля»

Краткая характеристика деятельности царя

1

2

3

8.

Мескиагнуна, сын Месанепады

Мескиагнуна довел до конца строительство Туммаля, начатое его отцом. М. Белицкий предполагает, что он был в уже преклонном возрасте, когда был побежден Гильгамешем, царем Урука.

9.

Сделал Туммаль величественным

10.

Ввел Нинлиль в Туммаль

11.

Второй раз Туммаль был разрушен

12.

Гильгамеш построил Нумунбурра Дома Энлиля.

Гильгамеш победил Мескиагнуну и захватил власть над Шумером и символ власти – контроль над городом священных храмов Ниппуром. Достиг этой цели он, по выражению М. Белицкого «лишь в преклонном возрасте». Времени на восстановление Туммаля у Гильгамеша не хватило. Гильгамеш – личность легендарная, оставил огромный след в истории Шумера, герой народных эпосов и преданий, воспет во многих произведениях шумерской литературы. Срок правления предположительно долгий.

13.

Урнунгаль (Урлугаль), сын Гильгамеша

Урнунгаль, сын легендарного Гильгамеша. Правил 30 лет. Закончил восстановление храмов. Видимо провел календарную реформу. Именно с его правления начинается летоисчисление близкое современному  летоисчислению.

21.

 

Четвертый раз Туммаль был разрушен

 

 

 

Продолжение таблицы 10.



п/п

Текст «Надписи из Туммаля»

Краткая характеристика деятельности царя

1

2

3

22.

Ур-Намму построил Экур

Ур-Намму правил с 2112 по 2094г.г. до н.э. – 18 лет. Основатель Третьей Династии Ура. На печатях и надписях, в различных городах, где строил храмы, значится его титул – «царь Ура, царь Шумера и царь Аккада». Строил с большим размахом. Начал строительство зиккурата в Уре. Построил канал Ур-Эриду для выхода в персидский залив и для орошения  возделываемых земель. Создавая государство, не прибегал к насилию, вербовал себе сторонников среди различных слоев населения. Ввел назначение губернаторов. Начал реорганизацию армии и налоговой системы, составил кодекс законов. Титул царя видимо получил в преклонном возрасте.

23.

Шульги, сын Ур-Намму

Правил с 2093г. по 2046г. до н.э. – 47 лет. Закончил строительство зиккурата, начатое отцом в Уре, восстановил храмы в Ниппуре. Довел до конца реорганизацию армии, начатую отцом. Провел завоевание многих стран света.  Раздвинул границы государства от Нижнего моря до Верхнего  моря. Подчинил Сирию и Элам. Взял себе титул: «царь Ура, царь Шумера и Аккада, царь четырех стран света».
Летописцы отмечают  его  достижение в организации войск – их быстрое перебрасывание с одного края страны на другой. Сохранился гимн царю Ура Шульги, в котором воспеваются все его деяния и заслуги его долголетнего правления.

24.

Сделал Туммаль Величественным

25.

Ввел Нинлиль в Туммаль

 

Для наглядности представим в таблице 12 сопоставимость произведенных царями объёмов работ, в зависимости от продолжительности их правления. При этом перечень царей, перечисленных в «Надписи из Туммаля», начиная с царя Киша Энмебарагеси ограничим царём Урука Урнунгалем, сыном  Гильгамеша, включительно. Потому, что все ограничения и условия принимаются для правильного определения периода правления Гильгамеша.

 

Таблица 12.

 Результаты деятельности царей в священном городе Ниппур («Надписи из Туммаля»)

 

 

Строка 6
Первый раз Туммаль был разрушен

 

Строка 11
Второй раз Туммаль был разрушен

Строка 13

Строка 1
Энмебарагеси
царь

Строка 3
Акка
сын  Энмебарагеси

Строка 7
Месанепада

Строка 8
Мескиагнунна
сын Месанепады

Строка 12
Гильгамеш

Строка 13
Урлугаль
сын Гильгамеша

Строка 2
Построил дом Энлилля

 

Строка 7
Построил Буршушна Дома Энлилля

Дополнение
Белицкого
Строительство Туммаля довел до конца

Строка 12
Построил Нумунбурра Дома Энлилля

Дополнение
Белицкого
Осуществил восстановление Туммаля довел до конца

 

Строка 4
Сделал Туммаль величественным

 

Строка 9
Сделал Туммаль величественным

 

Строка 14
Сделал Туммаль величественным

 

Строка 5
Ввел Ниниль в Туммаль

 

Строка 10
Ввел Нинлиль в Туммаль

 

Строка 15
Ввел Нинлиль в Туммаль

 

 

Дополнение
М.Белицкого
Ему хватило времени только, чтобы построить одно новое здание Буршушна в ансамбле храмов

 

Дополнение
М.Белицкого
Достиг цели в преклонном возрасте. Восстановить Туммаль смог его сын Урлугаль

 

 

 

На основании данных таблицы 12 с текстами глиняных табличек – «Надписи из Туммаля» чётко определяется последовательность правлений царей Шумера, обладавшим правом контроля над священным городом Ниппур, и это был главный аргумент для подтверждения их права на гегемонию  «царской власти» в Шумере.

Храмы бога Энлиля и богини Нинлиль в Ниппуре находились на особом положении – именно они определяли статус «царской власти» царей Шумера, который и определял царям право контроля над священным городом Ниппур.

И хронологическая последовательность правлений царей Шумера, в записях на глиняных табличках − «Надписи из Туммаля», начиная с царя Киша Энмебарагеси, хотя и без указания времени правления, определяла, таким образом, последовательность правлений именно царей всего Шумера, обладателей контроля над священным городом Ниппур и соответственно правом «царской власти» над всем Шумером.

Эти глиняные таблички с «Надписями из Туммаля» можно по праву назвать «Хронологией без дат».

Но эта традиция возникла только в годы правления царя Энмебарагеси в Кише, десятого по Списку царей Киша после Этаны. Приведём краткий перечень таких записей из табличек «Надписи из Туммаля».

1.Энмебарагеси, царь, десятый по Списку царей Киша после Этаны.
2. В этом месте [ т. е. в Ниппуре] построил дом Энлиля;
3. Акка, сын Энмебарагеси, одиннадцатый по Списку царей Киша после Этаны.
4. Сделал Туммаль величественным
5. Ввёл Нинлиль в Туммаль.
6. Первый раз Туммаль был разрушен.
7. Месанепада, царь Ура, правивший в Кише, после разгрома войск Акки.
Построил Буршушна Дома Энлиля,
8. Мескиагнуна, сын Месанепады, царь Ура, правивший в Кише.
9. Сделал Туммаль величественным.
10. Ввёл Нинлиль в Туммаль.
11. Второй раз Туммаль был разрушен.
12. Гильгамеш построил Нумунбурра Дома Энлиля.
13. Урлугаль, сын Гильгамеша,
14. Сделал Туммаль величественным».
15. Ввёл Нинлиль в Туммаль.

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. − М.: Вече, 2000. − 432 с., с. 108,109.]

Тот факт, что по сведениям табличек из Туммаля Гильгамеш проводит ремонтно-восстановительные работы в храме непосредственно после Мескиагнунны сына Месанепады, а в юном возрасте принимает активное участие в обороне Урука от войск царя Киша Акки убедительно свидетельствует о царях Ура, как о современниках легендарного Гильгамеша.

И это, в свою очередь приводит к важному выводу:
Поскольку следующим царём Киша за Аккой становится царь Ура Месанепада, а Гильгамеш становится царём Шумера после Мескиагнунны, сына Месанепады, то практически все цари, перечисленные в «Туммальском Списке», от Акки до Урнунгаля были современниками Гильгамеша.

Приведу многозначащий в этом отношении текст из книги М.Белицкого:
«Ближе всех к истине оказался Торкильд Якобсен, настаивавший на том, что все три династии после Потопа принадлежали к одному времени. … Согласно тексту «Надписи из Туммаля, правители Ура осуществляли контроль над священным городом Ниппуром до тех пор, пока эта функция не перешла к Гильгамешу. …

Пересмотрев свою прежнюю точку зрения Крамер пришёл к выводу, что первые правители Ура были современниками как Гильгамеша, так и его противников из Киша. Крамер предложил … схему событий этого бурного периода в истории Шумера.

В борьбе за господство над всей страной … первый из царей Ура Месанепада победил последнего представителя Первой Династии Киша – Акку, и тем самым приобрёл контроль над городом Ниппуром. По-видимому, Месанепада напал на Киш, овладел городом и сверг Акку. Подобное понимание событий позволяет прояснить загадку  печати Месанепады, который именует себя не царём Ура , а царём Киша, подчёркивая тем самым  своё величие и заслуги перед всем Шумером. …

По-видимому, … Месанепада был уже далеко не молодым человеком: ему хватило времени лишь на то, чтобы построить одно новое здание – Буршушна в ансамбле храмов Энлиля. Строительство Туммаля довёл до конца сын Месанепады – Мескиагнунна. Гильгамеш победил Мескиагнунну и захватил власть над Шумером. Символом этой власти являлся контроль над Ниппуром. В молодые годы Гильгамеш, подобно Мескиагнунне боролся с Аккой из Киша за гегемонию над Шумером. Но своей цели, как и Мескиагнунна, он достиг лишь в преклонном возрасте, потому что уже не он, а его сын Урлугаль смог восстановить Туммаль».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. − М.: Вече, 2000. − 432 с., с. 108,109? 110]

 

 

Летосчисления Шумера после Потопа.

Для определения действующих систем летоисчислений, до и после календарных реформ, очень важно выявление моментов, в которые происходят изменения численных значений сроков правлений царей. Также важно и выявление событий, которые являются, как бы, общими точками отсчета в хронологии правлений, то ли династий, то ли царей. При этом, следует учитывать, что применение разных систем летосчислений в разных городах, как Месопотамии, так и Древнего Египта разными религиозно-политическими группировками или течениями не должны никого удивлять также, как в современное время никого не удивляют разные системы летосчисления у христиан и мусульман.

Резкие переходы в чередовании числовых величин длительностей правлений царей являются доказательством о происходивших в то время календарных реформах, другими словами, о переходах с одной системы измерения времени на другую. Причем переходы с бόльших по величине численных значений длительностей  правлений на меньшие говорят о постепенном усовершенствовании систем измерения счета времени, вплоть до современного. А вот смены  числовых величин длительностей правлений царей с меньших по величине на бόльшие по величине свидетельствуют об обратном процессе, о своеобразной реставрации счёта времени. И именно такие смены числовых величин сроков правлений царей свидетельствуют о происходившей в то время реставрации системы летоисчисления, или о возврате на прежне действующую систему летоисчисления.

Заслуживают внимания такие факты в мифах, когда царя Сиппара Энмендуранну задолго до Потопа и царя Киша Этану после Потопа боги поднимали в небо и давали им знания, в том числе и о счёте времени. При этом, как сопутствующий факт в мифе, Этана намеревался достичь неба, чтобы вымолить у богов рождение сына-наследника, и Этана увидел Землю сверху – она «была величиной с горшок». И, именно моменты в мифах о подъёме богами царей в небо и о получении ими от богов знаний, в том числе и о счёте времени, соответствуют резким переходам величин сроков правлений шумерских царей, свидетельствующих о календарных реформах, происходивших в далёком прошлом.


Характерно, что, согласно Списку шумерских Царей, царь Убартуту в Шуруппаке правил 18000 лет, а после Потопа сроки правления царей резко сократились до величины в 1560 лет царя Этаны в Кише и до величины в 3 126 лет царя Тота в Египте. Такое сокращение численных выражений сроков правлений  царей соответствовало переходу и в Шумере и в Египте на системы летоисчисления, когда учетной единицей года становилась неделя, с индексацией лет .


К этому можно добавить и утверждение З.Ситчина, что
«52 является числом Тота».

[Ситчин З. Армагеддон откладывается. М.: Эксмо, 2005. – 448 с., с. 365]

З.Ситчин в свое книге «Армагеддон откладывается» приводит интересный рассказ о мифе, в котором
«магическое число 52 связывается с богом Тотом и тайнами календаря. Миф записан на папирусе (кат. номер Каирского музея 30646)  … старик рассказал о гробнице, где хранилась книга, которая была написана самим Тотом и в которой открывались загадки Земли и небес … мумия Неферкаптаха заговорила и сказала, что существует способ завладеть книгой, не навлекая на себя проклятие Тота: нужно сыграть в игру «Пятьдесят два», «магическое число Тота». Игра «Пятьдесят два» – деление года на пятьдесят две недели по семь дней».

[Ситчин З. Армагеддон откладывается. М.: Эксмо, 2005. – 448 с.,  с. 262-264]

Так «божественная семерка» из мифа об Этане и число Тота – 52 четко просигналили о том, какие системы летоисчисления после Потопа применялись в Кише при царе Этане и в Египте при правлении царя Тота.

«В «Книге Юбилеев» говорится (глава 6), что, после окончания Потопа, Ною были даны «божественные скрижали», которые предписывали

«Посему я повелеваю и подтверждаю тебе,
Чтобы ты засвидетельствовал им …
Что они должны считать год только
В триста шестьдесят четыре дня»

[Ситчин З. Армагеддон откладывается. М.: Эксмо, 2005. – 448 с.,  с. 265]

В  известной  степени, счет времени стали вести:
по количеству недель в году – 7 дней, четверть фазы луны, в году содержится 52 недели;
по количеству месяцев в году – 30 дней, полная смена лунных фаз, в году содержится 12 месяцев.
А отсюда и применение коэффициентов индексации систем летоисчислений при их переводе на современное летоисчисление:
  ;  ;

Дальнейшее понижение числовых величин длительностей правлений царей от 200 лет и до 30 и менее,  свидетельствует о том, что древние шумеры могли бы использовать и при счете времени единицы времени солнечного года: сезоны года, полугодия и год с применением соответствующих коэффициентов индексации летоисчислений:
;   ,


2 – по количеству полугодий в году, время между днями равноденствий или солнцестояний;
1 – год в году, точнее период времени от одного дня Весеннего Равноденствия до следующего.

Учитывая дополнения М.Белицкого, из сведений таблицы 12 видно, что у царей: Энмебарагеси, Месанепада и Гильгамеша – хватает времени только на строительство дома Энлиля, а полностью заканчивают строительство храмов, делают «Туммаль величественным» и вводят «Нинлиль в Туммаль» уже сыновья этих царей: Акка, Мескиагнунна и Урлугаль.

При этом, царям, Месанепаде и Гильгамешу, как следует из дополнительного замечания М.Белицкого, даже не хватает времени, чтобы закончить строительство храмов. Сопоставимость таких сведений таблицы 12 о трудоемкости выполняемых работ в Туммале с продолжительностью правлений царей, да ещё с учётом применяемых систем летосчислений, позволяют ориентировочно определить примерные сроки правлений этих царей.

Ограничимся пока переводом в современное летосчисление только времени правления царя Энмебарагеси и его сына Акки при коэффициенте индексации их лет правления  с округлением до целых


Царь Энмебарагеси правил в Кише – 900 лет, следовательно, 17 лет.


Царь Акка правил в Кише – 629 лет, следовательно, 12 лет.


Сопоставим объёмы работ по строительству храмов в Туммале, произведённых в годы правлений Энмебарагеси, Месанепады и Гильгамеша, на ниже представленной таблице.


Из сведений этой таблицы ориентировочно видно, что, несмотря на длительность правления в 17 лет, царь Энмебарагеси успел построить только храм Энлиля, а заканчивал строительство с освящением храмов уже его сын Акка.

 

Строка 1
Энмебарагеси
Царь правил в Кише 17 лет

Строка 7
Месанепада

Строка 12
Гильгамеш

Строка 2
Построил дом Энлилля

Строка 7
Построил Буршушна Дома Энлилля

Строка 12
Построил Нумунбурра Дома Энлилля

 

При этом, естественно предполагать, что идея строительства храмового комплекса в Ниппуре возникла у царя Энмебарагеси не сразу с начала его правления, а явилась следствием обострения взаимоотношений с соседними городами-государствами: Уруком и Уром. Усиление этих городов, обладавших древними традициями права на «царскую власть» в Шумере, привело царя Киша Энмебарагеси к поиску, как древних традиций, подтверждающих право на «царскую власть» Киша, так и новых решений идейно-религиозного права на «царскую власть» Киша. Одним из аргументов, подтверждающих право «царской власти» Киша, и оказалась его идея о строительстве храмового комплекса бога Энлиля и богини Нинлиль в священном городе Ниппур. Можно только предполагать, что на разработку этих мер у Энмебарагеси ушло не менее трети его срока правления.

Поэтому можно в грубом приближении предполагать, что Энмебарагеси, Месанепада, и Гильгамеш, с учётом описания выполненных объёмов работ каждого из них, каждый выполнили примерно одинаковый объём работ, по времени примерно равный двум третям срока правления царя Киша Энмебарагеси. И, в таком случае, ориентировочное время правления каждого из них, Месанепады и Гильгамеша, составит примерно 17 ×  =12 лет. Следовательно,


примерная продолжительность правления царя Ура Месанепады в Кише после его победы над царём Киша Акки примерно составляет – 12 лет;

примерная продолжительность правления царя Урука Гильгамеша после его победы над царём Ура Мескиагнунной, правившем в Кише, примерно составляет – 12 лет.


По сведениям Крамера, разгром войсками царя Ура Месанепады войск Киша во главе с царём Киша Аккой знаменовал собой падение Первой Кишской Династии и начало правления в Кише Первой Династии Ура. Царь Ура Месанепада по сведениям мифов стал называть себя царём Киша после своей победы над царём Киша Аккой. Таким образом, общий период его правления можно представлять состоящим из двух периодов:

1. периода его правления в Уре и
2. периода его правления в Кише, когда он получил право «царской власти» над всем Шумером.
Но, считать при этом, что Урук при поражении Кишской Династии в лице царя Акки добился своей независимости, пожалуй, не следует. Потому, что в Уруке и в Кише была введена система летосчисления Ура с индексацией лет . Другими словами, во всём Шумере стала действовать система летосчисления царя Месанепады.

Такой сравнительный расчёт очень приблизителен, но важен при определении общей, действительной продолжительности правления царя Урука Гильгамеша.

По сведениям многих мифов Гильгамеш становится царём в молодом возрасте, точнее, по мнению многих исследователей в юном возрасте. И вместе с тем, многие исследователи, в том числе и историк Дэвид Рол, сведения древних источников о длительностях правления царя Думузи в 100 лет и Гильгамеша в 126 лет принимают за истинные. Но в таком случае, о молодом возрасте Гильгамеша, когда он стал царём, не следует даже и вести речи.

Ни Гумилев Н.С., ни Дьяконов И.М. в своем переложении текста поэмы, которое по его словам «является почти дословным» (эпос о Гильгамеше, о все видавшем) – не упоминают ни о факте осады Урука, ни о военных действиях Гильгамеша с соседними царями. Только лишь Лео Яковлев в своем прозаическом пересказе перевода эпоса «Гильгамеш и Акка» Афанасьевой В.К. подробно рассказывает, что Гильгамеш ко времени осады Урука войсками Киша, почти достиг «зрелости». При этом, по сведениям мифов, Гильгамеш проявил себя в этой ситуации настолько весьма достойно и зрело, что был удостоен титула царя. Эту часть «эпоса о Гильгамеше. О все видавшем»., Лео Яковлев так и называет в заголовке – «Первый подвиг юного Гильгамеша».

Не будем пока касаться спорного для некоторых исследователей вопроса о происхождении Гильгамеша, а обратим внимание на содержание текста прозаического пересказа Лео Яковлева, в котором трактуется вопрос о приходе к власти Гильгамеша.

«Покидая этот мир, великий герой Лугальбанда, царь Урука завещал власть в государстве своему сыну Гильгамешу с условием, что в годы его юности страной будет управлять мудрый Забардибунуг. А сам Гильгамеш до достижения зрелости будет только верховным жрецом в соседнем с Уруком городе Куллаб, где находился Эанна – величественный храм богини Инанны, покровительницы Урука».
[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., c. 28-29]

 

Это означает, что у Гильгамеша в юные годы его правления был опекун, царь-регент. Далее Лео Яковлев отмечает:
«И Урук, и Куллаб, и вся страна…. Подчинялись северному городу Киш – столице всего Шумера, где в то время правил царь Агга, сын Энмебарагеси… и кроткий Забардибунуг смиренно признавал его власть и был искренне ему предан.

Но вскоре истинным властителем Урука стал Гильгамеш. По его приказу Урук и Куллаб…. Были обнесены мощной кирпичной стеной… , и Гильгамеш перестал отправлять дань и дары в северную столицу». «Послы Агги потребовали прекратить в Уруке, какие бы то ни было работы по укреплению города и подтвердить свою верность северной столице. Не дав своего согласия, Гильгамеш на городском совете старейшин «поведал им о посольстве Агги и с возмущением сказал: … мы покроем себя позором, подтвердив покорность дому Киша, вместо того, чтобы поразить его своим оружием. Давайте примем бой».

«Но мудрые и осторожные старцы не верили в силы Гильгамеша,… Они заявили юному правителю, что не стоит бороться с тем, кто сильнее. Опекун Гильгамеша – Забардибунуг поддержал совет старейшин …. Но Гильгамеш … повелел собрать на площадь всех граждан Урука и убедил их «сразиться с воинством Агги». И граждане Урука заявили Гильгамешу: «… мы верим тебе, Гильгамеш – сын великого военного вождя Лугальбанды, … и мы готовы сразиться с воинством Агги».

«Не прошло и десяти дней», как войска Киша во главе с самим царем Аггой окружили Урук, но победа досталась Гильгамешу, а «Агга признал власть Гильгамеша над Кишем. Главным городом всего Шумера стал Урук, а его верховный жрец и военный вождь Гильгамеш получил титул царя всего Шумера».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. – М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 29-35.]

Но в действительности царем всего Шумера Гильгамеш стал только в конце своего правления, после окончательной победы над своим соперником царем Ура Мескиагнуной, сыном Месанепады.

Во время же осады Урука, царь Ура Месанепада, воспользовавшись моментом ухода из Киша войск во главе с царём Аггой на Урук, захватил Киш, и провозгласил себя царем Киша, а подоспевшего вернуться из-под Урука царя Киша – Аггу разгромил. Таким образом, в Кише после царя Агги правили цари Ура: Месанепада и его сыновья – Аанепада и Мескиагнунна. В официальной хронике Списка Шумерских Царей они отсутствуют, и после правления царя Киша Агги «царская власть силой оружия была перенесена в Эанна (Урук)».

[Рол Д. Генезис цивилизации. – М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 185.]

Не менее интересную удостоверяющую деталь о статусе Гильгамеша во время осады Урука можно отметить и в тексте перевода поэмы «Гильгамеш и Акка (Агга)» Каневой И.Т., который  приводит М. Белицкий в его книге «Шумеры. Забытый мир». Там Гильгамеш, при осаде Урука войсками Акки (Агги), назван не царем, а только верховным жрецом Куллаба:

«Во второй раз Гильгамеш, верховный жрец
Куллаба, перед гражданами своего города
слово положил, речь держит …».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 103]

Приведённые примеры убедительно свидетельствуют о том, что
царём Урука Гильгамеш стал
непосредственно накануне успешной обороны Урука.
И дата осады Урука – это и дата начала правления Гильгамеша,
когда он стал править как царь,
наследник власти  царя Урука Лугальбанды.

Исходя из этого, можно предположить, что должность верховного жреца Куллаба следует рассматривать, как статус наследного принца или царевича, который провозглашался, вероятнее всего, даже с момента появления на свет. Следовательно, опекунство юного царя могло продолжаться не более срока правления царя Думузи, правившего, как показывают расчёты хронологии, 8 лет до достижения зрелости или до совершеннолетия Гильгамеша. Учитывая, что при царе Урука Думузи в Уруке действовала религия богини Инанны, индексация системы летосчисления которой составляла , определение срока правления царя Урука Думузи составит  = 8 лет.


Следовательно, если принять возраст зрелости 18-20 лет, то можно предполагать, что Гильгамешу было в пределах 8-10 лет, когда, умирая, Лугальбанда передавал временно власть царю-регенту Думузи до «зрелого возраста Гильгамеша».
В сведениях же Списка Шумерских Царей продолжительность правления царя Урука Гильгамеша составляет 126 лет. В связи с тем, что с начала правления Гильгамеша в Уруке действовала система летосчисления с индексацией лет , то при переводе на современное летосчисление длительность правления Гильгамеша составит: = 63 года.

Не менее важным для истории правления Гильгамеша, является также определение действительных дат начала правлений всех царей трёх Первых Династий Шумера после Потопа. Поскольку, правления царей Ура,  современников правления Гильгамеша, образно говоря, составляют целый период в жизни Гильгамеша, начиная от разгрома войск царя Киша Акки войсками царя Ура Месанепады и заканчивая концом правления сына Месанепады Мескиагнунны, то естественно необходимо прежде всего определить сроки правлений царей Первой Династии Ура.

ПЕРВАЯ ДИНАСТИЯ ЦАРЕЙ УРА

М.Белицкий отмечает в своих исследованиях, что в итоге археологи раскопали таблички с надписями, из которых стало известно, что:

Месанепада правил в Уре 80 лет;
У него была жена по имени Нинтур;
У него был сын Аанепада, воздвигший в Уре храм богини Нинхурсаг;
У него был сын Мескиагнунна, «царствовавший 36 лет».

Численное значение длительности правления царя Ура Месанепады в количестве 80 лет свидетельствует о том, что в тот момент в Уре применялась система летоисчисления с индексацией лет правления , такая же, как и в Уруке, другими словами царь Месанепада правил в Уре и в Кише с общим сроком правления в течение  лет.

Если принять за основу предварительное приблизительное определение длительности правления Месанепады в Кише в течение 12-ти лет после его победы над Аккой, то длительность правления Месанепады в Уре до осады Урука составит

40 лет – 12 лет = 28 лет.

Поэтому, вполне справедливо предположение, что цари Ура, в смысле введения самых передовых летосчислений, оказались самыми передовыми царями в Шумере.

М.Белицкий в своей книге «Шумеры – Забытый мир» приводит содержание текстов на глиняных табличках, в которых упомянуты цари Ура.
«Аанепада, царь Ура, сын Месанепады, царя Ура, воздвиг сие для своей владычицы Нинхурсаг».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 101]

Но «имя Аанепады в «Царских Списках» не значилось». Все это было записано на других глиняных табличках, и на некоторых был неясный текст:

                «… и царствовал 80 –х лет
                                           Аанепада,
                               сын Месанепады
                          царствовал х лет».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 101]

Как видно из Списка царей в «Надписи из Туммаля» в этом перечне имени царя Аанепады не оказалось. На основании изучения ряда надписей, найденных в Уре, М.Белицкий отмечает, что

«существует предположение, что сын Месанепады, Мескиагнунна (царствовавший 36 лет), имя которого в «Царском Списке» следовало непосредственно за именем отца, в действительности был его вторым сыном и преемником своего старшего брата».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 102]

Из сопоставления записей на глиняных табличках и материалов о раскопках в Телль-эль-Обейде, где Леонард Вулли обнаружил «храм богини-матери Нинхурсаг» становится ясным, почему об Аанепаде нет записи в Туммальском списке Ниппура. Вполне очевидно, что Аанепада посвятил всю свою жизнь возведению величественного храма Нинхурсаг. М.Белицкий отмечает:

«Храм вызывает восхищение. Все в нем величественно и прекрасно: … и широкие лестницы … и великолепный портик, … и обшитые листовой медью колонны, … и стены, украшенные мозаикой, рельефами и барельефами, изображающими сцены охоты и культовые обряды».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 100]

Похоже, что возведением этого храма Аанепада занялся еще в годы правления своего отца. И, по всей вероятности, посвятил ему всю свою жизнь. Поэтому, времени для храмов в Ниппуре у него не оставалось. Кроме того, вполне возможно, что Аанепада, посвятивший себя служению другой богине, богине Нинхурсаг, и не имел права участвовать в освящении храма другой богини и вводить Нинлиль в Туммаль.
Но, как известно, храмы в Ниппуре находились на особом положенииименно они определяли статус «царской власти». Поэтому, работы начатые царём Месанепадой в Туммале требовали своего завершения. И, как следует из «Надписи в Туммале», окончание работ производил сын Месанепады – Мескиагнунна. В общем, ситуация, отражённая в табличке «Надписи из Туммаля»:

«Первый раз Тумаль был разрушен.
Месанепада построил Буршушна Дома Энлиля».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 100]

– требовала завершения восстановительных работ и совершения главного деяния для Династии Ура – статус-кво их положения – освящения построенных и восстановленных храмов в Ниппуре и введения в них Нинлиль.

По всей видимости, при смене Правящих Династий необходима была и процедура разрушения освященных атрибутов прежних династий, а затем каждая династия отстраивала и освящала свои. Видимо, поэтому и происходили процедуры «Разрушения Туммаля». Когда к власти приходили цари новых династий, по всей вероятности, они разрушали строения прежних царей и строили новые храмовые сооружения, стараясь, тем самым, утвердиться и прославить имена царей только своей династии. Но все храмовые сооружения в Туммале посвящались, как об этом упоминалось выше, только одним богам – Энлилю и Нинлиль. Поэтому, записи о разрушениях Туммаля в табличках – «Надписи из Туммаля», как древний документ, чётко свидетельствуют о смене правлений Династий Шумера.

Таким образом, «Первый раз Туммаль был разрушен», когдаправление Первой Кишской Династии с царём Аккой во главе было свергнуто Месанепадой, царём Первой Династии Ура.
«Месанепада построил Буршушна дома Энлиля»;

«Второй раз Туммаль был разрушен», когдазакончилось правление Мескиагнунны, царя Первой Династии Ура и наступило правление Гильгамеша, пятого царя Первой Урукской Династии.
«Гильгамеш построил Нумунбурра Дома Энлиля»;

При этом, можно предполагать, что большого разрыва во времени между работами в Туммале, произведенными при Месанепаде и при Мескиагнунне, не должно было быть. И учитывая политико-религиозную ситуацию, период правления старшего сына Месанепады Аанепады по идее должен был быть коротким и не превышать, по крайней мере, 3-4 года.

Кроме того, сам Аанепада, учитывая такую политико-религиозную ситуацию,  возможно, желая закончить строительство храма богини Нинхурсаг в Телль-эль-Обейде, мог с какого-то момента просто передать власть брату Мескиагнунне или перейти с ним на совместное правление.

По сведениям источников правление царя Урнунгала, сына легендарного Гильгамеша, началось с введения современного летосчисления. Срок правления царя Урнунгала в Списке Шумерских Царей записан в количестве 30 лет современного летосчисления.

Да и предположение, отмеченное М.Белицким, что «Мескиагнунна правил 36 лет», пожалуй, сделано исследователями в уже современной системе летоисчисления. Ведь, если сложить предполагаемые составные части общей продолжительности правления Гильгамеша:
12 лет при правлении Месанепады в Кише;

3-4 года ориентировочного правления старшего сына Месанепады – Аанепады;
36 лет правления Мескиагнунны;

12 лет правления Гильгамеша в качестве царя всего Шумера
То и в этом случае общая продолжительность правления Гильгамеша составит
12 лет + 4 года + 36 лет + 12 лет = 64 года

И это довольно значительный срок правления одного царя. По сведениям мифов, как отмечал М.Белицкий – Гильгамеш пережил всех своих соперников-современников.

Расчёты хронологии, приводимые выше, определяют общий срок правления царя Гильгамеша в 63 года с погрешностью отклонений до года. Ориентировочные же сроки правлений царей Первой Династии Ура и самого Гильгамеша, когда он стал царём всего Шумера, из-за приблизительности определения объёмов работ по строительству храмов могут быть определены только приблизительно. Для удобства расчётов корректировке подвергнем приблизительные 12 лет правления Гильгамеша в качестве царя всего Шумера на один год:

12 лет − 1 год = 11 лет

Следовательно, общая продолжительность правления Гильгамеша составит

12 лет + 4 года + 36 лет + 11 лет = 63 года

Для более наглядного представления данные расчёта общей длительности правления царя Урука Гильгамеша представим ниже в виде графической схемы.

В итоге хронология правлений царей Первой Династии Ура может быть представлена в современном летосчислении без календарных дат в следующем виде:

Месанепада  правил                                    –  40 лет
Аанепада, сын  Месанепады, правил           – 4 года
Мескиагнунна, сын  Месанепады, правил – 36 лет

Итого  Первая  Династия  Ура  правила     – 80 лет

Рис 5. Примерная хронология правлений царей в период правления Гильгамеша

 

Годы правления сыновей Месанепады по сведениям источников и по сопоставлениям расчётов хронологии оказались выраженными в современном исчислении лет. Царь Ура Аанепада отсутствует в записях на табличках – «Надписи из Туммаля». Такой факт позволяет естественно все-таки предполагать, что возведение храма богини Нинхурсаг в Телль-эль-Обейде не давало возможности Аанепаде уделять время восстановительным работам на храмовом комплексе в Туммале, а продолжать дело его отца, царя Месанепады за право «царской власти» было крайне необходимо.

Пожалуй, именно этим мог руководствоваться Аанепада, передавая право «царской власти» своему младшему брату Мескиагнунне. Поэтому и срок правления Аанепады оказался коротким. Но вместе с тем правление старшего сына Месанепады Аанепады ознаменовано проведением календарной реформы перехода на систему летоисчисления, близкую к современной. Отсюда следует, что в начале правления Аанепады в Уре была проведена календарная реформа перехода на современное летоисчисление, подобная той, которая была проведена в Египте в 2781 г. до н. э.

Хотя предварительное определение долголетия правления Гильгамеша в 63 года, приведённое выше, довольно убедительно, но для окончательного подтверждения срока правления Гильгамеша в Уруке в течение 63-х лет необходимо вернуться снова к этому вопросу.
На первый взгляд, сведения из Списка Шумерских Царей о длительности правлений царей Думузи и Гильгамеша в 100 лет и в 126 лет, как бы, говорят о том, что эти цари правили примерно одинаковое количество лет. Говоря другими словами, находясь в плену математической схожести подобных по величине чисел в 100 и 126, создается впечатление, что Думузи правил почти столько же лет, сколько и Гильгамеш. А порядок величины их сроков правлений позволяет, естественно,  предполагать, что во время правления этих царей действовала одна и та же система летоисчисления.

Как и многие исследователи, Дэвид Рол не понимает причины выражения шумерами сроков правлений царей большими по величине числами, и называет сроки правлений царей «поколениями», или другими словами – династиями. На мой взгляд, в приводимом ниже тексте Дэвид Рол выразил, по сути дела, мнение многих историков и исследователей.

«Мы вынуждены прийти к выводу, что Агга – а следовательно, и Гильгамеш – правили в Уруке спустя всего десять «поколений» после Потопа (т.е. спустя десять правителей после Этаны)».
« … я беру слово «поколение» в кавычки, … мы просто не можем отождествлять срок правления этих царей с нормальным интервалом между поколениями, составляющими двадцать – двадцать пять лет. … царям Киша и Урука приписывались  невероятно длительные сроки правления. Почему и зачем это делалось – непонятно».
«Вполне возможно, что «поколения», отделяющие Мескиагкашера от Месанепады, - это не обычные поколения продолжительностью 20-25 лет (как полагает Торкильд Якобсен), а «эры», обозначенные в Списке царей именами их правителей. … не исключено, что под датами правления фантастических царей-долгожителей следует понимать сроки правления основанных ими династий».

[Рол Д. Генезис цивилизации. – М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 182,183,198]

В этом варианте, описываемых событий, Гильгамеш действительно может быть сыном только Думузи или «Демона лиллу», но только не сыном Лугальбанды. Так считают многие исследователи, в том числе и Дэвид Рол.

В таком варианте присутствуют и недостатки:
1. Не отражены события мифа – возврат Инанны из подземного мира.
2. Думузи, судя по содержанию прозаического пересказа эпоса Лео Яковлевым с перевода Афанасьевой В.К., оказывается сторонником центральной власти Киша. Поэтому он и сторонник применявшейся системы летосчисления бога Уту в Кише с индексацией . При этом, естественно предполагать, что он постарается во время своего правления сохранить эту систему летосчисления бога Солнца Уту. Но, по сведениям мифов, Думузи совершает обряд бракосочетания с богиней Инанной, богиней лунного пантеона богов, что по религиозным мировоззрениям несовместимо и маловероятно.

Главным же аргументом маловероятности действия во время правления Думузи и Гильгамеша одинаковой системы летоисчисления то, что оба царя были приверженцами совершенно разных культов богов, каждому из которых было присуще лишь «свое» летоисчисление.

Гильгамеш – стал приверженцем почитания бога Уту и лейтмотив почитания Гильгамешем этого бога присутствует во всём эпосе о Гильгамеше от его начала до его конца. Но, пожалуй, главная причина всё-таки заключалась в победе царя Ура Месанепады над царём Киша Аккой. Царь Ура Месанепада объявил себя царём Киша и ввёл своё летосчисление с индексацией . Урук практически стал зависимым государством от Киша.
В его правление статус главного бога принадлежал богу солнца Уту, которому свойственны были свои системы летоисчислений ;  
Думузи     –  в его правление статус главного бога принадлежал богине плодородия Инанне с ее системой летоисчисления с индексацией лет  .
Кроме того, не только в мифах, но и в Списке Шумерских Царей Думузи назван «божественным» потому, как увековечил свое имя еще и тем, что, проведя обряд бракосочетания с богиней Инанной, и заменив собой ее в подземном мире, положил начало общепризнанному на востоке празднику – празднику в честь бога Таммуза.

Если перечислить некоторые основные сведения мифов о времени правления царей Урука Думузи и Гильгамеша, то объяснения по всем этим сведениям  и по связанным с ними событиям должны заключаться и в так называемой «идеологической сути» применяемых систем летоисчислений, и соответствующим этим системам летосчислений учетным единицам года.

Как показали различные способы определения и расчета срока правления царя Урука Гильгамеша, срок его правления оказался долголетним и составил 63 года в единицах измерения современного летоисчисления. И такому сроку правления соответствовала система летоисчисления с индексацией лет  и с учетной единицей года – полугодием, периодом времени между солнечными днями: равноденствий или солнцестояний.

Учитывая, что Думузи, во время осады Урука на совете старейшин, склонялся к подчинению центральной власти Киша и следовал курсу его политики,  то логичнее было бы предположить, что Думузи никаких реформ летоисчислений не делал и правил бы при такой же системе летоисчисления, какая действовала и при Лугальбанде. И, в таком случае, длительность его правления составила бы

 года.

Но в этом случае сведения мифов, приведенные в перечне событий мифов, остаются вне какой-либо связи с применяемыми системами летоисчислений и какими либо объяснениями к этим событиям. И, такой срок, пожалуй, слишком мал для срока опекунства. Но самое главное, что он противоречит сведениям эпоса, что было время возврата культа Инанны. Инанна возвращалась из подземного мира. А при повторном её возвращении в подземный мир жрецы провели мистерию ритуального обряда бракосочетания Думузи с богиней плодородия Инанной, в котором вместо Инанны в подземный мир уходил Думузи. А это очень важный момент в истории и событий, и мифологии.

Поэтому, совершенно иначе выглядит картина событий, если учесть, что правление царя Думузи было тесно связано с самой богиней Инанной и с ритуалами культа богини Инанны и, естественно, с «ее системой летосчисления, индексация которой составляла ».


В таком случае возврат летоисчисления Инанны обусловливает определение срока правления Думузи как  лет, а сведения мифов оказываются в тесной взаимосвязи с реальными событиями жизни и обретают как свое объяснение, так и свое подтверждение.


В эпосе о Гильгамеше и других мифах нашло четкое отражение происходивших в тот период событий в ясных и образных мифических фактах возвращения богини Инанны из Подземного мира, мистерии обряда бракосочетания царя Думузи и богини Инанны, свержения Думузи и отправки его в подземный мир, обожествления ежегодной мистерии умирающего и воскресающего бога.

Тесное переплетение происходивших событий с мифическими фактами находит свое отображение и на графике-схеме (вариант II) правлений царей Первых Трех Династий после Потопа.

Если же придерживаться точки зрения Дэвида Рола и некоторых историков, что Думузи правил в действительности 100 лет, соответственно записи «Списка Шумерских Царей», и при такой же системе летоисчисления, как и Гильгамеш, то срок его правления в таком случае составил бы   лет.

Но в этом случае сведения мифов, приведенные в перечне событий мифов, не находят никакого подтверждения в реальных событиях и остаются вне какой-либо связи с применяемой системой летоисчисления и каких-либо объяснений к этим событиям. А Гильгамеш в этом случае мог бы стать царём не в юношеские годы, а в весьма зрелом возрасте примерно лет 60-ти. А такое предположение совершенно не соответствует сведениям мифов.

О его глубоком возрасте говорится в строках эпилога прозаического пересказа «Эпоса о Гильгамеше. О все видавшем». Лео Яковлева с перевода Афанасьевой В.К.:

«Шли годы. Гильгамеш, все видавший, потерял вкус к странствиям и редко выходил не только за стены Урука огражденного, но и за пределы своего дворца». «Желания, охватывавшие его на время: мчаться в колеснице по степи, устроить пиршество, любить женщину, общаться с богами, приносить жертвы при раздумьях – также быстро проходили». «Одиночество тоже мучило и тяготило его. И расхотелось Гильгамешу быстро мчаться в степи на колеснице, и расхотелось участвовать в пиршестве, и пропало желание к женщине, ибо женщина – это ловушка для охотника, это острый кинжал, перерезающий горло человеку, и расхотелось общаться с богами и приносить им жертвы, так как «Ходят боги своими путями, а не так как человеку угодно!».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с.,  с. 162-168.]

«Вспомнил Гильгамеш, как ему хотелось в походах и сражениях прославить свое имя. И подумал он, «А что за эти годы, проведенные во дворце, в покое, что я сделал для своей посмертной славы!» И не смог он сам себе ответить: так незаметно и без пользы людям пробежало время его жизни. «Взволновали героя эти мысли, и подумал он: может быть благодеяние своей стране сделать? – и выслушал мудрого раба совет:
- Если ты не уверен в пользе дела, то не оказывай своей стране благодеяний. Поднимись на холмы, где города лежат в руинах, поброди среди древних развалин, посмотри на черепа людей, живших раньше и позже, и кто из них владыкой зла был, а кто добро сеял, теперь уже никто не узнает!

Выслушал Гильгамеш мудрого раба своего и понял, все видавший, что все его знания, обретенные в походах, дальних и опасных, лишь печаль его умножили безмерно. И все, что совершил Гильгамеш за всю свою жизнь, показалось ему настолько малым и незначительным. И понял он, что все его усилия -  тщетны, что минуют годы и столетия, и разрушится все, что он построил, вознесется к небу кедровая поросль, и новый лес кедровый покроет склоны гор Ливанских, и забудутся подвиги героев, ибо несовместимы человек и вечность.
И права была мудрая богиня Сидури, когда у стен дворца своего говорила ему: есть и пить вдоволь, веселиться днями и ночами, облачаться в белые одежды, омывать и умащивать свое тело, радоваться женщине, лежащей рядом, и ласке ребенка – только в этом счастье человека и судьба его, определенная богами!»

Кажется, что лучше этих строк и не передать раздумья человека о смысле жизни, смерти и бессмертия достигшего довольно преклонного возраста в 80-85лет, что как раз и соответствует годам правления Гильгамеша – 63года.
Вряд ли подобные мысли одолевали бы человека в возрасте 50-60 лет. Возраст  в  50÷60лет – это сравнительно молодость политически зрелого возраста царя. Поэтому, предпочтение, скорее всего, следует отдать системе летоисчисления Урука с индексацией лет , при которой длительность правления Гильгамеша составит 63 года.

Ведь, как известно из Библии, Ной преодолевает все трудности Потопа и доживает до 80 лет. А библейский долгожитель Мафусаил, по имени которого назвали самую длинную продолжительность жизни в 969 лет, как – «Мафусаилов век», прожил – 81 год.

О том, что в конце своего правления Гильгамеш  был в преклонном  возрасте, говорит и М.Белицкий в своем исследовании – эссе «Шумеры – забытый мир», приводя описание поэмы «Гильгамеш и страна живых»:

«Гильгамеш, могучий воин, владыка и любимец Урука, любимец богов, уже не молод. Грусть и тоска переполняют его сердце при мысли о неминуемой смерти. Его гнетет, что он стар, но он предпринимает путешествие в страну живых, в «страну срубленного кедра» и переправляется через «море Мертвых».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 308]

Возможно, это – просто упоминание о действительно реальном факте посещения Мертвого моря, так называемого и поныне, и «страны срубленного кедра» - Ливана.

Таким образом, Хронология правлений царей Шумера после Потопа без Дат, запечатлённая на табличках – «Надписи из Туммаля» позволила установить действительную последовательность правлений этих царей, а использование индексаций применяемых систем летосчислений позволило определить действительные сроки правлений шумерских царей после Потопа. Но, понять закономерные причины возникновения церемониала строительства и восстановления храмового комплекса богов Энлиля и Нинлиль в Ниппуре даёт возможность лишь анализ религиозно-политической ситуации взаимоотношений между тремя Первыми Шумерскими Династиями после Потопа: Киша, Урука и Ура.
В этом отношении определяющим аргументом можно считать приход к власти в Кише бывшего полководца Киша Энмебарагеси. По сведениям древних источников известно, что полководец Киша победил Элам и захватил большой трофей оружием. Но, спустя немного времени после царя Киша Илтасадума Энмебарагеси становится десятым по счёту после Потопа царём Киша.

Переходя к хронологии правлений царей трёх Первых Шумерских Династий Киша, Урука и Ура, отметим ряд важных ключевых моментов, содержащихся в древних текстах на глиняных табличках:

1. «После того, как случился Потоп, царская власть (вновь) была ниспослана с небес, и … (утвердилась) в (граде) Киш».

[Рол Д. Генезис цивилизации. М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 184]

2. Продолжительность правления шумерских царей после Потопа стала исчисляться в численном выражении от 1560 лет правления царя Киша Этаны до 30 лет правления царя Урука Урнунгала, сына легендарного Гильгамеша. Такое резкое снижение длительностей правления шумерских царей всего лишь за 11 (одиннадцать) их поколений, снимает вопрос о «фантастическом» долголетии шумерских царей. Тем более, что ни в одном источнике нет никаких упоминаний о том, что предыдущие поколения предков отличались своим необычным долголетием. Но многие исследователи в настоящее время связывают уменьшение длительностей правлений царей постоянным уменьшением в поколениях царей доли богов.

3. Правление царя Энмебарагеси, подтверждается осколком алебастровой чаши, на котором, «нацарапана» архаическим письмом надпись: «Мебарагеси, царь  Киша».

[Рол Д. Генезис цивилизации. М.: Эксмо, 2002. с. 182]

4. Последним царем Первой Кишской Династии был Агга, сын Энмебарагеси, который правил после своего отца. Как следует из содержания текстов, Агга был современником и военным соперником Гильгамеша, легендарного пятого царя Урука, в его молодые годы.

5. В Списке Шумерских Царей Первая Кишская Династия представлена 23-мя царями. Однако, по словам почти всех исследователей, существует богатый литературный материал, указывающий на то, что
«Первым Правителем  Киша после Потопа был царь Этана, хотя в Списке Шумерских Царей он отмечен по очереди тринадцатым правителем Кишской I династии. У.Хэлло и У.Симпсон предполагают, что, возможно, было параллельное правление двух семейных династических линий».

[Рол Д. Генезис цивилизации. М.: Эксмо, 2002. с. 182]


Но, как показали расчёты хронологии, появление в списке 12-ти царей до царя Этаны было связано с желанием царей Киша удревлить династию царей Киша. Тем более, что за 26 лет до Потопа, когда царь Убартуту перенёс «царскую власть» из Сиппара в Шуруппак, в Кише, который располагался почти рядом с Сиппаром, по всей вероятности остались править второстепенные родственники царя Энмендуранны. Но, цари Киша через составителей Списка Шумерских царей от Киша решили, по всей вероятности, сделать историю Киша ещё древнее до самого Эриду, добавив ещё десять правлений царей. При этом, применили систему летосчисления Этаны, хотя такая система летосчисления до Потопа ещё и не существовала. И, возможно, ещё и потому, что составители Списка не разобрались, а может просто «подзабыли» о применявшихся до Потопа системах летоисчислений.

В попытках фальсификации Списка Шумерских Царей цари Кишских Династий не были одиноки. Для возвеличивания Урукской Династии цари Урукских Династий после Гильгамеша постарались не включать в Список Шумерских Царей правлений царей Первой Династии Ура: Месанепады, Аанепады и Мескиагнунны. В результате таких поправок в Списке Шумерских Царей после правления царя Агги появилась запись:
«Киш был разгромлен силой оружия, (и) его царская власть была перенесена в (град) Эанна (храмовая цитадель Урука)». (Редакция Дэвида Рола).

[Рол Д. Генезис цивилизации. – М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 185.]

И царь Урука Гильгамеш вместо 11-ти лет правления в качестве царя всего Шумера стал царём всего Шумера на все 63 года своего правления.

6. Как отмечают исследователи, отдельные города-государства вели постоянно борьбу за обладание контроля над священным городом Ниппур. Обладание этим городом считалось символом гегемонии «царской власти» в Шумере. Каждый правитель, добившийся контроля своей власти над этим городом, восстанавливал или строил священные храмы. И в списке «Надписей из Туммаля», как раз и отмечена последовательность участия правивших царей в строительстве и восстановлении священных храмов в г. Ниппур, хотя упоминания о хронологии датируемых событий и отсутствуют. «Надписи из Туммаля» - это своеобразная «Хронология без Дат»

7. Хотя Первая Урукская Династия начинается с правления первого царя Урука Мескиагкашера, однако окончательно гегемония «царской власти» перешла к Уруку лишь после победы Гильгамеша над своими соперниками. Как отмечает М.Белицкий, царь Ура Месанепада победил Аггу, царя  Киша, а Гильгамеш, впоследствии, одержал победу над Мескиагнуной, сыном Месанепады. Такая длительная борьба Гильгамеша за гегемонию «царской власти» Урука свидетельствует о том, что Гильгамеш добился этой цели в уже преклонном возрасте. Но, при этом следует отметить, что в мифах, за исключением осады Урука, практически нет сведений о военных действиях царя Гильгамеша с другими царями.

Следует обратить внимание на один из важнейших моментов в истории трёх Первых Шумерских Династий после Потопа, в котором столкнулись интересы этих трёх Династий Шумера – это дата осады Урука и победа царя Ура Месанепады над царём Киша Аккой. Эта дата является Ключевой Датой Хронологии, являясь общей точкой отсчёта, как относительной, так и реальной хронологии трёх Первых Шумерских Династий после Потопа.

8. Смена системы летосчисления Инанны с индексацией  в годы правления царя Урука Лугальбанды на систему летосчисления Киша с индексацией  свидетельствовала о потере независимости Урука. Этот факт отражён в мифах аллегорией «ухода Инанны в Подземный Мир». Партия жрецов богини Инанны была отстранена от руководства городом.

С учётом применявшихся систем летосчислений, а также с учётом выводов анализа событий, отраженных в «Надписи из Туммаля» хронология правлений царей трёх Первых Шумерских Династий и события, связанные с борьбой за гегемонию «царской власти» над священным городом Ниппур, может быть представлена в графическом виде.

Отличительной особенностью Графиков-схем является то, что на Графиках-схемах наиболее полно, сжато и концентрированно выражена информация о хронологиях правлений шумерских царей после Потопа.

 

 

 

Кроме того, смещение хронологических осей влево или вправо от вертикальной хронологической оси свидетельствует о проводимых календарных реформах смены систем летосчислений в зависимости от статуса почитаемых богов. Хронологическая ось каждой системы летосчисления снабжена характеристикой индексации применявшейся системы летосчисления. На хронологических осях нанесены даты правлений царей, как в древнем исчислении лет, так и в современном исчислении лет после индексации.

Исходной датой привязки хронологий Шумера и Древнего Египта к современному летосчислению следует считать Дату Реформы Египетского Календаря – 2781 г. до н. э..
Следует обязательно отметить одну особенность взаимосвязей хронологий Египта и Месопотамии. Волею случая, даты хронологий династий Киша, Урука, Ура и Египта оказались, как бы, взаимосвязаны в определенный Хронологический Комплекс, объединённый общей датой обороны – осады Урука и привязанный к Ключевым Хронологическим Датам:
Дате Реформы Египетского Календаря − 2781 г. до н. э.;
Дате основания Урука и начала правления Первой Урукской Династии на её оси хронологии − 2845 г. до н. э.;
Дате конца правления царя Тота и дате начала правления царя Гора на оси  хронологии Египта − 2843 г. до н. э.;
Дате Потопа − 2921 г. до н. э.;.
Хронологическая разница даты Потопа и дат оснований Первой Урукской Династии и Первой Династии Ура чётко определяет даты основания и возрождения этих городов:
Дата основания Урука – через 76 лет после Потопа;
Дата возрождения Ура – через 141 год после Потопа.

Для определения хронологической даты привязки дат относительной хронологии Шумера к современному летоисчислению оказалась очень ценной мысль, высказанная Дэвидом Ролом, что полную информацию о шумерах можно получить только при условии рассмотрения истории Шумера и Древнего Египта совместно. Этот факт очень важен, так как истоки цивилизации фараонов мы сможем найти в далёких краях за океаном, и именно в Древней Месопотамии и в регионе Персидского Залива. Приведу мнение Дэвида Рола.

«Познакомившись со всеми многообразными свидетельствами непосредственного влияния Месопотамии на культуру Египта начала эпохи фараонов трудно не прийти к естественному выводу, что шумеры сыграли важную роль в формировании египетского государства. … археологические и художественные свидетельства появления в долине Нила иноземных мигрантов весьма убедительны, я бы даже сказал – просто поразительны. …
Учитывая серьёзность археологических свидетельств появления иноземцев в Египте в Накадский II период, нам, по всей видимости, необходимо подвергнуть более тщательному анализу легенды, связанные с древнейшими богами Египта. На мой взгляд, именно здесь мы можем найти  истоки цивилизации фараонов – истоки, ведущие в далёкие края , за океан. Нам самое время возвратиться на их ... прародину, чтобы попытаться найти следы древнейшего храма бога-творца «первых времён».

[Рол Д. Генезис цивилизации. М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 365]

Как показали исследования, древнейшие боги Египта – Птах, Ра, Тот, Сет, Гор оказались обожествлёнными личностями библейской семьи Ноя, оставившими свои имена в названиях стран и народов Ближнего Востока:
А дата основания Урука царём Мескиагкашером оказалась привязанной к хронологической дате на оси хронологии Египта, общей дате конца правления Тота и начала правления Гора. Системы летосчисления царя Урука Мескиагкашера и царя Древнего Египта Гора оказались одинаковыми. Не будем касаться темы тождественности личностей этих царей – это тема другой большой статьи.

Хронологическая разница между датой основания Урука царём Мескиагкашером и датой начала правления в Египте царя Гора составила всего лишь два года и находит очень чёткое и простое объяснение – время в пути от Урука до Нила через воды трёх морей.

Общая дата конца правления Тота и начала правления Гора – через 78 лет после Потопа.

Эти даты прихода к власти одного и того же исторического лица в Уруке и в Египте, разделённые временем двух лет, оказались самыми важными в увязке двух хронологий Древней Месопотамии и Древнего Египта.
            Других дат привязки хронологии Месопотамии к хронологии Египта, практически не существует, судя по публикуемым в литературе данным.

И очень важная дата привязки относительной хронологии к реальной хронологии в современном исчислении лет – это дата Реформы Египетского Календаря в 2781 г. до н. э.. – через 140 лет после Потопа.

Поэтому, следует констатировать факт привязки хронологии Месопотамии к оси хронологии Египта – пока, как единственный. На Графике-схеме, наглядно видно, что изменения в сроках правлении царей или династий внутри хронологического комплекса Месопотамии практически недопустимы, так как хронологические даты свершения событий  настолько взаимосвязаны политическими ситуациями взаимоотношений между Династиями, что не допускают никаких перемен и изменений.

Сведения о правлениях царей Шумера после Потопа рассмотрим вначале на Графике-схеме относительной хронологии правлений царей трёх Первых Шумерских Династий после Потопа. И в соответствии со сведениями этого графика произведём необходимые расчёты перевода дат относительной хронологии в даты реальной хронологии в современном исчислении лет.
Итоговый вывод анализа всех расчетных данных и выводов по графику-схеме вариант 2 следующий:

  1. Первая Кишская Династия правила 169 лет, от Потопа до осады Урука, даты  падения этой династии,

с 2921 г. до н. э. по 2752 г. до н. э. – 169 лет
2. Первая Урукская Династия в составе двенадцати царей правила:

1 - Мескиагкашер

– 324 года (27 лет)

2 - Энмеркар

– 420 лет (35 лет)

3 - Лугальбанда

– 1200 лет (23 года)

4 - Думузи

– 100 лет (8 лет)

5 - Гильгамеш

– 126 лет (63 года)

Семь последних царей от Урнунгала до Лугалькитуна правили  140 лет (140 лет).
Всего 12 царей правили 2310 лет (296 лет),
с 2845 г. до н. э. по 2549 г. до н. э. – 296 лет
3. Первая Династия Ура правила в составе трех царей:

1 - Месанепада

– 80 лет (40 лет)

2 - Аанепада

– 4 года (4 года)

3 - Мескиагнунна

– 36 лет (36 лет)

Всего три царя правили 120 лет – 80 лет,
с 2780 г. до н. э. по 2700 г. до н. э. – 80 лет

Ключевые даты хронологии правлений царей
трёх Первых Династий в Шумере после Потопа

Исходной датой привязки хронологий Шумера и Древнего Египта к современному летосчислению следует считать Дату Реформы Египетского Календаря – 2781 г. до н. э..
Дата начала правления в Древнем Египте царя Гора −
2781 г. до н. + 62 года правления(Гора и Шемсу Гор) = 2843 г. до н. э.
Дата основания Урука и начала правления Первой Урукской Династии –
2843 г. до н. э. + 2 года (путь из Урука и подавление мятежа Сима) = 2845 г. до н. э.
Важной Ключевой датой, как отправной точки хронологий трёх Первых Шумерских Династий на таком Графике-Схеме является Дата осады Урука − 2752 г. до н. э.
2845 г. до н. э. − 93 года Первой Урукской Династии до Гильгамеша = 2752 г. до н. э.
Дата Потопа и дата начала правления Первой Кишской Династии –
2752 г. до н. э. + 169 лет правления Первой Кишской Династии = 2921 г. до н. э.
2781 г. до н. э. + 140 лет правления царей Додинастического Египта = 2921 г. до н. э..
Дата осады Урука и дата падения Первой Кишской Династии –
2921 г. до н. э. − 169 лет правления Первой Кишской Династии = 2752 г. до н. э.
Дата основания Урука и начала правления Первой Урукской Династии от даты Потопа –
Разница правлений Первой Кишской и Первой Урукской Династий до осады Урука
169 лет − 93 года = 76 лет
2921 г. до н. э. − 76 лет = 2845 г. до н. э.
Дата начала возрождения Ура и начала правления Первой Династии Ура от даты Потопа
Разница правлений Первой Кишской Династии и Первой Династии Ура до осады Урука
169 лет − 28 лет = 141 год
2921 г. до н. э. − 141 год = 2780 г. до н. э.

Краткая История правлений царей трех
 Первых  Династий в Шумере после Потопа.

Безусловно, что основой графика-схемы (вариант II) правлений  шумерских царей Первых Трех Династий после Потопа является общая хронологическая точка – точка пересечения хронологических осей этих Первых Трех Династий Киша, Урука и Ура. И эта точка – это дата осады Урука и она же дата падения Первой Кишской Династии. Это действительно важнейшая точка в реальной жизни Первых Трех Шумерских Династий после Потопа. Она, как жизненный центр, в котором соприкоснулись нервные окончания жизненных хронологических осей этих Династий. Такое соприкосновение оказалось смертельным для Первой Кишской Династии – Первая Кишская Династия пала в год осады Урука.

Рассмотрим хронологию происходивших событий в период правления Трех Первых Династий после Потопа на фоне графика-схемы вариант II реальных датах истории.

В описании Списка Шумерских Царей Потоп выглядит обычным явлением, просто «большим наводнением» или «бедствием», но не масштаба Вселенской катастрофы. Запись краткая:

« … случился Потоп. После того … царская власть (вновь) была ниспослана с небес, и (утвердилась) … в (граде) Киш».

[Рол Д. Генезис цивилизации. М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 184.]

Как уже отмечалось выше, наблюдается некая связь с перемещением «царской власти» до Потопа вверх по течению реки Евфрат с подъемом уровня вод, и в связи с этим и разрушением экономики подтопляемых городов–государств. В результате этого, архаичному Кишу, расположенному выше всех по течению реки Евфрат, перед которым в городе Ниппуре бог Нинурта воздвиг стену от наводнения, можно сказать, просто очень крупно повезло. Ему не пришлось проявлять никакой борьбы, чтобы добыть «царскую власть» «силой оружия». Киш просто подобрал эту власть.

«Власть царская» в связи с Потопом
в Шуруппаке пала.
Династия царей из Киша после Потопа,
Как честно следует признать,
Без боя, без борьбы
«Власть царскую» ту просто подобрала.

Город-государство Шуруппак терпит бедствие и гегемония «царской власти» достается городу Киш, возможно даже и не сопернику, находящемуся от Шуруппака в 100 км вверх по течению реки Евфрат. Возможно, что город Киш даже не пострадал от наводнения. Поэтому, совершенно не упоминается факт спасения царей. Об этом станет известно позднее, из эпосов и легенд. А «Список Шумерских Царей» в этом смысле лаконичен, как документ. Никаких подробностей. Ни о времени, сколько длилось наводнение, ни о последствиях наводнения. Словно, не допуская лишних слов беллетристики и эпосов, он сухо констатирует факт: экономика города-государства Шуруппак разрушена и «царская власть, ниспосланная с небес (утвердилась) в г. Киш».

Но после Потопа постепенный спад уровня вод в междуречье приводит к восстановлению и налаживанию хозяйства на возрождающихся землях, пострадавших от наводнения. Начался процесс усиления провинций и возврат памяти о былом величии и тенденции городов к независимости. Естественно, что все это вело к ослаблению позиций центральной власти Киша. По-видимому, ко времени правления десятого царя Киша Энмебарагеси стали всё более и более обостряться противоречия между метрополией Киша и провинциями на возрождающихся землях после спада уровня подпочвенных вод.

Факт перемещения «царской власти» до Потопа в Сиппар из регионов нижней Месопотамии вверх по течению Евфрата в регион Джемдет-Насра может свидетельствовать о перемещении истоков культуры нижнего Шумера в регион Сиппар – Джемдет-Наср – Киш и датироваться датой начала правления царя Шумера Энмедуранны за 55 лет до Потопа. Такая датировка уточняет моменты возникновения культур в Джемдет-Насре и в Уруке.

в Джемдет-Насре 2921 г. до н. э. +55 лет = 2976 г. до н. э.
в Уруке 2921 г. до н. э − 76 лет = 2845 г. до н. э.
Разница составляет 2976 г. до н. э. − 2845 г. до н. э. = 131 год

Появление «царской власти» в Кише объясняется вполне естественными причинами. Географически Киш занимал положение вне досягаемости вод подтопления, примерно на половине расстояния между Сиппаром, городом, в котором до Шуруппака пребывала «царская власть», и Шуруппаком, в районе селения Джемдет-Наср.

При анализе событий, отображенных на графике-схеме – вариант II, создается впечатление, что в Кише вплоть до конца правления последнего царя Первой Кишской Династии Акки, сына царя Киша Энмебарагеси правления царей проходят сравнительно стабильно, хронологическая ось представляет собой прямую вертикальную линию без колен смены летоисчислений.

По сравнению с ровной вертикальной хронологической осью Первой Кишской Династии, характеризующей стабильность системы летоисчисления и постоянный статус почитаемого бога, как главного, Энлиля, хронологическая ось Первой Урукской Династии выглядит неким коленчатым валом с выступами-коленами, или вернее смещениями самой хронологической оси в сторону:

1. – то в сторону хронологической оси системы летоисчисления Киша с индексацией лет в период правления Лугальбанды, с образованием так  называемой «Кишской Дуги»;

2. – то с возвратом в сторону хронологической оси системы летосчисления Урука и соответственно систем летоисчисления с индексацией лет от  до .

3. − то в сторону хронологической оси системы летосчисления Ура и соответственно систем летоисчисления с индексацией лет от  до, наконец , близкую к современному летоисчислению.

Поэтому, для более объективного представления о Гильгамеше и его реальной деятельности в реальных датах истории необходимо предварительно рассмотреть, хотя бы вкратце, историю правлений шумерских царей трёх Первых Династий после Потопа, по крайней мере, со времени правления десятого царя Киша – Энмебарагеси.

Как следует из данных графика-схемы вариант II, начала правлений царей Первых Трех Династий Шумера представлены датами:

- царя Урука Лугальбанды – 31-й год до осады Урука, − 2783-й год до н. э.
- царя Киша Энмебарагеси – 29-й год до осады Урука, − 2781-й год до н. э.
- царя Ура Месанепады       – 28-й год до осады Урука, − 2780-й год до н. э..

Из этого следует, что правления царей этих династий начались, практически в одно и то же время, с разницей всего лишь в 1-2 года. И это не маловажный факт при определении политической ситуации того времени.

Как отмечают исследователи литературное наследие Шумера в значительно большей степени посвящено царям Первой Урукской Династии, как в количестве мифов, эпосов и легенд, так и в количестве упоминаний имен царей, в связи с описываемыми событиями. По крайней мере, первые пять царей Первой Урукской Династии признаны легендарными.

Что же касается Первой Кишской Династии, то легендарными признаны два царя:
основатель Первой Кишской Династии царь Этана и предпоследний, десятый царь Первой Кишской Династии Энмебарагеси, имя которого было обнаружено на найденном при раскопках осколке чаши: «… Мебарагеси, царь Киша».

[Рол Д. Генезис цивилизации. М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 182]

В Уруке в соответствии с содержанием мифов, эпосов и легенд, и наличием коленных выступов на хронологической оси, характеризующих динамику изменения систем летоисчислений, правления царей проникнуты созидательной деятельностью, дышат динамизмом и насыщены богатством идей. Это подтверждается появлением цилиндрических печатей, письменности на глиняных табличках, появлением архитектуры строительства монументальных сооружений и т. д.. Первая Урукская Династия всем наследием литературных и архитектурных достижений за время своего правления, в течение 296 лет, доказала, что являлась интеллектуальным генератором  Шумера.
Правление Первой Кишской Династии началось с введения системы летоисчисления с индексацией лет  и этой же системой летоисчисления и закончилось, а из значительных строительных сооружений, исследователи отмечают храмовый комплекс в Ниппуре. Этот храмовый комплекс начинал строить царь Киша Энмебарагеси, а закончил его сын Агга, последний царь Первой Кишской Династии.

Зато в Уруке, по свидетельству источников, с начала правления первых царей Урука Мескиагкашера и Энмеркара, а было это через 76 лет после Потопа, энергично возводятся храмы и святилища, посвященные, приглашенной из Аратты, богине Инанне, принесшей с собой и новое, совершенно отличное от Киша летоисчисление с индексацией лет . Учетной единицей времени года в Уруке становится месяц. По такой системе месяц считался за год.

Введение этого нового летоисчисления, совершенно отличающегося от летоисчисления Киша, в самом первом на возрождающихся землях от подтопления водами после Потопа городе-государстве Уруке провозглашало тем самым независимость нового города-государства и служило как бы аргументом этой независимости от Киша.

В мифах и легендах очень тесно переплетены действия и взаимоотношения людей и богов, в основе которых и находится их мировоззрение, определяющее характер и поступки героев.

В этом отношении, мифы и легенды оказываются как бы зеркалом, в котором отражается суть происходящих событий, причины их возникновения и хронологическая связь с настоящим. И ответы на многие вопросы могут быть получены при рассмотрении деятельности шумерских царей с учетом религиозных мировоззрений, и религиозно-политических ситуаций периода после Потопа. Каковы идеалы, таковы и почитаемые боги и, соответственно, таковы же и люди с их действиями и поступками. А описания жизни богов и их взаимоотношений, на самом деле, отражают политическую и религиозную борьбу, за всё ту же гегемонию «царской власти».

В исследованиях многих авторов четко прослеживается взаимосвязь между статусом главного бога, или, вернее, почитаемого бога, и действующей в тот момент системой летоисчисления. И как смена статуса почитаемого бога приводит, как правило, к смене системы летоисчисления, так и смена системы летоисчисления свидетельствует об изменениях, происходящих в отношениях самих людей к их богам почитания.

Правления первых двух царей Первой Урукской Династии, Мескиагкашера и Энмеркара, по свидетельству литературного наследия, мифов и легенд было ознаменовано активным внедрением и распространением культа почитания богини плодородия Инанны. Культ богини Инанны шумеры заимствовали и переместили из далекой Аратты, родины священных предков, и берегов горных озер Закавказья Урмия и Севан. В честь этой богини сооружались грандиозные святилища и храмы.

Порядок числовых величин сроков правлений этих двух царей в 324 года и в 420 лет почти одинаков и это свидетельствует о том, что в течение времени их правления действовала или применялась одна и та же система летоисчисления. Как показали расчеты, такой системе летоисчисления соответствовала индексация лет , т.е. когда месяц считался за год. А поскольку эта система летоисчисления связана с культом почитания богини Инанны, эту систему летоисчисления можно назвать летоисчислением Инанны. Учитывая же факт перемещения культа богини Инанны из Аратты, то эту систему летоисчисления можно было бы именовать и «летоисчислением из Аратты».

Первым царем в Уруке и основателем Первой Урукской Династии был, как свидетельствует Список Шумерских Царей, Мескиагкашер:

«Мескиагкашер,
Сын Уту, стал верховным жрецом
И царем и царствовал 324 (27) лет».
«Он был сын бога солнца Уту, брата богини плодородия Инанны».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 84]

О нем сравнительно очень мало сведений. Основное – это то, что он уходил в морские экспедиции. Трактовки переводов записи на глиняных табличках, хотя и несколько, но различаются:
«вошел в море и вышел из него из-за гор»;
«пересек море и высадился на гористом берегу»;
«пересек море и вышел у подножия гор».

[Рол Д. Генезис цивилизации. – М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 242]

Однако смысл один – он просто долгое время был в морском походе.

Этот факт, как раз и разъясняет то обстоятельство, что его сын, Энмеркар, судя по сведениям мифов, во время отсутствия Мескиагкашера фактически правил один в качестве царя, однако, при этом назывался правителем Куллаба.

Срок правления Мескиагкашера составил 324(27) лет

с 2845 г. до н. э. по 2818 г. до н. э.
После известия о смерти Мескиагкашера Энмеркар становится царём Урука и правил 420(35) лет
с 2818 г. до н. э. по 2783 г. до н. э.
Отсюда следует очень важный вывод, что правление Энмеркара, поскольку он практически правил за отца в его отсутствие и за себя, когда стал царем после смерти Мескиагкашера, было длительным по времени правлением и длилось
324(27) лет + 420(35) лет = 744(62) года
с 2845 г. до н. э. по 2783 г. до н. э.

И еще один немаловажный вывод по поводу пребывания Мескиагкашера где-то в дальних краях. Мескиагкашер обязательно должен был увезти с собой в дальние края привычное для него летоисчисление Инанны . И годы его пребывания в дальних краях где-то могут быть отмечены летоисчислением Инанны, в численном выражении, скажем, 300-сот лет –  = 25 лет, как опознавательным маячком среди летоисчислений других народов. Вот именно по этому опознавательному маячку и можно будет определить, где и сколько времени находился в дальних краях Мескиагкашер.

Численная величина подобного порядка срока правления в 300 лет, как и в Уруке, оказалась в Древнем Египте у царя Гора. При этом величина срока правления такого порядка величин оказалась единственной среди сроков правлений древнеегипетских царей Додинастического периода в десятки тысяч лет. Срок правления царя Гора в 300 лет выглядел, как бы чужеродным телом среди десятков тысяч лет сроков правлений древнеегипетских царей. Таким образом, «летоисчисление Инанны» дало о себе знать и в Египте в «летоисчислении Гора». Следовательно, таким образом, определился и срок правления царя Гора в Древнем Египте в  = 25 лет.

Аналогичным образом опознавательным маячком для определения места происхождения ножа из Джебель-эль-Арак в Египте послужили мотивы Шумера и Сузианы в различных сценах с животными, с людьми, охоты, морского боя, сражения, вырезанные на резной рукояти ножа из слоновой кости.

Как отмечает Крамер С.Н., сын Мескиагкашера, Энмеркар был одним из любимейших шумерских героев. Список Шумерских Царей так свидетельствует об Энмеркаре:

«Энмеркар, сын Мескиагкашера, царь Урука,
Тот, кто построил Урук,
Стал Царем и царствовал 420 (35) лет».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. . – 432 с., с. 85]

Необходимо отметить, что главную роль в экономической структуре городов-государств Междуречья играло земледелие. И, естественно, что основным продуктом товарообмена были сельхозпродукты, ну а важнейшим товарным продуктом было зерно – хлеб. А вот того, чего в Месопотамии не было приходилось завозить издалека: а это и камень (строительный и отделочный), драгоценные камни и ценные минералы (как лазурит и обсидиан), а так же ценные металлы (золото и серебро), и всевозможные металлы ( железо, медь, бронза и олово).

Вот отсюда и выбор наиболее почитаемого бога – богини плодородия и символа обильных урожаев – богини Инанны. Почитание богини Инанны считалось залогом благополучия города-государства Урук. И вся созидательная жизнь Энмеркара посвящена была ей, богине Инанне, начиная с приглашения Инанны из Аратты в Урук, затем утверждение богини плодородия в статусе главной богини, и, наконец, грандиозного строительства в ее честь храмовых комплексов и святилищ. И во всех мифах об Энмеркаре Инанна всегда рядом с ним: в его мыслях, заботах, делах в ее честь.

Энмеркар наладил широкие торговые связи с горными странами Загра. Но, особенно, с Араттой, богатой камнем различным и всевозможными металлами, столь необходимыми для обширного строительства. А Арата находилась далеко, за семью горными перевалами хребта Загрос. Покорение страны в такой дали, конечно, было проблематично. А торговые связи не всегда были безоблачны и, естественно, возникали торговые споры о невыполнении тех или иных торговых требований или соблюдения сроков поставок. Во всех мифах часто говорится о соперничестве и о стремлении торговых партнеров подчинить себе друг друга. Поэтому, судя по мифам, возникала необходимость в организации военных походов, экспедиций, сопровождавших караваны с товарами, для разрешения торговых споров.

И самым активным помощником во всех делах царя Энмеркара, особенно в совершении дальних походов, был его сын Лугальбанда. По сведениям мифов, популярность Лугальбанды была очень высокой, но фактически только при жизни отца, царя Энмеркара. Сведения мифов о правлении царя Лугальбанды практически неизвестны.

В последние годы правления царя Урука Энмеркара происходит резкое усиление военной мощи Киша. Сравнительно неожиданно, в конце правления царя Киша Илтасадума Киш, войска Киша во главе с полководцем Энмебарагеси появляются южнее границ Урука, нападают на Элам и побеждают его. По сведениям мифов Энмебарагеси в Эламе захватил большой трофей оружия. И краткие сведения о победе Энмебарагеси над Эламом на сравнительно далёких от Киша границах горных стран Загроса приводят к выводу, что после правлений девяти царей через 140 лет после Потопа, после 140 лет спокойного правления, такие меры чрезвычайного характера выглядели необычным фактом – «как будто сразу вдруг».

Можно предполагать, что цари Киша настороженно отнеслись к сильной военной экспедиции переселенцев, потомков шумеров из Шуруппака, во главе с Мескиагкашером, вернувшихся из Египта на родные земли в 2845 г. до н. э., через 76 лет после Потопа. Но, вероятно, уступая, и праву и силе переселенцев на их земли в регионе бывшего Шуруппака, цари Киша к ним проявляли некоторый нейтралитет. Возможно, не хотели осложнять отношений и с Египтом. Но, независимое положение Урука беспокоило царей Киша и крепнувший с годами независимый Урук под боком Киша становился для царей Киша, образно говоря, как больной мозоль. В конце правления девятого после Потопа (начиная с правления Этаны) царя Киша Илтасадума политические взаимоотношения между Кишем и Уруком – обострились.

М. Белицкий приводит в своей книге данные о царе Энмебарагеси:

«Вот что говорится в «Царском списке» о предпоследнем правителе этой династии (Первой Династии Киша, - Ред.)
«Энмебарагеси
Тот, кто захватил в качестве трофея
Оружие страны Элам;
Стал царем и правил 900 (17) лет»

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 83]

Эти сведения прямо говорят об усилении могущества Киша и именно в годы, еще до того как Энмебарагеси стал царем. Практически, этот успешный военный поход против Элама перерезал все торговые пути Урука. То, что в мифах Энмеркар говорит о нападении  народа марту, грозящего захватить Урук, свидетельствует о том, что Киш косвенно начал войну против независимого Урука, не вступая в прямое столкновение с Уруком.

И на графике-схеме (вариант II) правлений царей трех Первых Шумерских Династий после Потопа легко и наглядно можно представить, что такая сложная политическая ситуация могла сложиться примерно в последние годы правления царя Урука Энмеркара и царя Киша Илтасадума. По всей вероятности, примерно за год-два до смерти царя Урука Энмеркара полководец Киша Энмебарагеси создает мощную боеспособную армию с помощью которой побеждает Элам. Но целью этих военных мер, пожалуй, всё-таки был Урук. Через два года после кончины царя Урука Энмеркара полководец Киша становится царем Киша.

Правил в Кише Энмебарагеси – 900(17) лет
с 2783 г. до н. э. по 2764 г. до н. э.

В короткий период времени, примерно 4-5 лет свершились судьбоносные события для трёх Первых Династий Шумера – Киша, Урука и Ура. Факт почти одновременного воцарения царей Трех  Первых Шумерских Династий после Потопа:

царя Урука  Лугальбанды – 31-й год до осады Урука − 2783 г. до н. э.
царя Киша Энмебарагеси – 29-й год до осады Урука − 2781 г. до н. э.
царя Ура Месанепады       – 28-й год до осады Урука − 2780 г. до н. э. –

на пике военного могущества Киша позволяют совершенно по иному и весьма логично оценить суть политической обстановки. Суть политической обстановки  на графике-схеме  варианта II выражена моментом образования «Кишской Дуги», образованной смещением  хронологической оси Первой Урукской  Династии в сторону «реставрационного» перехода с системы летоисчисления с индексацией лет  на систему летоисчисления Киша с индексацией лет  в годы  начала правления царя Урука Лугальбанды. Такой факт практически означал утрату независимости Урука и подчинение его Кишу. Именно эти годы и, особенно, начало правления Лугальбанды и оказываются одним из загадочных периодов времени правления царей этой Династии. Несомненно, одно, что канва исторических событий обязательно должна была найти свое отображение в канве событий по сведениям мифов, эпосов и легенд. У обеих сюжетных линий истории и мифологии обязательно должен быть один и тот же смысловой остов, своего рода стержень.

В Уруке на 31-ом году до осады Урука, в 2783 г. до н. э. умирает легендарный царь Урука Энмеркар и власть в Уруке переходит по наследству к его сыну Лугальбанде. Как известно, Лугальбанда тоже герой многих эпосов, мифов и легенд. Участвовал во многих дальних походах и в войнах на Загросе. Но самым удивительным и необъяснимым было то, что Лугальбанда – активный помощник своего отца и сподвижник во всех его делах по укреплению культа Инанны, как только стал царем, стал проводить политику, совершенно противоположную политике своего отца.

Царь Энмеркар всю свою жизнь и время правления двух царей посвятил внедрению и укреплению культа богини Инанны. А Лугальбанда, сын царя Энмеркара, его «правая рука», самый верный его соратник в военных делах и сподвижник во всех деяниях Энмеркара вдруг делает такой резкий поворот в сторону центральной власти Киша, практически, как бы, переворот убеждений. При воцарении Лугальбанды был отвергнут культ богини Инанны, и по мифам Инанна отправилась в подземный мир. На деле же, это означало, что, партия жрецов культа Инанны была отстранена от власти и Урук был переведен на летоисчисление Киша с индексацией лет .


Каковы же действительные причины, побудившие Лугальбанду совершить такой необъяснимый религиозно-политический шаг, для всех исследователей остается загадкой, и по сей день.

А разгадка действительных и необъяснимых на первый взгляд причин загадочности действий в правлении царя Урука Лугальбанды заключается в ситуации политических взаимоотношений между Кишем и Уруком, сложившихся на тот момент. И кроется эта  разгадка в содержании мифов и эпосов об Энмеркаре и Лугальбанде.

Ведь всего лишь через два года после смерти царя Урука Энмеркара, как уже говорилось выше, по свидетельству «Списка Шумерских Царей», царем Киша стал Энмебарагеси.

Содержание выше приводимой цитаты об Энмеркаре, полководце ставшим царём, дает возможность в достаточной мере представить и воссоздать картину политических взаимоотношений между Кишем и Уруком в конце правления царя Киша Илтасадума и царя Урука Энмеркара.

Военная победа Киша над Эламом свидетельствует о том, что военные действия происходили непосредственно на территориях, которые располагались между Уруком, Эламом и странами Загроса, как раз на пересечении торговых путей между Уруком и Араттой. Военное господство над этими территориями фактически парализовало торговые  отношения между Уруком и Араттой, а торговые пути оказались под контролем Киша.

Ни в одном источнике сведений нет даже хотя бы какого-нибудь упоминания о прямых военных столкновениях или военном противостоянии между Кишем и Уруком, за исключением осады Урука Аккой, царем Киша, сыном Энмебарагеси.
Ситуация политических взаимоотношений между Кишем и Уруком была явно обострена и результат этого обострения был далеко не в пользу Урука. По-видимому, Киш, укрепляя положение своего государства, решил окончательно ликвидировать независимость строптивого Урука, возникшего на возрождающихся от подтопления землях и проводившего независимую политику.

И за всеми этими событиями, как организацией политической и экономической блокады Урука на его границах, победоносной войны с Эламом, так и проведением ряда внутренних преобразований в самом Уруке просматриваются действия фактически одного человека. Таким человеком и оказывается грозный Энмебарагеси, военный деятель и будущий царь Киша.
Даже по короткому содержанию цитаты «Списка Шумерских Царей» можно  составить мнение о нем, что он, Энмебарагеси, представлял собой незаурядную и выдающуюся личность.

Из содержания все той же цитаты об Энмебарагеси создается представление, о нем, как о довольно амбициозном человеке. Хотя, известная военная победа над Эламом была одержана во время правления царя Киша Илтасадума, однако заслуга этого деяния была приписана непосредственному исполнителю, военачальнику Энмебарагеси, а не как обычно царю, в чье правление совершается событие. А это уже само по себе из ряда вон  выходящий случай. Но если принять во внимание свойственные для Энмебарагеси  амбиции и тот факт, что через 2-3 года после победы над Эламом он стал царем Киша, то можно предположить, что и Запись о победе над Эламом, возможно, сделана не без его ведома, и несколько  позже.

В мифах описано только косвенное упоминание о том, что престарелый Энмеркар был очень обеспокоен тем, что Лугальбанда, его сын, все еще находился в военном походе с торговыми караванами на Аратту. Поэтому Лугальбанда и не мог оказать Энмеркару  никакой помощи от угроз и неоднократных попыток отрядов горных племен народа Марту захватить Урук.
Поэтому надежда Энмеркара на возвращение Лугальбанды с войском таяла с каждым днем. Зато тревога усугублялась еще и тем, что дороги по которым Лугальбанда мог бы вернуться из Аратты, были захвачены войсками Киша, во главе которых стоял военачальник Энмебарагеси.

В мифах четко отражается факт, что друзья Лугальбанды предостерегали его об опасности для жизни при возвращении в Урук и советовали на какой-либо срок отложить возвращение в Урук, пока окончательно не выяснится обстановка. При этом друзья не сообщают Лугальбанде, какая именно опасность ему угрожает. Но вполне вероятно, что имелась в виду опасность физического устранения царя Лугальбанды, как наследника царской власти Энмеркара в Уруке. И если при этом учесть амбиции характера Энмебарагеси, то можно предположить, что на фоне успехов от побед над Эламом и Уруком Энмебарагеси в своих далеко идущих планах на своем карьерном этапе отводил Уруку не последнюю роль: он сам хотел вначале такой успешной карьеры стать царем Урука. И, пожалуй, именно этим можно объяснить длительную осаду Урука.

Поэтому и опасения друзей Лугальбанды, наверняка подкрепленные сведениями разведчиков, вовсе были не без оснований.
И хотя, царь Урука Энмеркар достиг довольно преклонного возраста, в пик достижения могущества Киша ему было уже что-то не менее 80-ти лет, однако смерть его наступила из-за ряда обстоятельств, сложившихся в тот момент, и  которых он просто не смог пережить:
с одной стороны кризисное положение Урука, полное почти окружение отрядами народа Марту;
с другой стороны – рядом не было сына, надежного помощника, надежды его и опоры, который был в военном походе на горные страны Загроса, и не мог прорваться в Урук через военные заслоны Киша.

Чтобы добиться победы над Эламом, подготовку этой победы Энмебарагеси начал за год-два до смерти Энмеркара. В таком случае, оказывается, что примерно в течение 3-4 лет с 33-го по 29-й годы до осады Урука, 2785 – 2781 годы до н. э., Энмебарагеси осуществил грандиозный план укрепления государства Киш и достиг высшего поста в государстве – стал царем Киша:

  1. осуществил победоносную войну с Эламом, «захватив богатый трофей оружием»;
  2. обеспечил политическую и экономическую блокаду Урука, захватив контроль над торговыми путями Урука;
  3. провёл  в  Уруке  ряд  внутренних  реформ-преобразований:

а – с помощью угрозы силы обеспечил большинство своих сторонников в городском совете Урука;
б – отменил культ богини Инанны;
в – отменил «летоисчисление Инанны» с индексацией ;
г – ввел систему летоисчисления Киша в Уруке ;

В итоге этих мер Урук фактически утратил свою независимость;
Энмебарагеси стал царем Киша через два года после смерти царя Урука Энмеркара, за 29 лет до осады Урука, в 2781 г. до н. э..

 

Загадки правления царя Лугальбанды

В условиях политической и экономической изоляции, как самого государства Урук на его границах, так и царя–наследника Лугальбанды в эмиграции, в Уруке создается положение «вынужденного безвластия».
Можно только предполагать, что как глава военного положения в этом регионе Энмебарагеси, проведя меры по укреплению внешних границ Киша, провел также и в Уруке меры  по внутренним политическим преобразованиям.

И такая ситуация «временного вынужденного безвластия» в Уруке, как нельзя больше устраивала царей Киша, чтобы окончательно покончить с «независимостью» Урука, и была скорее всего, и устроена ими при их прямом участии. Учитывая, что Лугальбанда, кроме того, что обладает законным правом наследника царской власти Энмеркара, еще и очень популярен, Энмебарагеси не исключал возможной необходимости физического устранения Лугальбанды.

Используя факт «отсутствия» царя-наследника «царской власти» в Уруке и обеспечивая угрозой силы «большинство» своих сторонников в городском совете Урука, Энмебарагеси отстранил от власти жрецов культа богини Инанны. И взамен «системы летоисчисления Инанны» с индексацией лет  ввёл в Уруке «новое» летоисчисление, такое же как и в Кише, с индексацией лет . Эти события нашли свое отождествление в мифе «Уход Инанны в «Подземный мир». И все это происходило в Уруке именно во время отсутствия Лугальбанды и без его ведома, как царя.

По мифам, с этого момента Инанна уходит в «подземный мир», своего рода изгнание её от власти, в подполье, в оппозицию. Новое летоисчисление в Уруке в годы правления царя Лугальбанды свидетельствует о том, что Инанна утратила статус главной богини.

Таким образом, в ситуации образования «Кишской Дуги» на хронологической оси Первой Урукской Династии, Киш добился практически полного подчинения Урука, с царем, находившемся практически в положении изгнанника с политически-географической изоляцией.

По сути дела это был политический разгром Урука. И позиции сторонников центральной власти Киша в Городском совете Урука продолжали оставаться сильными еще очень долгое время, вплоть до того времени, когда царем Урука стал Гильгамеш во время осады Урука войсками царя Киша Агги. А насколько они, сторонники центральной власти Киша, оставались верными правительству Киша демонстрирует хотя бы такой факт по эпосу «Гильгамеш и Акка»:
Гильгамешу только с третьего раза удалось убедить совет старейшин в необходимости принять решение – оборонять город от войск Киша под защитой мощных оборонительных стен, ограждавших Урук.

Следует признать, что Энмебарагеси приходилось считаться с тем фактом, что в эмиграции находился законный царь Урука Лугальбанда, и именно наследник «царской власти» Энмеркара в Уруке.

По всей вероятности, вначале Энмебарагеси ни на какие мирные переговоры, видимо, не соглашался и поэтому друзья Лугальбанды советовали ему ждать удобного момента. А для безопасности Лугальбанды друзья, видимо, распространили слух о тяжелой болезни Лугальбанды, что и нашло отражение в мифах.

В общем, обе стороны выжидали удобного момента, что вопрос власти разрешится временем. И время не заставило их долго ждать. Всего лишь через два года после смерти царя Урука Энмеркара, за 29 лет до осады Урука, в 2781 г. до н. э. в Кише произошли судьбоносные события, в результате которых Энмебарагеси стал царем Киша.

Были ли эти события результатом естественного хода событий или результатом интриг Энмебарагеси сейчас судить трудно. Это вопрос дальнейших исследований. Но, амбиции Энмебарагеси были удовлетворены и появилась надежда на возможность мирных переговоров через страны-посредники.

Кроме того, разгадка загадочности правления царя Урука Лугальбанды все-таки  кроется и в содержании мифов и эпосов об Энмеркаре и Лугальбанде. Хотя, по признанию М.Белицкого, тексты мифов довольно запутаны и трудны для понимания, их изложение у М.Белицкого и у Лео Яковлева очень схожи и близки по содержанию.

«Лугальбанда участвовал в это время в военном походе на   Аратту, отказавшуюся снова подчиняться Уруку, но заболел в пути и был оставлен воинами Урука на излечение в горной стране Забу. Выздоровев, он попытался покинуть эту страну и возвратиться в Урук. Но в этой стране властвовал исполинский орел Анзуд, определявший судьбы людей и всего живого на земле, и никто не в силах был изменить его решение. Лугальбанда старается завоевать расположение и добиться поддержки могущественной птицы».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 26-27]

Название птицы, в изложении М.Белицкого – Имдугуд.

«Однажды, воспользовавшись отсутствием Анзуда, Лугальбанда щедро одаривает птенцов Анзуда жиром, медом и хлебом, раскрашивает их лица и надевает на их головы короны «шугурра». Увидев своих птенцов счастливыми, и какие божественные почести оказаны его птенцам, Анзуд пообещал свою помощь и покровительство Лугальбанде, и дал ему ряд советов, которые он должен был сохранить в тайне. Анзуд благословил его в путь, предсказывая благополучное путешествие,  и преподнес Лугальбанде дар скорохода».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 26-27]

«Друзья предостерегают его, что эта дорога в Урук очень опасна. Это дорога, с которой нет возврата, и еще ни одному человеку не удалось преодолеть высокие горы и переправиться через ужасную реку Кур, и путь пролегал через царство мертвых. Но мудрые советы божественной птицы и полученный от нее дар скорохода помогли, в конце концов, Лугальбанде преодолеть все препятствия на пути в Урук».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 94-95]

По всей вероятности, прямая дорога на Урук из стран горного Загра в это время была перекрыта или войсками Киша, или войсками союзников Киша. Поэтому Лугальбанде, чтобы попасть в Урук, предстоял кружной путь через горные перевалы и горные реки на Запад, через «страну без возврата» и «царство мертвых». Скорее всего, в более правильном переводе это должно было бы звучать так: « … на Запад, через страну или сторону света, из которой никогда не возвращается солнце по небосводу», и через страны у Мертвого моря. Безусловно, что этот путь был и длинен, и долог. Но другого выхода у Лугальбанды просто не было.

Можно только предположить, что спустя какое-то время, вполне достаточное для проведения Кишем необходимых преобразований в Уруке в пользу центральной власти, для Лугальбанды стало возможным вернуться в Урук, но кружным путем чрез горные перевалы и западные страны у мертвого моря. И вполне возможно, что возвращение именно по такому маршруту могло быть предусмотрено одним из условий переговоров о возвращении Лугальбанды в Урук.

Вот и весь ответ мифа на все вопросы о загадочности  «колена «Кишской Дуги» на хронологической оси правления Первой Урукской Династии во времени правления царя Урука Лугальбанды. И никакой загадки – одна политика.

Терминология маршрутов возвращения Лугальбанды в Урук из горных стран Закавказья представляет собой некоторый интерес. По свидетельству мифов, царь Урука Лугальбанда из двух маршрутов возвращения в родной Урук выбрал более дальний кружной маршрут. Такой маршрут следования, как более безопасный в целях сохранения своей жизни, хотя и более трудоемкий и более долгий по времени, ему посоветовали друзья и правитель в стране Забу.

При выборе маршрута возвращения в Урук Лугальбанда понимал и учитывал, что на обычном прямом пути возвращения в Урук через семь горных перевалов Загроса на юг к Персидскому заливу долгое время могли сохраняться опасные для его жизни засады и риск нападения на него по пути следования вездесущих эмиссаров Энмебарагеси.

А кружной путь возвращения в Урук не таил в себе таких опасностей для его жизни, тем более, что Лугальбанда во время пути следования по этому маршруту мог сохранить и свое инкогнито, что в гораздо  большей степени обеспечивало ему безопасность для его жизни.

Приведем текст описания кружного маршрута в переводах  с шумерского в изложении М.Белицкого и Л.Яковлева.

М.Белицкий «Шумеры. Забытый мир». Вече, 2000г.
стр. 94 – «это дорога, с которой нет возврата … преодолеть высокие горы и переправиться через ужасную реку Кур … путь из Забу в Урук пролегал через царство мертвых …»;
стр. 99 – «… это путь через шумерский Аид–Кур», «страну без возврата».
Л.Яковлев «Эпос о Гильгамеше». Эксмо, 2005г.
стр. 27 – Пролог. «Путь Лугальбанды в Урук пролегал через царство мертвых – страну без возврата».
Дьяконов И.М., говоря об этом в своих переводах, подчеркивал, что «где только возможно переложение текста является почти дословным».

Но общеизвестно, что дословный перевод не всегда верно передает смысл написанного  текста.
Безусловно, что каждый перевод с шумерского не должен искажать содержание оригинала текста и дословность перевода имеет, как раз, большое значение для трактовки перевода и передачи смысла содержания перевода. Поэтому параллельно должно быть и смысловое сопровождение текста или комментарий.

На мой взгляд, в понимании древних обитателей стран Закавказья, Загроса и Месопотамии – вся сторона  Света,  за край  горизонта которой на целую ночь скрывалось дневное светило – Солнце, всё это было: и царство ночи, и темное царство Аид, возможно и царство мертвых, и, наконец, та самая «страна без возврата».

Может быть, это так длинно только в переводе, а на шумерском языке, возможно, это звучало как-то короче и точнее, как в наше время звучат названия сторон света. А многословность перевода, возможно, является просто нашей несовершенной интерпретацией этих переводов с шумерского.

Во всяком случае, мне кажется, что у шумеров «страна без возврата» означала не только в некоторых значениях потусторонний или как говорили шумеры «подземный мир», но и в других значениях сторону света, откуда солнце никогда не возвращается по небосводу, или у Солнца с той стороны нет возврата. В переводе на современный язык по смыслу страна без возврата – это Запад по отношению к Загросу и Шумеру, страны на восточном побережье Средиземного моря и берегах Мертвого моря.
И если иметь в виду смысловой перевод шумерских текстов, то в состав стран полного кружного маршрута Лугальбанды в Урук через «страну без возврата» входили: страны Закавказья и Загроса в районе бассейна озер Урмия и Севан, горы и реки стран Анатолии и Тавра, прибрежные страны Средиземного и Мертвого морей.

Другая загадка правления царя Лугальбанды в Уруке – это 23 года его безвестного правления. Пока царём не был – об этом периоде жизни сохранились мифы, а когда стал царём, то как будто попал в «зону молчания», сохранилась только запись в «Списке Шумерских Царей», что правил он в Уруке 1200 лет, индексация которых составляет – 23 года.

Вернувшись из Загроса в Урук, Лугальбанда не мог ничем противостоять нововведениям Энмебарагеси, ни изменить их впоследствии. По всей вероятности, только при таких условиях можно было сохранить царскую власть. И все последующие годы до конца его правления проходят ровно и спокойно. Ни эпосов, ни мифов, ни поэм о правлении Лугальбанды, как царя. Совершенно не похоже для легендарной личности: ярко пылать в первой половине своей жизни, когда Лугальбанда, как сын царя Энмеркара, совершает подвиги и походы, и тускло тлеть во второй половине своей жизни, когда Лугальбанда царь Урука, но Урук подчинен Кишу. В действительности, конечно, так не бывает. Если личность легендарная, то светит она до самой его кончины, и проявляет себя на разных уровнях условий, хотя и по-разному.

А все эпосы, мифы, легенды, в которых упоминается хоть что-либо о Лугальбанде, рассказывают только о том периоде времени, когда Лугальбанда еще не был царем, а был только сыном царя Энмеркара, его ближайшим сподвижником и активным помощником. О периоде жизни, когда Лугальбанда стал царем ни М.Белицкий, ни Дэвид Рол никаких сведений не приводят. И в этом, естественно, кроется какая-то тайна, требующая разгадки: это тайна времени правления царя Урука Лугальбанды.
И как всегда, на помощь приходят сведения мифов, эпосов и легенд, других-то  документов нет. Именно только в них и кроется разгадка многих пока тайн и необходимых, на первый взгляд, обстоятельств.

В это время Лугальбанда в тесных рамках соблюдения внешних атрибутов подчиненности Кишу, как система летоисчисления и дань, целиком посвятил себя цели осуществления своего замысла будущего укрепления города-государства Урук. А правил в Уруке царь Лугальбанда

с 2783 г. до н. э. по 2760 г. до н. э. – 23 года

Но не менее удивительный факт возникает через 25-30 лет, когда Урук успешно выдерживает осаду войсками Киша за мощными оборонительными стенами, окружающими город. И сооружение оборонительных стен и в мифах, и в исследованиях многих исследователей приписывается царю Урука Гильгамешу.

В эпосе о Гильгамеше в переводах Дьяконова И.М. Урук упоминается почти всегда в словосочетании – «Урук огражденный». Как отмечается в комментарии на стр. 459 «в переводе выдерживаем единообразный эпитет «Урук ограждённый». И такое утверждение в эпосе позволяет предполагать, что когда Гильгамеш стал царём, стены вокруг Урука были уже сооружены. Такие соображения приводят к выводу, что стены уже «ограждённого Урука» являются реальным фактическим подтверждением не его легендарных заслуг и деяний, а его отца Лугальбанды.

Остатки почти 9-ти километровой стены вокруг Урука и Куллаба, поразили своей грандиозностью исследователей археологов. В сооружении стены вокруг Урука, по мнению некоторых исследователей, принимал участие Гильгамеш, и он же завершал ее сооружение.

В то же время, те же эпосы, мифы и легенды свидетельствуют, что царем Гильгамеш стал в юные годы, даже, возможно ещё и не достигнув своего совершеннолетия, но своими действиями юноша доказал, что он уже царь. При осаде Урука он убедил все-таки совет старейшин в необходимости оборонять город от войск Киша и, что залог успеха в мощных оборонительных стенах, ограждавших Урук. И он добился победы. Осада была снята.

Но, даже, сам замысел построить вокруг города городскую крепостную стену, длиной 9,5км, был слишком грандиозен, для юного царя и слишком коротки юные годы правления царя для осуществления такого замысла. Значит, задумал этот проект и претворил его в жизнь кто-то другой, кто был и постарше, и помудрее. И этим кем-то другим мог быть только легендарный царь Урука Лугальбанда.

М.Белицкий в своей книге «Шумеры. Забытый мир» приводит описание городских стен Урука:

«Это было весьма внушительное сооружение: двойная стена, окружавшая не только храм и жилые постройки, но и сады, поля, луга, тянулась на 9,5км. В северной и южной  части    стены были  устроены ворота, шириной 3,5м, с прямоугольными башнями. А  800 полукруглых оборонительных башен, отстоявших друг от друга на 10м, делали стену, толщиной в 5м, почти, неприступной. Последующие поколения поражались грандиозности этих сооружений».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 106]


Дэвид Рол отмечает, что даже «остатки, давно разрушенных, городских стен удивили и восхитили» археологов». Во всяком случае, не для 6-8 лет детско-юношеского возраста Гильгамеша могла быть посильной задача сделать Урук «ограждённым». И в Эпосе о Гильгамеше Урук упоминается практически уже «ограждённым». Поэтому, становится ясным и понятным, что
крепостные стены Урука – это детище царя Лугальбанды, результат деятельности уже, поистине, легендарного царя Урука. Именно крепостные стены с восемью сотнями башен вокруг Урука, построенные Лугальбандой, позволили его сыну Гильгамешу не только отстоять независимость Урука, но и впоследствии стать царем всего Шумера.

Урук «ограждённый» - это первый город в мире
в окружении крепостных стен.

Такой вывод очень важен. Ведь практически на сегодняшний день, пожалуй, 99% историков и исследователей, не располагая реальной хронологией Месопотамии того времени убеждены, что сооружение крепостных стен вокруг Урука произошло во времена правления легендарного Гильгамеша.

Но строка Эпоса о Гильгамеше:
«Стеною обнёс Урук ограждённый»

 − не исключает и не вступает в противоречие с тем, что Гильгамеш строил и завершал строительство стен. И ясность наступает при чтении эпоса в прозаическом пересказе Лео Яковлева, в котором он использовал дополнительные сведения из мифов о Гильгамеше в переводах Афанасьевой В.К.:

«Став царём, Гильгамеш … украсил городские стены зубцами, кирпич-сырец заменил кирпичом обожжённым, а на дальних подступах к Уруку приказал насыпать валы, которые должны были стать труднопреодолимой преградой на пути неприятеля».

[Эпос о Гильгамеше. О все видавшем. – М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 36.]


Теперь, действительно, можно представить в подробностях, какую работу выполнил Гильгамеш уже после осады Урука, завершая окончательные работы по сооружению стен вокруг Урука. При этом маленькую неточность Лео Яковлеву можно простить: как правило, в таких случаях кирпич-сырец на стенах не заменяют кирпичом обожжённым, а стену из кирпича-сырца обкладывают кирпичом обожжённым.

Такая практика в строительстве сохранилась с древнейших времён и в современное время с применением современных материалов: облицовочного кирпича, облицовочного камня, облицовочной плитки и т. д..
Реальная хронология позволяет, с отклонениями может быть в 3-4 года, определить хронологию постройки, облицовки стен и других завершающих работ по сооружению крепостных стен Урука.

В первые 3-4 года своего  23-х летнего правления царь Лугальбанда не мог вернуться в Урук из торгового похода в страны Загроса, в том числе и Аратту. В результате нормализация отношений с Кишем Лугальбанда вынужден был принять условия вассальной зависимости Урука от Киша. На нормализацию отношений и планов на будущее могло уйти ещё 3-4 года – примерно 8 лет.

Дата начала правления царя Лугальбанды в Уруке – 2783 г. до н. э..
Следовательно, 2783 г. до н. э. − 8 лет = 2775 г. до н. э.

Следовательно, вероятная
дата начала строительства ограждающих стен в Уруке – 2775 г. до н. э.

Царь Лугальбанда правил до 2760 г. до н. э.. Трудно сказать, производились ли какие-либо работы в период правления царя-регента Думузи или были завершены при Лугальбанде. Но поскольку в момент осады Урука город уже был ограждён, то можно считать всё-таки, что в основном работы по сооружению стен вокруг Урука были завершены при Лугальбанде. Можно считать, что на это ушло примерно 15 лет. Отсюда предполагаемая дата завершения строительства стен и 800 башен вокруг города

2775 г. до н. э. − 15 лет = 2760 г. до н. э.

Гильгамеш завершает работы строительства стен, обкладывая их обожжённым кирпичом, а верх стен завершая зубцами и другой отделкой, на что могло уйти примерно ещё 15 лет. Отсюда предполагаемая дата завершения всех работ
по сооружению крепостной стены вокруг Урука

2752 г. до н. э − 15 лет = 2737 г. до н. э.

Для сравнения приведу данные официальной науки в статье Когана Л.Е.
«Предположительно, Урук впервые был окружён стеной уже к концу IV тысячелетия до н. э. (на тот момент стена охватывала площадь в 2.5 км2). Стена, о которой повествует пролог Эпоса, была построена в начале Раннединастического периода (ок. XXIX в. до н. э.), и впоследствии её местоположение уже не менялось (см. von Haiier 1936, 43; Nissen 1972). Длина этой стены, окружавшей площадь в 5,5 км2, составляла ок. 9.5 км.

[Вестник Древней Истории. 2012 №3, Гильгамеш И.М. Дьяконова: попытка реставрации. Статья Когана Л.Е., п. 11-12, с. 211]
Таким образом, по официальной хронологии сооружение стены отнесено к периоду 30 ÷ 29 веков до н. э. – примерно за 300-200 лет до действительных событий.

Реальная хронология определяет этот период более конкретно:
Уже «ограждённый Урук»  во время осады свидетельствует не только о том, что ко времени воцарения юного Гильгамеша
 Урук уже БЫЛ ограждён чудесной лентой стен и башен, число которых достигало 800 шт.,
но и о новом качестве работ по сооружению стен, выполненных во время правления Гильгамеша:
Об обкладке или облицовке уже построенных стен из кирпича-сырца и
О возможно дополнительных линиях стен с удлинением общей их длины.
«Ограждённый Урук» в эпосе фигурирует, как отличительный признак города, которого нет у других городов Шумера.

Сооружение стены с обкладкой её кирпичом обожжённым
происходило в период
2775 г. до н. э. ÷ 2737 г. до н. э.
Примерно в течение 40 лет
правления царей Урука Лугальбанды и Гильгамеша
Царь Лугальбанда строил стены из кирпича сырца вокруг Урука, а
Царь Гильгамеш завершал строительство стен вокруг Урука
С обкладкой стен кирпичом обожжённым и устройством венцов.

Способ обкладки стен (может быть точнее – облицовки стен) в современное время широко распространён даже в индивидуальном строительстве домов.

Коган Л.Е. в своей статье приводит конкретные примеры такой практики строительства в древние времена.
«Строительство стен Урука приписывается Гильгамешу также в надписи Аннама, старовавилонского правителя Урука: Аннам, отреставрировавший  стену Урука, старую постройку Гильгамеша, (после чего) вокруг неё (во рве) зашумела вода, построил для него (Гильгамеша) из обожжённого кирпича (стену)» (цит. по Radner 2005, 225).

[Вестник Древней Истории. 2012 №3, Гильгамеш И.М. Дьяконова: попытка реставрации. Статья Когана Л.Е., п. 11-12, с. 211]

«… указание на мудрецов-апкаллу как первых строителей стен Урука не вступает в противоречие с I 11, где говорится, что стену Урука построил Гильгамеш. Речь, по-видимому, идёт о том, что Гильгамеш построил новую стену на старом фундаменте. Такая практика отражена, например, в строительной надписи Набонида:

«Я положил кирпичи поверх [основания], (заложенного) древним царём Хаммурапи» (цит. по Schaudig 2001? 403iii 2 f)
[Вестник Древней Истории. 2012 №3, Гильгамеш И.М. Дьяконова: попытка реставрации. Статья Когана Л.Е., п. 21,Прим. 89, с. 216]

Попытки «реставрации» перевода Дьяконова И.М.

Как видно, из приводимых выше примеров строка 11 таблицы IX эпоса
«Стеною обнёс он Урук ограждённый»

о сооружении стены вокруг Урука довольно лаконично, но объёмно и полно передаёт всю информацию об этом невиданном ранее чуде древности – впервые в мире город был ограждён крепостной стеной. Такой фразой перевода И.М.Дьяконов выразительно подчеркнул главную суть содержания этой строки – впервые в мире город по периметру был ограждён крепостной стеной, главной защитой при обороне.
К этому могу добавить, что возможно мысль построить стену пришла Лугальбанде в годы его пребывания в вынужденной эмиграции в странах Загроса и Закавказья, когда он ничем не мог помочь отцу Энмеркару в Уруке, окружённом отрядами  народа Марту и подвергавшемся нападениям этих отрядов. Он прочувствовал необходимость создания обороны города на собственной судьбе. И на мой взгляд именно строка 11 в замене перевода на новый совершенно не нуждается. Все предлагаемые варианты реставрации этой строки несравненно хуже оригинала Дьяконова И.М.

Коган Л.Е. отмечает в статье, что в настоящее время, спустя пятьдесят лет от создания перевода Эпоса Дьяконовым И.М. назрела необходимость «реставрации» перевода  Дьяконова», как своеобразная «попытка привести его к современному состоянию наших знаний об Эпосе». При этом, предлагается новая редакция вышеприводимой строки:
Стеною обнёс Урук-овчарню.

Во избежание резкой оценки подобного предложения отмечу более мягко, что такая замена ошибочна и абсолютно не выражает смысла заключённого в тексте.

Приведу доводы автора статьи Когана Л.Е.

«Урук-овчарня. – Слово supuru, обозначающее загон для мелкого рогатого скота, выступает в стандартной версии Эпоса в качестве устойчивого эпитета Урука, заменив слово ribitu («широкая улица», «аллея»), которое употребляется в этом качестве в старовавилонской версии. Перевод Uruk-supuru как «Урук-овчарня, кажется нам предпочтительнее несколько отвлечённого перевода Дьяконова: «Урук ограждённый»
«Точный смысл выражения «Урук-овчарня» и связанные с ним коннотации остаются предметом дискуссии. Перевод Дьяконова (по своей природе интерпретативный) отражает распространённый в ранней литературе толкование этого образа в том смысле, что Урук со всех сторон окружён стеной, как загон для скота оградой. Некоторые исследователи понимают это выражение в том ключе, что и Uruk-ribitu «Урук-аллея», т.е. Урук, в котором много аллей, следовательно, Uruk-supuru «Урук-овчарня» − Урук, полный овчарнями.
Наиболее привлекательной кажется нам точка зрения Джорджа. По мнению исследователя, этот образ следует объяснять исходя из хорошо известного в Месопотамии представления, согласно которому царь должен заботиться о своих подданных подобно пастуху, ухаживающему за своим стадом. В таком случае Урук, владение Гильгамеша, мог рассматриваться как его «овчарня». Не исключено, однако, что эпитет supuru «овчарня» указывает на царящее в Уруке изобилие, ср., следующий пассаж: «храм, который изобилен как загон и овчарня, который изобилен как овцы в овчарне» (SBH 60, № 31, 1. 7f., цит. по CAD S 396b)».

[Вестник Древней Истории. 2012 №3, Гильгамеш И.М. Дьяконова: попытка реставрации. Статья Когана Л.Е., перевод и комментарии Нуруллина.п. 11, с.211-212]

Я давно пришёл к выводу, что западные переводчики зачастую в интерпретациях переводимым выражениям придают совершенно другой смысл не главного значения, а второстепенного. Такие толкования перевода слова – «овчарня» и «аллея» с выделением второстепенного аспекта более похожи на запутанные выкрутасы с выворачиванием наоборот. И изобилие во множестве овчарен и аллей в Уруке к содержанию строки 11 как в поговорке − «як пяте колесо до воза». В переводе Дьяконова И.М. строка 11, как бы подчёркивает защитную функцию обороны города, выстраданнуюа Лугальбандой годами вынужденной эмиграции в Загросе и преждевременной кончиной его отца Энмеркара.

А в тексте реставрации строки 11 смысл стены-ограждения, как главного аспекта, как-то размывается. Пожалуй, вместо текста – Стеною обнёс Урук-овчарню – уж лучше звучало бы:


Стеною обнёс он Урук, как овчарню оградой, …

 

При такой редакции смысл перевода передаётся гораздо полнее, и нет необходимости ни в каких объяснениях.
Не противоречит этому же смыслу и значение слова «Урук-аллея». Для сравнения – лесозащитные полосы полей, как аллеи защищают поля от суховеев. Поэтому допустимо и
Стеною обнёс он Урук, как аллеею город.

А стена и похожа на огибающую город ленту аллеи. Оба варианты равноценны по смыслу, если сохранять главный смысл содержания строки, не уклоняясь на второстепенные значения.

Но, оба эти варианта уступают варианту Дьяконова И.М. в полноте сведений о сооружении стен и башен вокруг Урука. Уже «ограждённый Урук» свидетельствует не только о том, что ко времени воцарения юного Гильгамеша
 Урук уже БЫЛ ограждён чудесной лентой стен и башен, число которых достигало 800 шт.,
но и о новом качестве работ по сооружению стен выполненных во время правления Гильгамеша:
Об обкладке или облицовке уже построенных стен из кирпича-сырца и
О возможно дополнительных линиях стен с удлинением общей их длины.
«Ограждённый Урук» в эпосе фигурирует, как отличительный признак города, которого нет у других городов Шумера.

С гордостью произносит поэт неоднократно в обращениях на других строках эпоса, например в таблице II:
…. Народ собрался,

СВ, III, IV, 39      – Столпился на улице ограждённого Урука,
СВ, III, IV, 41-42 – Старейшины ограждённого Урука, собравшись,
СВ, III, IV, 44     Слушайте, старейшины ограждённого Урука,
СВ, III, IV, 45      Слушай народ ограждённого Урука
СВ, III, V, 8         – Старейшины ограждённого Урука

И применение этого эпитета практически уместно почти в любых строках эпоса. Но каким жалким подобием выглядит эпитет «овчарня» именно в этих и некоторых других встречающихся строках. Значение изобилия, которое так понравилось реставраторам, оно ведь преходяще. Изобилие само по себе, то есть, то его нет – это обыденная категория бытия. А оборонительная лента стен и восьми сот башен вокруг города – это невиданное для того древнего времени сооружение, которого не было ни у одного из городов того времени кроме Урука. Это уже категория в какой-то степени вечности.

Уместно ли при этом реставраторам умалять многозначительность эпитета «ограждённый» сведениями о множестве овчарен или аллей в Уруке. Непонятно даже, как могла придти реставраторам такая мысль отказаться от того, что так выразительно старался подчеркнуть поэт эпоса. «Овчарни» и «аллеи» реставраторов не обладают никакой равноценностью с «ОГРАЖДЁННЫМ» УРУКОМ. Эти эпитеты блёкло выглядят в сравнении с эпитетом – «ОГРАЖДЁННЫЙ».

Я не раз сталкивался с переводами западных переводчиков древних выражений с праславянскими корнями, которые были не на должной высоте или вообще были лишены какого-либо смысла. Например, в их переводах имя вождя шумеров Шебтиу ВА означало – «Далёкий». И всё дальше ни с места. Но ведь все шумеры прибыли в Египет издалека. Следовательно, смысл перевода в другом. В русском языке есть выражение – «недалёкий человек», в значении неумный. Значит – «Далёкий» это умный, далёкий по уму – большого ума человек. Ну а раз он вождь и политик, то более соответствующим должно было бы быть имя его – как «Дальновидный или Дальнозоркий». И следует отметить, что «Дальнозоркий» вполне соответствовало тотему сокола Шебтиу ВА, когда он стал царём и принял имя ТОТ. А после его смерти от рук брата и его обожествления его назвали – Озирис.

Многие ближневосточные страны и народы получили свои древние названия по именам библейской семьи Ноя. Самое древнее название Египта Кемь. С точки зрения западных исследователей это название Египта происходило от названия наносного ила – «чёрная земля». Надо ж до такого додуматься. Вокруг – страна Куша, Ханаан, Финикия, а страна Хама (KHAM) называется - «чёрная земля». В латинской литерации библейский  сын Ноя Хам – это КАМ. В индоевропейских традициях Кам, Кама, Ками – любовь, близкое в русском языке к женскому имени – Люба, а в мужском, скажем, - Любомир.

Поэтому, старое первоначальное название страны Египет в границах первого государства в Египте царя ТОТА – это страна или земля КАМА. Именно царь ТОТ основал первое государство в Египте. Даже окончание имени Иапета вошло в более позднее название страны Египет. Потомки родственного клана Сима, поклонявшегося старым богам Сету и Мину, постарались, чтобы о Каме, в еврейской интерпретации – Хаме, в летописях осталось мало сведений. Лишь благодаря потомкам Гора (Мескиагкашера – прадеда Гильгамеша) царь Тот (Кам) (прапрадед Гильгамеша) посмертно спустя 40-50 лет, примерно в период 1780 ÷ 1770 г.г. до н. э. был обожествлён с именем ОЗИ-РИС. «РИС» или «РИК», «РИХ» – это обозначение царской принадлежности, как в именах индоевропейских народов: Ала-рих, Германо-рих, Рю-рик и т.д..
Ну а что касается наносного ила и названия реки Нил (Nile), то в русском языке до сих пор сохранились имена Нил, Ниловна, да и само слово «ил» до сих пор не утратило своего значения.

С точки зрения западных переводчиков объяснить имена царей Навуходоносора или Набопалассара весьма затруднительно, если не сказать невозможно. Никто из них не видит в начальной части слова слово, означающее на славянских языках – НЕБО. А вот с помощью русского языка не только начальная часть слова, но и полный смысл всего слова объясняется легко и просто.
Поэтому, на мой взгляд, соображения некоторых исследователей в попытках реставрации строки 11 в переводе Дьяконова И.М. в редакции текста:

Стеною обнёс Урук-овчарню, …

…извращают подлинный смысл содержания этой строки. На мой взгляд, такой текст не совсем будет понятен читателю, потребуется многословные примечания автора-реставратора.

Замечание Когана Л.Е. о необходимости работы над переводом Дьяконова И.М. справедливо Он отмечает

«Нет нужды упоминать, что сегодняшнее видение данной проблемы кардинально отличается от того, которое преобладало среди ассириологов в эпоху, когда Дьяконов И.М. готовил к публикации свою книгу.
… само понятие научной точности оказывается  в хронологическом плане довольно условным – перевод, чрезвычайно точный в момент своего создания, никак не может остаться  таким же пятьдесят лет спустя».

[Вестник Древней Истории. 2012 №3, Гильгамеш И.М. Дьяконова: попытка реставрации. Статья Когана Л.Е., перевод и комментарии Нуруллина.п. 11, с.192, 193]

Всё это так. Заполнять строки с лакунами в результате новых работ, безусловно, необходимо. Но, при этом, очень важно передать смысл суждения в словах перевода. В этом отношении примерным может быть перевод С.Маршаком английского стиха с длинным текстом о том, как неправедно обвиняли девушку в том, чего она не совершала. В конце концов, девушка сетует, что лучше она бы совершила то, в чём её обвиняют, чем терпеть напраслину на миру.

Талант С.Маршака обратил длинный текст повествования всего в две строки:

Чем грешным слыть,
Им лучше быть.

Поэтому, на мой взгляд, в конкретном случае строки 11, реставрация её с заменой слова «ограждённый» на слово «овчарня» больше похожа на своеобразный «шаг назад». Лучше такой реставрации не делать.

А соображения некоторых исследователей, которым «Урук-овчарня» кажется предпочтительнее несколько отвлечённого перевода Дьяконова И.М., следует признать несостоятельными. В действительности выражение в переводе Дьяконова И.М. – «Урук ограждённый» – не утратил своего смыслового значения и по сей день. В наше время «Урук ограждённый» − это и есть «сегодняшнее видение данной проблемы кардинально» не отличающееся «от того, которое преобладало среди ассириологов в эпоху, когда Дьяконов И.М. готовил к публикации свою книгу». Поэтому, в таком случае, пожалуй, нет никакой необходимости вообще производить какую-либо «реставрацию» строки 11 перевода Дьяконова И.М..

Это ж надо додуматься такое сказать: продуманное выражение Дьяконова И.М. – «Урук ограждённый», уместное почти в каждой строке со словом Урук, назвать «несколько отвлечённым переводом Дьяконова».

Тема реставрации эпоса о Гильгамеше в переводе Дьяконова И.М. – отдельная и довольно большая тема. Нет смысла подвергать пока сомнениям строки, на местах которых в переводе Дьяконова И.М. лакуны. Но «реставрация» строк в переводе Дьяконова И.М. выполнена, мягко сказано, на низком уровне. Заменять устаревшие выражения новыми более совершенными по качеству – это одно, а выдавать упрощённые и примитивные реставрации за совершенство – это совершенно другое. Просмотр двух публикаций планируемой «реставрации» перевода Дьяконова И.М. в журнале «Вестник Древней Истории» №3 и №4 2012 г. приводит к выводу, что такие реставрации совершенно не повышают уровень перевода. Первую попытку реставрации эпоса в переводе Дьяконова И.М., на мой взгляд, можно считать неудачной.

Краткая История правлений царей трех
 Первых  Династий в Шумере после Потопа.
продолжение

Тридцатилетний период до осады Урука, пожалуй, является наиболее динамичным во взаимоотношениях Первых Трех Шумерских Династий после Потопа. Этот период оказался и наиболее насыщенным событиями, нашедшими свое отображение, как в официальной хронике источников, так и в хронике событий эпосов, мифов и легенд о героях этого периода времени.

А время почти одновременного правления самого Энмебарагеси и царей соперников Энмебарагеси, Лугальбанды и Месанепады, становится временем строительства монументальных сооружений Шумера:
мощных городских стен в Уруке и храмовых комплексов в Ниппуре и Уре.


Энмебарагеси, став царем после покорения Элама и используя свое военное преимущество, политическими мерами почти  подчинил Урук, сохранив Лугальбанде номинальную царскую власть. Но был, при этом, очень обеспокоен, набирающим силу строптивым царем Ура Месанепадой. Ссылаясь на древность Ура, Царь Ура выступал с серьезными претензиями на гегемонию «царской власти» в Шумере, на право контроля над священным городом Ниппур, и только потому, что город Ур – это город Нанна-Сина, остановившего воды Потопа перед городом Ниппур. Месанепада ввёл в Уре свою самостоятельную систему летосчисления с индексацией , бросив тем самым вызов метрополии Киша. Царь возрождающегося Ура Месанепада стал соперником царя  Энмебарагеси в борьбе за гегемонию «царской  власти».
К тому же, возрождающийся Ур помнил о своем былом величии. До Потопа он был главным городом бога луны Нанна–Сина, который, согласно мифам, остановил воды наводнения практически у самого Ниппура. Существовал миф о том, что Нанна–Син получил благословление Энлиля для своего города Ура именно в Ниппуре, городе отца своего Энлиля и городе его матери Нинлиль. И в Уре был храм Нанна–Сина, величественный Экишнугаль, который был окружен особым почитанием.

Месанепада же на правах того, что Нанна–Син спас город Ниппур во время Потопа, мог бы в связи с этим заявлять свои права на заботу, опеку и, естественно, контроль над городом Энлиля, а значит,  вполне законно мог предъявлять свои притязания на центральную власть в Шумере – гегемонию «царской Власти» в Шумере.

Город Ниппур считался главным религиозным центром в Шумере после Эриду. И считалось, что этот город принадлежит богу Энлилю, занимавшему главенствующее положение  в иерархии шумерских богов. А район Ниппура, в котором располагался главный храм супруги Энлиля Нинлиль, носил название Туммаль. К тому же, особый вес этому городу придавало то обстоятельство, что наводнение – Потоп дальше Ниппура не распространилось.

Согласно мифам, воды Потопа были остановлены, стеной или плотиной, которую воздвиг бог Нинурта (так называли в Ниппуре Нанна–Сина бога луны, гроз и весны) из камней, почти перед самым городом Ниппуром.

Во многих шумерских мифах красной нитью проходит стереотип главенства лунных богов. Бог луны, гроз и весны Нанна–Син являлся в иерархии богов сыном Энлиля и Нинлиль, отцом бога солнца Уту и его сестры, богини плодородия, Инанны. Именно ему, Нанна–Сину, отдается дань предпочтения, из-за его благосклонного отношения к людям.

И вот, в такой политической ситуации царю Киша Энмебарагеси необходимо было принимать любые меры, как политического, так и религиозного характера, чтобы подтвердить и узаконить право Киша на главенство власти, или на гегемонию «царской власти». Обеспокоенный Энмебарагеси для укрепления авторитета власти Киша приступает к осуществлению грандиозной программы строительства храмового комплекса в Ниппуре, посвященного богу Энлилю и его супруге Нинлиль.

Тот факт, что во время Потопа и во времени ликвидации его последствий, Ура, как действующего административно и политически города, практически не было, Энмебарагеси решил использовать такой факт в интересах Киша. И увязывая всё это с тем, что Нанна–Син остановил воды Потопа у Ниппура, он создал миф о якобы давнем переселении Нанна–Сина в Ниппур, с момента наводнения, и о его намерении совершить путешествие по местам прежнего своего пребывания.

Таким образом, создавалось всеобщее мнение, что город Ниппур является местом постоянного пребывания Нанна–Сина с тех пор, как он остановил там воды Потопа, и поэтому никакой другой город не имеет право предъявлять на этот город права. И Энмебарагеси принимает решение построить в Ниппуре новый храм Нанна–сина. Таким образом, в деяниях Энмебарагеси тесно переплелось решение политических задач с религиозными атрибутами через религиозное мировоззрение.

В годы правления царя Киша Энмебарагеси город Ниппур становится главным религиозным центром всего Шумера и атрибутом политической власти: кто владеет этим городам, тот владеет и всей полнотой власти, т.е. гегемонией «царской власти»в Шумере. Именно в годы правления царя Энмебарагеси город Ниппур приобретает статус «священного города Шумера».
Таким образом, Энмебарагеси основательно подготовил свои политические позиции, подведя под них основательный идеологический, религиозный фундамент.

Меры, предпринятые Энмебарагеси, действительно оказались своевременными. Но, Киш, в конце концов, потерял статус «царской власти» при сыне Энмебарагеси Акке. Однако метод и практика контроля власти над «священным городом Ниппуром», как через главный религиозный центр всего Шумера, по свидетельству таблички №3 из Туммаля, просуществовал почти тысячелетие после Энмебарагеси.

Программа строительства храмовых ансамблей была поистине  грандиозной. Сам Энмебарагеси успел сделать только дом Энлиля, а заканчивал все строительные работы и «ввел Нинлиль в Туммаль» уже его сын Акка.

После этого, уже все цари, и теперь уже «силой оружия» добывали себе право контроля над Ниппуром и далее все поступали так же,  как и эти два последних царя первой Кишской Династии.
Еврейские календари

Поскольку именно со «священным городом Ниппур» непосредственно связано создание Еврейских календарей, то возникает вопрос определения именно в этот период и даты отсчёта Ниппурского Календаря. А, как известно, г. Ниппур стал главным религиозным центром всего Шумера именно в годы 17-летнего правления царя Киша Энмебарагеси, а именно, в период его правления с 2781 г. до н. э. по 2764 г. до н. э..

В отношении версий датировок с «коротким» периодом до даты отсчёта «от Сотворения Мира», в пределах 4000 лет и менее до н. э., например:

3761 г. по датировке иудейской;
3491 г. по датировке Иеронима».
4004 г. по датировке Ашера, еврейской; −

− то известно, что в их основе заложена совершенно другая дата «от Сотворения Мира», не Византийского (Православного) Календаря от основания Эриду, а от даты, когда город НИППУР стал главным религиозным центром всего Шумера со статусом «священного города НИППУР».

2771 г. до н. э. – 2008 г. до н. э.

По расчётам хронологии ключевой реальной датой в современном исчислении лет для периода правления Первой Кишской Династии является дата осады Урука и дата падения Первой Кишской Династии – 2752 г. до н. э.

Как отмечает З.Ситчин в своей книге «Армагеддон откладывается».

«… был изобретен первый из известных нам календарей лунно-солнечный календарь Ниппура». «Он сохранился и до настоящего времени в виде Еврейского календаря». [З.Ситчин. Армагеддон  откладывается. – М.: Изд-во Эксмо, 2004. – 448 с., с.32]
Начало же отсчета Еврейского календаря по определению З.Ситчина и справочной литературы приходится на 3760 г. до н.э.
По свидетельству Списка Шумерских Царей и других глиняных табличек контроль над городом Ниппуром после Потопа осуществляли цари Первой Кишской Династии во время правления которых применялась только одна система летоисчисления с индексацией лет  .
Поэтому полный период действия Еврейского Календаря до нашей эры Пп можно представить состоящим из двух периодов.
Пп = ПI + ПII , где

ПI – период действия Еврейского календаря от начала нашей эры до 2752 г. до н.э., даты осады Урука и даты падения Первой Кишской Династии в современной системе летоисчисления.
ПII – период действия Еврейского календаря с 3760 г. до н.э. по 2752 до н.э. в системе летоисчисления Киша с индексацией лет ;
Отсюда


3760 лет – 2752 года = 1008 лет.

С индексацией лет . Полный же период действия Еврейского календаря до нашей эры составит 

Пп = 2752 года + 19 лет = 2771 год.

Следовательно, действительной датой начала отсчета Еврейского календаря, календаря города Ниппура оказывается

2771 год до н.э., а не 3760 г. до н.э.

 как об этом свидетельствует справочник.

По состоянию на 2013 год Еврейский Календарь с перерасчётом действует
2771 год до н. э. + 2013 лет = 4784 года
И 2013-й год по Еврейскому Календарю с перерасчётом – это 4784-й год
А без перерасчёта с индексацией по состоянию на 2013 год Еврейский Календарь действует
3760 лет до н. э. + 2013 лет = 5773 года
И 2013-й год по Еврейскому Календарю без перерасчёта – это 5773-й год

Дата 2771 год до н.э. свидетельствует о том что это был 10й год правления царя Киша Энмебарагеси. Список же Шумерских Царей не отражает никакого факта календарных реформ в этот период, вплоть до падения Первой Кишской Династии в 2752 г. до н.э. когда контроль над священным городом Ниппур переходит к правлению царя Ура Месанепада.
По всей вероятности,

изобретение календаря в Ниппуре произошло  в  2771  г. до н. э.,
но ввода в действие его до 2752 г. до н. э. так и не было.
До падения Первой Кишской Династии в 2752 г. до н. э. продолжал действовать календарь первого царя Киша Этаны

По всей вероятности, хотя  царь Киша Энмебарагеси и принимал активное участие в строительстве храмов в Туммале, однако, по всей вероятности, полного доверия между ним и Ниппурскими жрецами достигнуто не было. И поэтому никаких смен систем летоисчислений не произошло, вплоть до даты падения Первой Кишской Династии в 2 752-м году до н. э..


Зато, в год смерти царя Месанепады, через 12 лет после падения Кишской Династии в 2740 г. до н.э., то ли сам царь Месанепада  перед  своей кончиной провёл  такую  реформу, то ли его сыновья провели календарную реформу с переходом на современную систему летоисчисления.

Таким образом из трёх Календарей на Ближнем Востоке
Византийского (Православного) календаря с датой отсчёта «от Сотворения Мира» в 3116 г. до н. э.;
Египетского Календаря с датой ввода в 2781 г. до н. э.
Третьим Календарём был введен в действие Еврейский календарь в 2771 г. до н.э., всего лишь через 10 лет поле реформы Египетского календаря в 2781 году до н.э.

Так что З.Ситчин не прав, отводя первенство Еврейскому календарю.

По аналогии можно произвести расчёты и остальных календарей в датах до н. э.
3491 г. по датировке Иеронима».
4004 г. по датировке Ашера, еврейской.
При этом, разница датировок между ними небольшая:
Для датировок по Иерониму
3760г. до н. э. − 3491 г. до н. э = 270 лет; после индексации =  лет.
Для датировок по Ашеру
4004 г. до н. э. − 3760 г. до н. э. = 244 года; после индексации =  лет


Реальная дата отсчёта по Иерониму
2771 г. до н. э. −5 лет = 2766 г. до н. э.


Это был 15-й год правления царя Киша Энмебарагеси  и до окончания правления оставалось ещё два года.
Следовательно, действительной датой начала отсчета календаря по датировкам Иеронима, в городе Ниппуре оказывается

2766 год до н.э., а не 3491 г. до н.э.

 как об этом свидетельствует справочник.

Реальная дата отсчёта по Ашеру
2771 г. до н. э. +5 лет = 2776 г. до н. э.


Это был 5-й год правления царя Киша Энмебарагеси и до окончания правления оставалось ещё 12 лет.


Следовательно, действительной датой начала отсчета календаря по датировкам Ашера, еврейской, в городе Ниппуре оказывается

2776 год до н.э., а не 4004 г. до н.э.

 как об этом свидетельствует справочник.
Наибольшая разница между датами отсчёта разных версий 2776 г. до н. э, 2771 г. до н. э., и 2766 г. до н. э. составляет
2776 г. до н. э. − 2766 г. до н. э. = 10 лет


Как видно из приведённых примеров отклонения довольно незначительные, вероятные даты ввода этих календарей по определениям разных составителей в пределах 10-ти лет.


Учитывая, что писатель З.Ситчин использует  в своей книге, по всей вероятности, общепринятую дату отсчёта Еврейского Календаря 3760 г. до н. э., поэтому для всех расчётов по «коротким» датировкам Еврейского или Европейского календаря принимаем именно эту версию:

Даты отсчёта «от Сотворения Мира» по датировкам Еврейского Календаря
3760 г. до н. э.без индексации применяемых летосчислений;
2771 г. до н. э. − с индексацией применяемых летосчислений, в современном исчислении лет.

Конец правления Энмебарагеси наступил на 12-ом году до осады Урука, в 2764 г. до н. э.. Энмебарагеси не успевает закончить строительство храмового комплекса в Ниппуре и все работы по завершению строительства принимает на себя его сын, царь Киша Акка. Соперники Энмебарагеси очень надеются на будущие перемены.


Анализируя содержание мифов и легенд, и учитывая утверждения большинства исследователей о том, что мифы и легенды отображают довольно реальные факты земной жизни героев или их прототипов, удается достаточно достоверно восстановить некоторые факты исторических событий.


Выше уже рассматривались кратко сроки правлений царей Урука Думузи и Гильгамеша, в 100 лет и в 126 лет, и соответствующие этим срокам системы летосчислений. Многих исследователей, в том числе и Дэвида Рола, вводила в заблуждение почти одинаковая численная величина сроков правления царей Урука Думузи и Гильгамеша, в 100 лет и в 126 лет, вплоть до признания этих величин за истинные. Рассмотрим несколько подробнее доводы мифов, что на самом деле в действительности, все обстояло совсем не так, как кажется на первый взгляд.

Если перечислить некоторые основные сведения мифов о времени правления царей Урука Думузи и Гильгамеша, то объяснения по всем этим сведениям  и по связанным с ними событиям должны заключаться и в так называемой «идеологической сути» применяемых систем летоисчислений, и соответствующим этим системам учетным единицам года.


Составим такой перечень некоторых сведений мифов, относящихся ко времени правления царей Урука Думузи и Гильгамеша.

  1. Уход богини Инанны в Подземный мир – свидетельствует о смене культа почитаемого бога, об отстранении от власти жрецов и сторонников культа богини Инанны;
  2. Возврат богини Инанны из подземного мира – свидетельствует о возвращении культа богини Инанны, а возвращение к власти жрецов и сторонников культа богини Инанны свидетельствуют о смене культа почитаемого бога и о возврате культа богини Инанны.;
  3. Поиск богиней Инанной кандидатуры для ее замены в Подземном мире – свидетельствует об утрате былого почитания, об изменении отношения людей к самой богине Инанне;
  4. Брак царя Думузи с богиней Инанной – по сведениям мифа богиня Инанна при этом посылает в Подземный мир вместо себя Думузи. Совершается обряд обожествления царя Думузи. Эти события отражают происшедшую трагедию устранения царя-регента. Жрецы культа Инанны возлагали надежды на юного царя Гильгамеша и освобождают, таким образом, для него престол;
  5. Гильгамеш отвергает предложение Инанны – это свидетельствует о предпочтении Гильгамеша культу бога Уту, богу Солнца Уту;
  6. Схватка Гильгамеша с небесным быком – свидетельствует о кознях и происках жрецов и сторонников культа богини Инанны, потерявших власть.

 

Как показали различные способы определения и расчета срока правления царя Урука Гильгамеша, срок его правления оказался долголетним и составил 63 года в единицах измерения современного летоисчисления. И такому сроку правления соответствовала система летоисчисления с индексацией лет  и с учетной единицей года – полугодием, периодом времени между солнечными днями: равноденствий или солнцестояний.


К моменту смерти царя Урука Лугальбанды позиции центральной власти Киша в Уруке значительно ослабевают и после его смерти власть в Уруке переходит к сторонникам культа богини Инанны. Происходит так называемый «мифический возврат» богини Инанны из Подземного мира.


Мифический факт возвращения богини Инанны из Подземного мира на графике отмечен смещением хронологической оси Первой Урукской Династии с «колена», так называемой «Кишской Дуги» с индексацией лет  в сторону основного положения оси хронологии с индексом  .


И произошло это в год смерти царя Урука Лугальбанды на 8-ом году до осады Урука, в 2760 г. до н. э..
Это событие отмечено в прозаическом пересказе Лео Яковлева:

«Покидая этот мир, великий герой Лугальбанда, царь Урука, завещал власть в государстве своему сыну Гильгамешу с условием, что в годы его юности управлять страной будет мудрый Забардибунуг. А сам Гильгамеш до достижения зрелости будет только Верховным Жрецом в соседнем с Уруком городе Кулаб, где находился Эанна – величественный храм богини Инанны-Иштар, покровительницы Урука. И Урук, и Куллаб, и вся страна, в центре которой находились эти города, подчинялись северному городу Киш – столице всего Шумера, где в то время правил царь Агга, сын Энмебарагеси, … и кроткий Забардибунуг смиренно признавал его власть и был искренне ему предан».


[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. – М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 28-29.]

Политический смысл такого смещения хронологических осей говорит о том, что политические позиции центральной власти Киша в Шумере на дату этого года оказались ослабленными настолько, что в Уруке, ранее отстраненная от власти, партия жрецов культа богини Инанны завоевывает большинство в совете старейшин и приходит к власти. Значительно возрастает статус главной богини Инанны. И, как следствие, меняется система летоисчисления с индексацией лет  на систему летоисчисления с индексацией лет  .


По завещанию царя Урука Лугальбанды власть в Уруке наследует его малолетний сын Гильгамеш, а царем Урука провозглашается Думузи в качестве царя-регента при малолетнем Гильгамеше до его совершеннолетия.
Правление царя Думузи в действительности занимает сравнительно короткий промежуток времени:  лет.

Как раз достаточный для возмужания Гильгамеша до совершеннолетнего возраста. С политической точки зрения, партия жрецов культа богини Инанны, приведя к власти царя Думузи, как царя-опекуна, очень надеялась, что за эти годы им удастся оказать на молодого царя свое влияние. Кроме того, жрецы были твердо уверены, что внук Энмеркара, Гильгамеш, пойдет по стопам деда в укреплении статуса главной богини Инанны.


Когда молодой царь достиг совершеннолетия, он перестал нуждаться в опеке, и на обороне Урука доказал свою царскую дееспособность. Партия жрецов культа Инанны, надеясь привлечь внимание молодого царя к культу богини Инанны и освобождая трон для него, устраивает мистерию ритуального обряда бракосочетания царя Думузи и богини Инанны. А затем по ритуальному обряду отправляет его в Подземный мир, в «страну откуда нет возврата». Естественно, что при этом Думузи обожествляют и в Списке Шумерских Царей он так и назван - Думузи, божественный. А сам обряд с течением времени стал прообразом мистерий будущего праздника Таммуза – праздника умирающего и воскресающего бога.


Возможно, под видом мистерии была какая-то трагедия, так  как в то время это было обычным делом, таким же, как и через почти тысячелетие во времена царя Ура Шульги. Как показали исследования археологических раскопок, в захоронениях  царей  оказывались не только они сами, но и вся их свита, и даже с повозками и скотом.


И богиня Инанна возлагала очень большие надежды на дальнейшее пребывание у власти при правлении будущего царя Гильгамеша. Ведь были славные времена, когда ее приглашали из Аратты, строились храмы и святилища в ее честь. И Энмеркар считал за честь и благо называть Инанну своей сестрой и супругой. А теперь, Инанна, надеясь на будущее, предлагает Гильгамешу стать ей супругом, и обещает покровительство во всей его деятельности.

«Гильгамеш, будь мне супругом, зрелостью тела своего одари меня щедро. Покорю я тебе государей, царей и владык всего мира».
«… Все падут пред тобою цари, князья и Владыки
Принесут тебе дань люди гор и равнин».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. – М.: Эксмо, 2005. – 544 с., c. 89]


Но Гильгамеш, уже многое, зная об Инанне, решительно отвергает ее предложение:
«Я все сделаю для тебя, чего пожелаешь, но в жены себе тебя не возьму я».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с.,  c. 90]

И Гильгамеш раскрывает перед ней все ее прегрешения, подчеркивая все ее отрицательные черты, как ее ненасытность в любви, так и жажду беспредельной власти.
Следует заметить, что отношение к Инанне после смерти Лугальбанды, хотя ей вернули статус главной богини, несколько изменился, стал совершенно иным. Она уже не вызывала к себе прежнего почтения. В мифе даже отражается это тем, что она далеко не сразу нашла себе замену для подземного мира.


Время правления царя Киша Акки оказалось временем перемен, на которые так надеялись соперники центральной власти Киша: Урук и Ур. При правлении царя Киша Акки, сына Энмебарагеси, политические позиции Киша значительно ослабевают. Обостряется борьба за Киш между царем Киша Аккой и царем Ура Месанепадой. Заявление о своей независимости Урук выразил отказом платить дань Кишу. (по другим сведениям дань – отказ от участия в ирригационных работах).

Отказ платить дань вынудил царя Киша Акку выступить с войсками на Урук. Но Урук к этому времени уже был огражден мощными неприступными стенами. Осада Урука могла затянуться. Воспользовавшись тем, что Акка с войсками ушел на Урук, царь Ура Месанепада нападает на Киш, захватывает практически безоружный город и провозглашает себя царем Киша. Узнав о нападении на Киш Месанепады, Акка, удовлетворившись мирной ничьей с Уруком, уходит с войсками на Киш, снимая тем самым осаду. Но в сражении за Киш он терпит поражение от царя Ура Месанепады. Так поражением царя Акки от царя Ура Месанепады заканчивается правление царей Первой Кишской Династии.

На графике-схеме (вариант II) наглядно отражена ситуация применения систем летоисчислений. Из этой  ситуации следует, что хотя Ур и был городом Нанна-Сина, однако,  в течение всего периода правления царя Ура Месанепады, в Уре действовала система летоисчисления с индексацией лет .

Очевидно, пришло время измерять его с помощью единиц измерения времени по солнцу: от солнцеворота зимнего до солнцеворота летнего, от равноденствия весеннего до равноденствия осеннего.

И Гильгамеш делает твердый выбор: надежной опорой своей власти он делает партию жрецов бога солнца Уту. И, как видно, на графике-схеме – вариант II с приходом к власти в Уруке Гильгамеша на хронологической оси Первой Урукской Династии появляется еще одно  «колено»–смещение с хронологической оси системы летоисчисления с индексацией лет   на систему летоисчисления с индексацией лет .


«Теперь Уту разрешает все споры и принимает окончательное решение» -
так говорится во всех мифах и легендах о Гильгамеше.
Пока неизвестна действительная причина смены культа почитаемого бога. Версий на этот случай несколько.
Возможно, Гильгамеш еще в юные годы попал под влияние служителей культа бога солнца Уту, чего не заметили жрецы культа богини Инанны.
Возможно, Гильгамеш отдал предпочтение богу солнца Уту, как покровителю его предков из Шуруппака.
Но вполне возможно, что на него оказал, таким образом, факт насильственного устранения Думузи в «Подземный мир», за что в мифе Гильгамеш осуждает Инанну и считает это одним из ее прегрешений.


Но вполне возможно, что в эти времена уже по всей Месопотамии наметился рост авторитета бога солнца Уту, переросший впоследствии в культ единобожия Древнего Ближнего Востока, в культ бога Мардука или Шамаша, как его по-разному называли в разных местах.
Но, пожалуй, более верной следует считать всё-таки версию о подчинённости Урука «царской власти» Киша во главе с царём Ура Месанепадой: как бы там ни было, факт остаётся фактом – Гильгамеш, признавая власть Месанепады, отменяет систему летосчисления Инанны с индексацией  и вводит в Уруке систему летосчисления Месанепады с индексацией .


Естественно, что смена культа сопровождается сопротивлением и кознями прежних служителей культа Инанны. И в мифе это отражено в сцене схватки Гильгамеша с небесным быком, которого направляет на Гильгамеша Инанна с помощью якобы бога Ана. В какой-то степени можно предполагать, что в аллегории этой сцены мифа отражено явно время смены эпохи Тельца эпохой Овна, которая знаменовала собой и время перехода от религии многобожия к религии единобожия.

Схватка с небесным тем Быком
Была лишь мифа образ – символ, отражение
Великой смены той эпох:
Тельца в прошедшем, Овна в обновлении,
Как переход от многобожия
К единобожию небес

Как бы ни был мифичным образ небесного быка, но от него реет вполне современной реальностью. Небесный бык Инанны на некоторых публикуемых рисунках напоминает металлическую конструкцию робота. И эта конструкция не вызывает страха ни у Гильгамеша, ни у его друга Энкиду. Они смело вступают в бой с небесным посланцем бога Ана, которого он послал по просьбе богини Инанны. Как ни грозен был Небесный бык, одним дыханием способный убить до 100 человек, Гильгамеш и Энкиду побеждают его. В какой-то мере такое отношение к богине Инанне, потерявшей авторитет в глазах Гильгамеша, и к Небесному Быку, как атрибуту наказания от бога Ана свидетельствует о реальных взаимоотношениях людей в Шумере и богов, прибывших откуда-то из космоса.

Ну, а из факта трагического устранения царя-регента Думузи, отраженного в мифе, и  церемонии брачного ритуала царя Думузи с богиней Инанной, возник позднее обычай ежегодного праздника умирающего и воскрешающего бога Таммуза.
Вот таким оказался в Первой Урукской Династии тернистый путь «летоисчисления Инанны», при котором месяц считался за год.
Таким образом, вполне достаточно утверждать, что смены летосчисления Инанны в Уруке происходили по политическим причинам. После победы царя Ура Месанепады над царём Киша Аккой молодому царю Урука Гильгамешу предстоял выбор:
Или противостоять новому царю Киша Месанепаде;
Или принять его условия зависимости Урука от Киша, в котором теперь правил Месанепада, возможно даже чисто номинальные. Всё-таки монументальные стены вокруг Урука могли охладить пыл воинственного Месанепады.

Во всяком случае, если в мифах остались упоминания об отказе Гильгамеша выплачивать дань Кишу при царе Акке, то в отношении дани выплачиваемой Кишу при царе Месанепаде вообще нет никаких упоминаний. Тем более, что некоторые историки, не принимая во внимание сведений «табличек из Туммаля», вообще считают, что Гильгамеш и цари Ура Месанепада и его сыновья: Аанепада и Мескиагнунна – правили в разные периоды исторического времени и не были современниками Гильгамеша.
Сил для противостояния  войскам царя Ура Месанепады у Гильгамеша, судя по описаниям мифа об о осаде Урука, – совершенно не было. И Гильгамеш, по всей вероятности, вынужден был признать зависимость от Месанепады в Кише. Поэтому, вполне логично введение в Уруке Гильгамешем системы летосчисления Месанепады с индексацией лет , которую Месанепада применял уже в Уре в течение 28 лет. И, пожалуй, из всех причин введения этого летосчисления в Уруке, эта причина по политическим мотивам, вероятнее всего – самая реальная. Политическое положение Урука в факте ввода летосчисления соседнего государства сравнимо, пожалуй, с положением страны, в которой вводится денежное обращение валюты соседнего государства. К сожалению, летописцы Урукской Династии не всегда соблюдали объективность в отображении реальных событий и некоторые события с неблагоприятными моментами в истории старались просто не освещать, как будто их и не было.

И именно анализ практики применения систем летосчислений, как раз и приводит к выводу, что в Уруке дважды вводились системы летосчислений соседних государств.
Первый раз в период правления Лугальбанды в Уруке была отменена системе летосчисления Инанны с индексацией лет  и введена была система летосчисления Киша с индексацией лет . Это был – 2783 г. до н. э.


Второй раз, сразу же после успешной обороны Урука, который был осаждён  войсками Киша во главе с царём Киша Аккой. Убедившись в неприступности мощных стен Урука, войска Акки прекратили осаду и ушли на защиту Киша от нападения царя Ура Месанепады. Проявив свои организаторские способности, юный наследник Лугальбанды Гильгамеш был провозглашён царём. Это был – 2752 г. до н. э. В этот момент в Уруке была введена система летосчисления такая же, как и в Уре с индексацией лет . И этот факт логично увязывается с фактом нападения царя Ура Месанепады на Киш, захватом его и провозглашения себя царём Киша.


Возрождая 28 лет тому назад от осады Урука, в 2780 г. до н. э. город Ур на землях, освобождавшихся от вод затопления, Месанепада вводил совершенно новую для Шумера систему летосчисления. Система летосчисления Месанепады с индексацией лет  по сравнению с системами летосчисления Киша и Урука выглядела более современной. Но. по сравнению с реформой египетского календаря, эта реформа была половинчатой, хотя и введена была в 2780 г. до н. э., всего на год позже реформы Египетского Календаря в 2781 г. до н. э.

Введение в Уруке после падения Первой Кишской династии, системы летосчисления царя Ура Месанепады, которую он вводил в Уре 28 лет тому назад до осады Урука можно считать, на мой взгляд, аргументированным свидетельством зависимости Урука от Киша, пусть даже в какой-то степени формальной.

Через 12 лет цари Ура в Кише, сыновья Месанепады, после смерти Месанепады, вводят совсем уже современную систему летоисчисления, в которой учётной единицей времени становится «ГОД». Но, в Уруке царь Гильгамеш производить календарную реформу перехода на систему летосчисления, при которой учётной единицей года становится – ГОД не стал, и введённая в начале его правления система летосчисления с индексацией лет  будет действовать весь полный период правления в Уруке царя Гильгамеша. Возможно, таким решением Гильгамеш подчёркивал свою независимость от царей, Аанепады и Месанепады. Но, неумолимая запись на табличках «Надписи из Туммали» всё-таки чётко свидетельствует, что гегемония «царской власти» в Кише принадлежала после правления царя Месанепады царю Мескиагнунне, который выполнял работы на храмовом комплексе Ниппура.

Поэтому, вывод о том, что Гильгамеш стал царём всего Шумера только после Мескиагнунны в последние одиннадцать лет его правления можно считать окончательным.

Гильгамеш, как царь всего Шумера, правил
последние одиннадцать лет своего общего срока правления, а именно
с 2700 г. до н. э. по 2689 г. до н. э.

 

Если принимать во внимание сведения мифов и результаты исследований многих исследователей, то, кроме сведений об обороне Урука, в которой Гильгамеш активно проявил себя, других сведений о военных действиях Гильгамеша против соседних царей, его современников, практически исследователи не приводят. Поэтому, Гильгамеша, пожалуй, нельзя отнести к категории воинственных царей. После смерти Месанепады его сыновья, цари Ура, Аанепада – правивший 4 года и Мескиагнунна – правивший 36 лет, правят в Кише – 40 лет, как цари всего Шумера.

Вряд ли между Гильгамешем и Мескиагнуной проявлялось какое-либо активное соперничество. О каких либо враждебных действиях между Кишем и Уруком в этот период в сведениях не упоминается. И о завоевательных походах Гильгамеша, подобных походам Саргона или Ашурбанипала, по расширению пределов империи, в древних источниках тоже нет никаких сведений. И это характеризует Гильгамеша совершенно с иной стороны, чем сложившийся стереотип о Гильгамеше по сведениям мифов.

Если первые строки эпоса о Гильгамеше создают у читателя образ озорника, забияки и драчуна, то деятельность Гильгамеша в качестве царя Урука, представляет его, как царя, подарившего Уруку мирные спокойные годы его правления в течение 63 лет.

М. Белицкий по материалам исследований Крамера отмечает:

«Строительство Туммаля довёл до конца лишь сын Месанепады – Мескиагнуна. Тут-то и поднял оружие против «узурпаторов» из Ура правитель Урука Гильгамеш. Гильгамеш победил Мескиагнунну и захватил власть над всем Шумером. Символом этой власти являлся контроль над Ниппуром. …Но своей цели он достиг лишь в преклонном возрасте, потому что уже не он, а его сын Урлугаль смог восстановить Туммаль».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 110]

Реальная хронология на основе индексации применяемых систем летосчислений приводит к несколько другой трактовке событий этого периода. Стоило ли поднимать оружие против «узурпаторов», как это трактует М.Белицкий. Всё-таки 40 лет правления царей Ура в Кише, Аанепады и Мескиагнунны – это большой срок правления, и вероятнее всего предполагать, что смерть Мескиагнуны могла быть естественной. А достойной фигуры  на «царскую власть» в Кише кроме Гильгамеша и не было. И такая ситуация позволила Гильгамешу распространить свою власть на Киш и на весь Шумер. Во всяком случае, сведений о военных действиях Гильгамеша против Мескиагнунны не сохранилось.

К тому же, фальсификаторы от лица Урукских Династий, несмотря на записи в «Надписи из Туммаля», постарались убрать все записи в «Списке Шумерских Царей» о правлениях царей Ура Месанепады, Аанепады и Мескиагнунны и разместили эти сведения в Списке лет на 200-300 позднее.

Таким образом, сведения о правлениях царей Урука и Ура оказались хронологически «оторваны» друг от друга на 200-300 лет, лживо убеждая всех историков, что цари Ура, Месанепада, Аанепада и Мескиагнунна никогда не были современниками Гильгамеша.
К сожалению, многие слепо верят таким сведениям «Списка Шумерских Царей» и с возмущением встречают информацию, что эти цари Ура были современниками Гильгамеша.

 

 

Происхождение Гильгамеша
Чей сын Гильгамеш?

В публикациях материалов о происхождении Гильгамеша отражаются, как правило, две точки зрения:
Гильгамеш – сын Лугальбанды;
Гильгамеш – сын «демона Лулу.
Ввиду неоднозначности разных точек зрения, этот вопрос можно считать спорным. Но, так считать можно только на первый взгляд. Если же внимательно вчитаться в строки записи в «Списке Шумерских Царей» на глиняных табличках, то от неоднозначности точек зрения не останется ни следа.

Приведём текст записи о Гильгамеше из «Списка Шумерских Царей», приводимых Дэвидом Ролом в своей книге «Генезис цивилизации»:
«(5) Гильгамеш, отцом которого был демон лиллу, верховный жрец Куллаба – правил 126 лет».

[Рол Д. Генезис цивилизации. – М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 185.]


Если осмысливать эту фразу в отношении отца Гильгамеша и демоном лиллу и верховным жрецом Куллаба, то, как говорится в русской поговорке – это,
что в лоб, что по лбу.

Две опознавательные характеристики отца Гильгамеша

Демон лиллу    и    Верховный жрец Куллаба

отрывать друг от друга нельзя. Просто отцу Гильгамеша пришлось в жизни нести две жреческие должности-звания. В название Демон лиллу нельзя вкладывать смысл демонических тёмных сил – такие толкования стали уделом позднейших времён. Практически, оба эти названия означают принадлежность к царскому роду. Дети наследники «царской власти» чуть ли не со дня рождения получали должности-звания Верховных Жрецов, а внуки получали должности-звания рангом пониже.

Первый Верховный Жрец Куллаба Мески, получив из Египта известие о гибели царя-отца Тота, объявил себя в 2845 г. до н. э. царём Урука с именем Мескиагкашер, что означало, что он – царь, разделивший «царскую власть» на два географически разделённых региона: Урук и Египет. Подавив мятеж родственного клана Сима, поклонявшихся старым богам Сету и Мину, и объединив два царства в Верхнем Египте, Мескиагкашер в 2843 г. до н. э. принял имя – Гор. Правил Египтом царь Гор – 25 лет (без индексации – 300 лет) до 2818 г. до н.э. и почил.

А в Уруке Верховным Жрецом Куллаба стал его сын в 2845 г. до н. э., как дословно записано в «Списке Шумерских Царей, – «Энмеркар, сын Мескиагкашера, царя Урука, тот, кто построил Урук». Должность царя в Уруке сохранялась за Мескиагкашером пока был жив царь Гор в Египте, до года его смерти в 2818 г. до н. э. В течение жизни царя Мескиагкашера-Гора его сын Энмеркар правил за него в Уруке в должности Верховного Жреца Куллаба. Но, главным помощником – его «правой рукой» был его сын Лугальбанда в должности-звании, ниже рангом Верховного Жреца, − демона лиллу.

В 2818 г. до н. э. в связи с кончиной отца-царя Мескиагкашера-Гора Энмеркар становится царём Урука и правил в Уруке 35 лет (без индексации – 420 лет) до своей кончины в 2783 г. до н. э..

Лугальбанда, сын Энмеркара, с 2818 г. до н. э. стал помогать править отцу в должности Верховного Жреца Куллаба. В 2783 г. до н. э. по кончине царя Урука Энмеркара царём Урука стал Лугальбанда и правил 23 года (без индексации – 1200 лет) до 2760 г. до н. э.

Ну а далее, как сказано в прозаическом пересказе Лео Яковлева

«Покидая этот мир, великий герой Лугальбанда, царь Урука, завещал власть в государстве своему сыну Гильгамешу с условием, что в годы его юности управлять страной будет мудрый Забардибунуг. А сам Гильгамеш до достижения зрелости будет только Верховным Жрецом …».
Если «достижение зрелости» оценивать возрастом в 16-18 лет, то именно «летосчисление Инанны» с индексацией лет  приводит к определению действительного времени правления царя регента Думузи. Результат индексации  лет окончательно ставит точку в вопросе происхождения Гильгамеша и приводит к однозначному ответу

 «Гильгамеш в действительности является сыном царя Урука Лугальбанды».


И это утверждение находится в полном соответствии со сведениями мифов. Кроме того, из расчёта индексации 100 лет правления Думузи следует вывод, что в год кончины Лугальбанды Гильгамеш был в детском возрасте 8-10 лет.

Как упоминалось уже ранее, график-схема – вариант II правлений царей трёх Первых Шумерских Династий после Потопа очень тесно связан с вопросом происхождения Гильгамеша, царя Урука. Рассмотрим более подробно другие имеющиеся исходные данные о происхождении Гильгамеша, подтверждающие такой однозначный ответ.

Дэвид Рол по своей хронологии допускает даже версию, что Гильгамеш – сын царя Урука Думузи.
У М.Белицкого из нескольких версий наиболее интересен фрагмент перевода поэмы «Гильгамеш и Акка» И.Т. Каневой:

«Собрание граждан его города Гильгамешу отвечает:
О стоящие, О сидящие,
Вместе с сыном военного вождя …»

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., c. 103]

В момент осады Урука Гильгамешу были известны две личности государственного масштаба: Лугальбанда и Думузи. И из них только Лугальбанда был военным вождем. Отсюда и уверенный вывод: Гильгамеш – сын Лугальбанды.
Дьяконов И.М. в своей статье к переводу «Эпоса о Гильгамеше. О все видавшем» отмечает на стр. 296 :

«… в конце III тысячелетия и позже Гильгамеш считался сыном Лугальбанды и богини Нинсун, или богини Нинсун и духа Лиллу»;
на стр.317:
«Лугальбанда – предок героя, а по некоторым вариантам мифа – даже отец»
на стр. 366:
«Это бог почтил тебя твой Лугальбанда»
на стр. 384 таб. IV строки 173, 174:
«Шесть мер елея …
Подарил для помазанья своего бога Лугальбанды»
на стр. 332  таб. I п.19, 20:
«Боги небес, призвали владыку Урука:
Создал ты буйного сына, чья голова,
Как  у  тура,  подъята …»

Владыкой Урука считается, давно ушедший в мир иной – Лугальбанда.
В прозаическом пересказе эпоса Лео Яковлева с перевода Афанасьевой В.К. это обращение богов небес звучит идентично, на стр.38 

«боги небес призвали уже давно покинувшего земной мир Лугальбанду:
- создал ты буйного сына, чья голова, как у тура, подъята, …» .   
Кроме того, Лео Яковлев также отмечает на стр. 28:
«… Лугальбанда завещал власть … своему сыну Гильгамешу»
на стр.31:
« … мы верим тебе, Гильгамеш – сын великого военного вождя»;
на стр.65:
«И образ отца твоего Лугальбанды»;
на стр.77:
«Именем отца моего светлого Лугальбанды клянусь».

Систематизируем все перечисленные исходные данные о происхождении Гильгамеша в сводной таблице 14.

Таблица 14.

Сводная таблица исходных данных о Гильгамеше


Происхождение Гильгамеша

«Список Шумерских царей»
Дэвид Рол «Генезис цивилизаций»

М.Белицкий
«Шумеры. Забытый мир»

Дэвид Рол
«Утраченный завет»

«Эпос о Гильгамеше. О все видавшем»

Гумилев Н.

Дьяконов И.М.

Лео Яковлев

1

2

3

4

5

6

7

Гильгамеш – сын Демона-Лиллу

стр. 85

стр. 99

 

 

стр.290

 

Лугальбанда
предок Гильгамеша

 

 

 

 

стр.317
строка 16

 

Лугальбанда личное божество Гильгамеша

 

 

 

стр.222 т.VI
строка 3я
снизу

стр.366  т.IV
св 15-16
стр.366  т.VI
п. 173, 174

 

Гильгамеш
сын Думузи

 

 

стр. 81

 

 

 

Гильгамеш –
сын Лугальбанды сын Великого военного вождя

 

стр. 103

 

 

стр.290
стр.317, стр.16
п. 19, 20

стр. 27,  28,  31,  38,  65,  77

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Анализируя исходные данные о происхождении Гильгамеша из перечисленных источников и учитывая выводы из анализа расчетных данных графика-схемы вариант II правлений царей трёх Первых Шумерских Династий после Потопа следует признать, что итоговым утверждением перечисленных цитат из источников наиболее убедительной оказывается обобщающее утверждение:

«Гильгамеш –– сын великого военного вождя Лугальбанды».

Аргументация остальных версий отличается или неполнотой или однобокостью для такой сложной легендарно-исторической личности как Гильгамеш.

Реальные хронологии.
Иллюзии и фантазии «Новых Хронологий»
в истории Шумера.

Иллюзии о мощных империях
Времён правлений трёх Первых Шумерских Династий

Необходимость особых выводов вызвана парадоксальностью выводов об истории Шумера в период правления Первых Трёх Шумерских Династий после Потопа. Суть парадоксальности выводов как раз и определяется:

С одной стороны – реальными датами хронологии;
С другой стороны – растянутыми во времени датами, как официальных, так и «Новых Хронологий».

Иллюзии и фантазии, порождаемые растянутыми во времени датами Новой Хронологии, породили и определили сложившийся общепринятый стереотип представлений об истории Шумера в период после Потопа. В этих представлениях стараниями Дэвида Рола древнее государство Шумера – Урук представляется читателям мощным государственным образованием на уровне империи с могущественными царями во главе от Энмеркара до Гильгамеша.

И совершенно иная историческая картина Шумера того периода, более скромная, лишённая иллюзий и фантазий, предстаёт перед читателями в реальных датах хронологии.

Как показали расчёты относительной хронологии по записям в Списке Шумерских Царей, сразу же после Потопа шумеры из пострадавших от Потопа регионов на побережьях Евфрата и Персидского Залива переселились на новые земли побережий Красного моря и Нила в Египте. А шумеры по Евфрату выше Шуруппака перенесли «царскую власть» в город Киш.
Царь Киша Этана сразу же после Потопа вводит в Кише новую систему летосчислений с индексацией лет  .Правление Первой Кишской Династии длилось – 169 лет.

Только на 76-ом году от Потопа, в 2845 году до н. э., Верховный жрец храма в Куллабе Мескиагкашер приступил к сооружению города Урук. Можно предполагать, что заложили строительство этого города не местные жители, а вернувшиеся из Египта на родину предков шумеры-потомки переселенцев во главе с Верховным жрецом Мескиагкашером. По всей вероятности, законность поселения на прежних землях переселенцев у царей Киша не вызывала сомнений. И цари Киша никаких притеснений и противодействий строителям нового города не предпринимали.

Иллюзии и фантазии, и не только Дэвида Рола в его «Новой Хронологии», формируются под огромным впечатлением, по словам самого Дэвида Рола, «замечательной коллекции эпических историй о героях Урука, живших после Потопа, и библейских мифов о Нимроде, «царства которого вначале составляли Вавилон, Эрех, Аккад и Халне в земле Сенаар».

[Рол Д. Утраченный завет. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 528 с., с. 83, 81.]


Но такие имперские представления об Уруке, а Дэвид Рол абсолютно уверен в том, что царь Урука Энмеркар действительно основал именно империю, совсем почти не оставляют места другим государствам в Шумере, и главное – Кишу.

Увлекаясь, Дэвид Рол дословно отмечает, что: «Завоевание Аратты, богатой природными ресурсами, было кульминацией экспансионистской политики Энмера. К концу своего долгого правления царь Урука утвердил свою власть на большей части Месопотамии и невероятно обогатил культовые центры Шумера. Он также контролировал торговые маршруты  ослиных караванов через горы Загрос и морскую торговлю в Персидском Заливе. На севере, рядом с главными водными артериями, были возведены крупные, мощно укреплённые колонии, связанные с центром империи посредством быстроходных судов».

[Рол Д. Утраченный завет. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 528 с.,  с 73.]


И далее в подобном смысле.
«Ближе к концу его долгого правления колониальная империя, созданная более чем за сорок лет завоеваний начала распадаться».


[Рол Д. Утраченный завет. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 528 с.,  с 105.]

Именно литературные и мифические традиции в соответствии с растянутыми во времени большими сроками правлений царей и порождают у Дэвида Рола и некоторых историков иллюзии и фантазии в отношении существования в Шумере мощной империи Энмера-Нимрода или Гильгамеша.
Но ничто так не очищает историю от наслоений мифологии и фантазий, как реальные даты хронологии. И история на основе сопоставления содержания мифов и литературных традиций с реальными датами хронологии свидетельствует о несколько иной картине политического состояния государств в Двуречье того периода.

Примерно в течение 60-ти лет (2845 ÷2785 г.г. до н. э.), от основания Урука и до примерной даты усиления Киша в преддверии похода на Элам в Шумере практически бок о бок существовали два независимых государства: Киш и Урук. Но, ни о каких прямых военных столкновениях между этими государствами, ни в мифах, ни в эпической литературе никаких упоминаний нет. И хотя гегемония «царской власти» принадлежала Кишу, по всей вероятности, Киш пока своих претензий и притязаний к Уруку в течение этих лет не предъявлял. Поэтому вполне логично предполагать, что ни о каких империях и расширениях территорий в этот период не могло быть и речи.


К тому же, и выводы Дэвида Рола о завоевании Аратты и стран Загроса несколько преувеличены и могут рассматриваться не более как в кавычках. А в анализах поэм шумеров М. Белицкого эти «завоевания Аратты и стран Загроса» в гораздо большей степени соответствуют широким торговым связям Урука со всеми этими странами, Араттой, Забу и другими, в которых были друзья Лугальбанды, помогавшие ему в трудный период блокады Урука. Если бы были «завоевания в странах Загроса», то с приходом в Элам войск полководца Киша Энмебарагеси «завоёванные страны Загроса» постарались бы освободиться от «завоеваний их Уруком». Но, по сведениям мифов эти страны не порывали дружеских отношений с Уруком, оказали приют Лугальбанде и всячески помогали ему.

Последние годы правления царя Урука Энмеркара по разному оцениваются Дэвидом Ролом и М.Белицким. Оба автора книг о Шумере едины только в том, что последние годы правления Энмеркара были трагичными для царей Первой Урукской Династии. С точки зрения Дэвида Рола в результате распада империи
«Шумер подвергался вторжению чужеземных налётчиков, говоривших на нескольких разных языках. Эта нестабильность, в свою очередь, подтолкнула к исходу многих коренных жителей Месопотамии, искавших лучшее будущее за морями».

[Рол Д. Утраченный завет. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 528 с., с. 105]

И так далее и тому подобное. Гораздо в большей степени реальна и очень близка к реальным датам хронологии точка зрения М.Белицкого. Политическая ситуация в отношениях между Уруком и Кишем стала обостряться. Во всё развивающемся Уруке цари Киша стали видеть соперника их гегемонии «царской власти». Вполне возможно и потому, что среди политических деятелей Киша появилась амбициозная личность в лице военного деятеля Энмебарагеси во время правления царя Киша Илтасадума.

Анализ политической ситуации в Шумере того времени по материалам М.Белицкого в соответствии с реальными датами хронологии таких попыток исхода коренных жителей Шумера за море искать лучшей доли не подтверждают. Что касается мирного периода сосуществования Урука и Киша в течение, по крайней мере, 60-ти лет, то, то ли сил у Киша не хватало на открытую борьбу с царями Урука;
то ли у царей Урука были серьёзные обоснования законности наследования власти  царей Урука: Мескиагкашера, Энмеркара и Лугальбанды.

В конце правления царя Урука Энмеркара Киш нарушает установившееся политическое равновесие и принимает меры по расширению своей экспансии вдоль южных границ Шумера. В мифах отмечен факт покорения Элама и отмечен полководец Киша Энмебарагеси, захвативший в Эламе большой трофей оружия. Однако в открытую борьбу с Уруком Энмебарагеси не вступает, предпочитая натравливание на Урук союзных Кишу горцев и других соседних степных народов. В конце правления Энмеркара Урук оказался практически в кольце военной блокады и в политической изоляции. Торговые пути  в страны Загроса были перекрыты войсками Энмебарагеси.

А Лугальбанда, сын Энмеркара, находясь с торговыми караванами в странах Загроса, не мог придти на помощь Урука и спасти отца. Не выдержав военной блокады престарелый Энмеркар после 62-х лет правления умирает в осаждённом Уруке, а Лугальбанда, сам находясь по сути дела в осаде в Загросе, так и не смог даже похоронить отца.

Трудно предугадать, как обернулись бы события далее, но внезапно наступает кончина царя Киша Илтасадума. Царём Киша становится Энмебарагеси. Практически Урук лишился своей независимости. Амбиции Энмебарагеси были удовлетворены. Спустя какое-то время друзья добиваются разрешения на возврат Лугальбанды в Урук, но советуют для безопасности жизни возвращаться кружным путём через страны Средиземноморья.

Энмебарагеси диктует свои условия старейшинам городского совета признать власть Киша во время отсутствия наследника Лугальбанды. И это ему удаётся. В Уруке происходит смена власти жреческого сословия, отменяется летосчисление богини Инанны с индексацией лет  и вводится летоисчисление Киша c индексацией лет .


Примерно к дате падения Урука постепенно отступавшие воды подтопления дают возможность возрождения города-государства с древними традициями – древнего Ура. Царём Ура становится царь Месанепада. Основываясь на древних традициях Ура и его прежней роли в Шумере, Месанепада считал претензии Ура на «царскую власть» в Шумере более обоснованными, чем у Киша.

Через 28 лет после возрождения Ура, на 169-ом году после Потопа, в 2752 году отношения между тремя государствами Первых Шумерских Династий в Шумере обострились. С воцарением Гильгамеша, сына Лугальбанды, Урук отказался выплачивать дань Кишу. Царь Киша Акка, сын Энмебарагеси, приступил к осаде Урука. Царь Месанепада, воспользовавшись отсутствием войск в Кише, захватил город, а подоспевшие войска Киша во главе с царём Аккой разгромил. Царь Месанепада провозгласил себя царём Киша и запись об этом сохранилось для потомков на его печатях. Месанепада вводит в Кише самую современную по тем временам систему летосчисления с индексацией .


И снова в Шумере наступил период сосуществования двух государств: Урука с царём Гильгамешем во главе и Киша во главе с династией царей из Ура: Месанепады и его сыновей Аанепады и Мескиагнунны. Этот период длился 52 года. И только после 52-х лет правления Гильгамеш, победив Мескиагнунну, как отмечают исследователи, но, пожалуй, точнее, дождавшись его кончины, стал обладателем «царской власти» в Шумере, которую сохранял за собой ещё в течение 11-ти лет своего правления. И далее «царская власть» Урука сохранялась в течение ещё 140 лет при правлении его потомков, вплоть до даты падения Первой Урукской Династии, когда «силой оружия» царская власть была перенесена в Ур.

Нисколько не умаляя достоинств легендарного царя Урука Гильгамеша следует помнить и о царях Первой Династии Ура, правивших в Кише и оставивших после себя свой ценный вклад в историю Шумера, прекрасный памятник в Телль-эль-Обейде – храм богини-матери Нинхурсаг. И это был период совместного существования в Шумере двух независимых друг от друга государств, Урука и Киша. А «царская власть» царей Ура, правивших в Кише, была чисто номинальной.

Таким образом, в период правления легендарных царей Урука, 2845÷2700 г.г. до н. э., от Энмеркара до Гильгамеша включительно (за исключением последних одиннадцати лет правления Гильгамеша) Урук не обладал практически правом абсолютной «царской власти» во всём Шумере. Однако многие историки и в том числе и Дэвид Рол именно к этому периоду привязывают свои фантазии о могуществе царей Урука в их империях, которых, как следует из особых выводов, в действительности вовсе и не было.

Рассматривать империи на примере Первой Кишской династии нет смысла, хотя попытки представить историю с империей Киша в эпоху Джемдет-Насра в журнале публиковались. Анализ политических ситуаций в период правления Первой Кишской Династии приводит к однозначному выводу:

в период правления Первой Кишской Династии
 и Первой Урукской Династии от Энмеркара до Гильгамеша включительно
на территории Шумера не было никаких империй.

Владения трёх городов-государств: Киша, Урука и Ура −  вряд ли соответствуют разряду 4-х стран света, империй Шульги или Саргона.
Этот период можно разделить на три периода:

Первый период – в течение 76-ти лет, с 2921 г. до н. э. по 2845 г. до н. э., других городов-государств на территории Шумера не было. И хотя в «Списке Шумерских Царей» первый царь Киша после Потопа Этана назван, как «тот, кто объединил все страны», однако границы Киша не распространялись далее Шуруппака на юге, и далее региона Джемдет-Насра на севере.


Второй период – в течение 60-ти лет, с 2845 г. до н. э. по 2785 г.до н. э. в Шумере не поддерживая никаких отношений практически мирно сосуществовали два города-государства: Киш и Урук.


Третий период – в течение 33-х лет, с 2785 г. до н. э. по 2752 г. до н. э. город-государство Киш подчинило практически Урук, но сохранялось противостояние Киша с Уром на возрождённых землях от Потопа.
Таким образом, вряд ли в какой-либо из этих периодов город-государство Киш могло достигать уровня империи, как например, при Ур-Намму и его сыне Шульги.

Иллюзия параллельности правлений
в Первой Династии Киша

Другой иллюзией многих историков и в том числе и Дэвида Рола является их точка зрения о параллельности правления первых 12-ти царей по списку Первой Шумерской Династии Киша со второй группой царей, которая начинается с правления царя Этаны. И в тему этой статьи не входит задача полного анализа правлений царей трёх Первых Шумерских Династий. Поэтому только вкратце.


Приводимые выше аргументы однозначно доказывают несостоятельность точки зрения о параллельности правлений царей в Первой Кишской Династии, и более всего свидетельствуют о фальсификации Списка Шумерских Царей с целью удревления периода правления Первой Кишской Династии для обоснования древнего права на гегемонию «царской власти» Киша. Весомость приводимых аргументов вполне предостаточна, тем более, что имена первых 12-ти царей в других документах и эпической литературе практически совершенно не упоминаются. Эта первая часть списка из 12-ти царей Первой Кишской Династии фальсификаторами была просто добавлена перед правлением царя Этаны. И вероятнее всего, что такая работа выполнялась по инициативе царя Энмебарагеси.


Он был десятым царём Киша, начиная от правления Этаны, потому и добавил в список 10 царей, тем более, что до Потопа после переноса «царской власти» из Сиппара в Шуруппак во второстепенном городе Кише правили два вассальных царька в течение 26 лет правления Убартуту в Шуруппаке. Составителям списка по заказу Энмебарагеси были известны имена этих двух царей и общий срок их правления до Потопа, но как действовала система летосчисления при правлении этих царей, всеми уже было позабыто. Поэтому, общий срок правления 10-ти царей составители приняли примерно такой же, как и с Энмебарагеси от начала правления Этаны.

Затем к сложившейся сумме двух частей списка прибавили общий срок правления двух вассальных царей в Кише до Потопа. Небольшие коррекции списка Первой Кишской Династии были произведены после правления царя Агги. В результате и получили общий срок правления Первой Кишской Династии в 24510 лет.


По замыслу Энмебарагеси Список Первой Кишской Династии из 12-ти царей, правивщих в Кише до Потопа должен был быть доказательством, что «царская власть» пребывала в Кише на много раньше, чем даже в Эриду. И поэтому ни один царь в Шумере не имеет права предъявлять какие-либо претензии на «царскую власть» в Кише.


Но, даже даты относительной хронологии, ещё пока не привязанные к датам современного летоисчисления, уверенно и чётко позволяют сделать вывод, что большие сроки правления царей в «Новой Хронологии» Дэвида Рола не позволяют ему оторваться от порождаемых этими большими сроками правлений иллюзий и фантазий. Не спасает положение даже идея Дэвида Рола рассматривать правления некоторых шумерских царей, как правления нескольких поколений царей или правления их династий. Иллюзии и фантазии в отношении истории Шумера оказываются весьма и весьма далёкими от исторической реальности в определении её на основании реальных дат хронологии.

Осада Урука – ключевой момент хронологии
правлений царей трех Первых Династий Шумера после Потопа.
Тайна странной осады.

 

В борьбе за обладанье правом «царской власти»,
Столкнулись интересы трех царей,
Шумера Первых после Потопа трех Династий:
Царь Киша Агга и Ура царь Месанепада,
А между ними ещё юный царь Урука,
Который станет легендарным - Гильгамеш.

Начало столкновения в Уруке –
Оплату дани прекратил Урук.
Царь Киша Агга выступил с войсками
Но, оборону убедил держать от Киша
Старейшин большинство в Совете города Урук
уже подросший, Гильгамеш – Энмерукаров внук.
Решенье принял Городской Совет:
Не стало регентства царя Думузи –
Возглавить оборону и правление страны
Царём Урука утвердил Совет Старейшин
Сына царя Лугальбанды.
Так юный Гильгамеш и стал царём
Его отцом ему завещанного города-страны.

В защите мощных огражденья стен Урук
Меж ними башен восемь сотен штук.
Был Киша Агга царь в великом изумлении,
Как  чудо-город  ограждён,
Но приступил к осаде.

Вдруг Агга срочно снял осаду.
Победу празднует Урук, как свою мощь.
Расстались в добрых намереньях
Царь Киша Агга и царь Урука Гильгамеш.

Причина срочно прекращения осады
В том, что явилась  царю Агге срочно весть
О нападении на Киш  царя  Месанепады.
На  выручку  с  войсками, чтоб  успеть
Царь  Агга  поспешил,
Чтоб  разгромить Месанепаду.

Но Агга не успел. Киш был уже захвачен.
И в Кише  Ура царь  Месанепада
Себя  царём уж   объявил.
Пришедшие ж на выручку войска Агги
Месанепада сходу разгромил.
Царя же Киша, Аггу, сверг.
Правление Династьи Первой Киша пало.

Дата осады ограждённого Урука
Стала одной из ключевых и важных дат
Как дата хронологии отсчёта.
Она связала воедино
Всё перекрестие хронологических осей
Династий Первых трех после Потопа,
Все три правления царей.

УРУКА та осада знаменует
Падение Династьи Первой Киша,
Конец правления последнего его царя АГГИ,
Ура царём Месанепадой захват Киша.
Провозгласил себя царём Месанепада в Кише.
И разгромил пришедшие войск царя АГГИ,
Успешно выдержал осаду
За огражденьем мощных стен Урук.
И рисковать не стал Месанепада.
Признал, что стал царём Урука
Сын Лугальбанды - Энмерукаров внук.

Свой прозаический пересказ эпоса о Гильгамеше по Дьяконову И.М. и Афанасьевой В.К. Лео Яковлев начинает практически с «первого подвига юного Гильгамеша», которым и стала успешная оборона Урука. Как следует из текста пересказа, Урук выдержал осаду успешно, благодаря стойкости характера Гильгамеша и неприступности городских стен, в возведении которых, по мнению автора пересказа, он принимал активное участие.

Основным источником сведений о победе царя Урука Гильгамеша над войсками царя Киша Акки оказывается фраза в «Списке Шумерских Царей» на  глиняных табличках:

«Киш был разгромлен силой оружия, (и) его царская власть была перенесена в (град) Эанна (храмовая цитадель Урука).

[Рол Д. Генезис цивилизации. – М.: Эксмо, 2002. – 480 с., с. 185]

Но, как показали выше приводимые аргументы, «Хронология без Дат» в записях «Надписи из Туммали» опровергает истинность утверждения «Списка Шумерских Царей». Таким образом, сведения об «Осаде Урука» по двум древним источникам оказались противоречивыми.
С одной стороны, по сведениям общеизвестного «Списка Шумерских Царей» на глиняных табличках Урук не только успешно выдержал осаду города войсками Киша, но и «силой оружия» разгромил противника. И Гильгамеш стал царём всего Шумера.

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. – М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 29-35.]

С другой стороны, по сведениям глиняных табличек «Надписи из Туммали» и исследованиям Крамера, по его словам,
«первый из царей Ура, Месанепада, победил последнего представителя первой династии Киша, Акку, и тем самым приобрёл контроль над городом Ниппуром». М.Белицкий добавляет: По-видимому, Месанепада напал на Киш, овладел городом и сверг Акку». [Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 109, 110.]

Царь Ура Месанепада, узнав об уходе войск Киша во главе с царём Киша Аккой на Урук, захватил Киш и провозгласил себя царём Киша. Царь Киша Акка, получив весть о захвате Киша Месанепадой, спешно прекратил осаду Урука и поспешил на выручку города, но войска Месанепады разгромили войска Акки.

Из книг исследователей о Древней Месопотамии: М.Белицкого, Д.Рола и «Эпоса о Гильгамеше. О все видавшем.» – становится ясно, что в истории правлений царей трёх Первых Шумерских Династий после Потопа, Киша, Урука, и Ура хронологически узловым моментом является такое историческое событие, как осада Урука. В этом историческом событии воображаемые хронологические оси правлений царей всех трёх Первых Шумерских Династий, как бы, соприкоснулись, образовав в пересечении осей общую единую точку отсчета хронологии исторических правлений царей Первой Кишской Династии, Первой Урукской Династии и Первой Династии Ура. Точнее говоря, осада Урука, находясь в перекрестии хронологических осей правлений царя Урука Гильгамеша, царя Киша Агги,  и царя Ура Месанепады, образует  единую точку отсчета в хронологии правлений этих царей.

В древней литературе тема осады Урука довольно широко и выразительно освещена, как отмечает М.Белицкий, в историко-героическом эпосе «Гильгамеш и Акка», хотя в шумерской литературе эта поэма считается самой короткой, в ней всего лишь сто пятнадцать строк. М.Белицкий, приводя содержание текста поэмы, в переводе Каневой И.Т., отмечает ее содержательный характер и насыщенность очень ценной информацией о шумерском обществе.

В этой  информации  приводятся подробные описания сцен приема  послов царя Акки, сцен заседаний городских советов старейшин и совета мужей города с речами героев на них, описанием городских стен и речью Гильгамеша, обращенной к врагу и многие другие. Но при этом он отмечает, что имеется «несколько чрезвычайно запутанных и стилистически сложных фраз, перевод и интерпретация которых очень трудны, а они как раз и содержат ключ к пониманию дальнейших событий, в частности, почему Акка снял осаду. Наконец на городской стене появляется сам Гильгамеш. В своей речи, обращенной к врагу, он превозносит величие и славу Урука, отдавая вместе с тем дань уважения Акке. Заканчивается поэма восхвалением  Гильгамеша».  [Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 104.]

И все-таки осада Урука – несколько странновата. Создается  впечатление какой-то необъяснимой спешки в снятии осады, в ее прекращении. Осада города не привела к открытой и явной победе ни одной из сторон. Не было «Полтавской битвы», не было разгрома войск противника. Напрашивается как бы обобщенный вывод, объясняющий ничейный результат борьбы:

– У центральной власти уже недостаточно сил, чтобы держать в повиновении провинцию и сохранять гегемонию «царской власти»
− а у провинции еще не накопилось достаточно сил, чтобы открыто выступить за обладание этой «царской властью».

И единственный вывод, к которому пришел М.Белицкий, что успех осады – это неприступность городских стен. « … не одни лишь речи отважных героев заставили Акку (Аггу) снять осаду … неприступные стены … не могли не произвести на Акку известного впечатления и сыграли здесь не последнюю роль».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 106.]


Однако и такой довод поспешного снятия осады не объясняет.

И.М.Дьяконов в «Эпосе о Гильгамеше. О все видавшем.» приводит очень краткое переложение поэмы и поясняет, что приводить «шумерские песни о Гильгамеше в поэтическом переводе» нет смысла, «так как шумерские литературные тексты до сих пор остаются во многом темными и не ясными, толкование многих мест слишком спорным, а сами законы шумерского стихосложения, пока не нашли объяснения. однако, всюду, где это возможно, наше переложение текста является почти дословным».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 292-293]

Странность осады города ощущается и в переводе-переложении Дьяконова И.М., но зато победа носит уже определенно-выраженный характер. Интерпретации поэмы М.Белицким присуща идея успеха обороны в том, что выдержали осаду и, возможно, даже, благодаря городским стенам. В интерпретации Дьяконова И.М. присутствует  наличие явной победы – «Акка сдался и признал» «главенство» Гильгамеша.

Осаждавшим хотелось увидеть самого Гильгамеша. Когда на городской стене появился просто воин Гильгамеша, Акка спрашивает парламентера Гильгамеша Бирхуртура, не Гильгамеш ли это. «Но вид воина Гильгамеша не произвел никакого впечатления на войско Киша – «причал кораблей не был обрублен».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 292]

То есть, причальные канаты не были обрублены и воины не бросились в бегство – это шутливо-образная фраза в обороте текста, мол то был просто воин, а вот если бы появился могучий Гильгамеш герой, то нападавшие обратились бы в бегство, обрубив причальные канаты лодок.
А далее следует фраза: «Но стоило появиться самому Гильгамешу, как Акка сдался и признал его главенство над собой. Песня кончается похвалой Гильгамешу».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 293]

Такое впечатление, что Акке некому было заявить о своей сдаче, и он ждал появления самого Гильгамеша. Снова поспешность действий. Как будто появилось что-то срочное, и у Акки просто нет времени. В таком поведении может быть политический мотив:
нужно было мирно разойтись с Уруком, сохранив силы, и куда-то торопиться с войсками.

Гораздо подробнее и конкретнее, и несколько иначе звучит эпос в прозаическом пересказе Лео Яковлева, в котором использованы фрагменты ранних легенд о Гильгамеше в переводах Афанасьевой В.К.. Пересказ абсолютно свободен от трудностей поэтического перевода.

Лео Яковлев развернул перед читателями целую панораму настоящего сражения. Почти Полтава по Пушкину, в прозе разумеется.

«Граждане Урука с оружием в руках мощным потоком выбежали через городские ворота на широкую равнину, где расположилась армия Агги. Ураганом прошли воины Гильгамеша по вражеским рядам и пришедшие с Аггой  горцы, и жители долины были разбиты, а сам царь пленен.
Затем Гильгамеш повел свои отряды к берегам Евфрата, где стоял военный флот Киша… Воины Гильгамеша захватили лодки и обрубили им носы, украшенные головами антилоп – победа была полной».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 33-34]

Ни один в мире победитель никогда не портил завоеванных трофеев или добычи, за исключением особых случаев и причин. Обрубать носы лодок, взятых как добыча – значит  портить завоеванную собственность. А вот во время захвата лодок обрубить причальные канаты, прикрепленные к носам лодок, украшенных головами антилоп вполне естественная операция во время боя.

«Агга признал власть Гильгамеша над Кишем. Гильгамеш протянул ему руку дружбы. Главным городом всего Шумера стал Урук,  а его верховный жрец и военный  вождь Гильгамеш получил титул царя».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 35]

Перед нами полнейший разгром Киша. Такова трагедия конца правления Последнего царя Первой Кишской Династии Агги, сына знаменитого своими деяниями по укреплению «царской власти» Киша – Энмебарагеси. Все как в официальной хронике. Кратко. Разгром и все. И никаких странностей осады. Как и в краткой записи Списка Шумерских Царей на глиняных табличках:  

«Агга правил 629 лет …
Киш был разгромлен силой оружия и его царская власть была перенесена … в Урук».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 104]

А странность осады Урука заключалась в том, что в действительности, как это отражено в хронике табличек «Надписи из Туммаля» главным городом Шумера Урук стал не сразу после поражения Агги, а лишь спустя несколько десятков лет. Это стало возможным, как отмечает М.Белицкий, лишь после того, как:

«Гильгамеш победил Мескиагнунну и захватил власть над Шумером. Символом этой власти являлся контроль над Ниппуром».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 110.]

И как отмечали многие исследователи, добился этого Гильгамеш уже в преклонном возрасте. Но, с большей степенью вероятности можно предполагать, что никаких военных действий и не было. И после 40 лет правления Аанепады и Мескиагнунны власть сравнительно мирно перешла к Гильгамешу.

А странность осады Урука, подмеченная в двух переводах поэмы «Гильгамеш и Агга», звучит во фразах, означающих фактические действия Агги:
М.Белицкий – «… Акка снял осаду».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 104]

И.М.Дьяконов – «Агга сразу сдался и признал главенство Гильгамеша».

[Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., с. 293]

Странность таких действий Агги при осаде Урука заключается в том, что действия Агги были проникнуты, как бы, поспешностью, какой-то торопливостью. Создается впечатление, что Агга, как будто куда-то спешил, куда-то торопился.

Предположение М.Белицкого дословно гласит: «По-видимому, Месанепада напал на Киш, овладел городом и сверг Акку».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 110.]

Разгадка же этой тайны поспешных действий Акки при осаде Урука в том же самом предположении, которое сделал М.Белицкий,
«проясняя загадку печати Месанепады, найденной при раскопках, на которой Месанепада именует себя не царем Ура, а царем Киша, подчеркивая тем самым свое величие и заслуги перед всем Шумером».

[Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 110.]

Логика борьбы между царями – соперниками, за гегемонию «царской власти», за священный Ниппур приводит к выводу, что в тот момент упорная борьба шла в основном между царем Киша Аккой и царем Ура Месанепадой. Урук из-за юношеских лет Гильгамеша, скорее всего, в расчет, именно в тот момент, не принимался, а если и принимался, то стоял во второй очереди проблем. Но, когда Урук отказался платить дань Кишу, Акка решил расправиться вначале с Уруком, надеясь на то, что Гильгамеш в юношеском возрасте, как царь, особой опасности не представляет. А затем расправиться и с Уром. И Акка с основными силами войск выступил на Урук.

Царь Ура Месанепада, узнав об уходе основных войск из Киша во главе с Аккой на Урук, незамедлительно воспользовался этим моментом, надеясь, что город Киш в отсутствии войск и самого царя Акки ему серьезного сопротивления не окажет. Месанепада напал на Киш. Захватив город, Месанепада провозгласил себя царем Киша.

Но, видимо, во время осады Урука вести о нападении Месанепады на Киш достигли Акки. Акка понимает, что самое лучшее решение в такой ситуации немедленно снять осаду города, возможно даже на любых мирных условиях, лишь бы не иметь в своем тылу противника или оказаться между двумя противниками.

Поэтому обеспокоенный Акка торопится. И услышав с городской стены обращение Гильгамеша, в котором Гильгамеш отдавал дань уважения ему, Акка понял, что никакого преследования и борьбы не будет. Немедленно, сняв осаду, Акка  ринулся на выручку своего города. Но как свидетельствует история – победил Месанепада.

Вот такое объяснение и является попыткой ответить на вопрос М.Белицкого: Почему Акка снял осаду Урука. Отсюда напрашивается вывод:

Осада Урука войсками царя Киша Акки и захват Киша войсками царя Ура Месанепады
происходили практически в одно и то же время

Возможно, Гильгамешу тоже стало известно о нападении Месанепады на Киш. Но поскольку в Уруке сил, пока ещё, хватало только на оборону, то в интересах Гильгамеша было мирно разойтись с Аккой. Потому, что снятие осады, как мирный исход борьбы, это уже была победа для Гильгамеша, а ввязываться в борьбу с преследованием Акки, усиливая тем самым агрессивного Месанепаду, было не в интересах Гильгамеша.

Возможен и вариант событий по трактовке переводов Дьяконова И.М. или пересказа Лео Яковлева.
Узнав о захвате Киша Месанепадой, но слыша уважительные речи Гильгамеша по отношению к себе, Агга счел благоразумным не искушать судьбу и надеясь в будущем все поправить, признает главенство Гильгамеша, получая при этом право наместника Гильгамеша в Кише. Надеясь на поддержку Гильгамеша, спешит с войском на выручку родного города Киша.

Таким образом, оба варианта перевода эпоса «Гильгамеш и Акка» приводят к однозначному выводу, что все эти события, а именно:

  1. Осада Урука;
  2. Провозглашение Гильгамеша царём Урука;
  3. Нападение Месанепады на Киш;
  4. Провозглашение Месанепады царем Киша;
  5. Поспешное снятие осады Урука и уход войск Акки на Киш;
  6. Окончательный разгром Акки Месанепадой;
  7. Конец правления последнего царя Первой Кишской Династии Акки, сына Энмебарагеси;
  8. Конец правления Первой Кишской Династии;

 

– происходили в одно и то же время, в течении примерно недели – двух недель и могут быть обозначены одной единой датой – 2752 г. до н. э.
Дату осады Урука от даты начала правления Первой Урукской Династии отделяют ровно 93 года правлений царей этой династии в соответствии с расчётами дат относительной хронологии. Поэтому, дата осады Урука определится из соотношения
2845 г. до н. э. − 93 года = 2752 г. до н. э.
Эта дата действительно ознаменовала собой целый ряд событий в истории Шумера после Потопа.

    • 1.   Царь Киша Агга предъявил Уруку претензии по оплате дани Кишу и участию в ирригационных работах. На эти требования Урук ответил отказом. Царь Киша Агга привёл войска и приступил к осаде Урука.
    • 2.Молодой Гильгамеш, сын Лугальбанды, юный наследник в должности Верховного Жреца, убедил большинство Городского Совета Старейшин в необходимости и успешности обороны Урука от войск царя Киша Агги за мощными стенами ограждения города. Городской Совет Старейшин принял решение: прекратить регентство царя Думузи, провозгласить Гильгамеша царём Урука и возглавить оборону Урука. Результатами успешной обороны Урука от войск царя Киша Агги молодой Гильгамеш доказал, что по делам – он уже царь Урука.
    • 3. Царь Ура Месанепада, воспользовавшись отсутствием в Кише войск во главе с самим царём Киша Агой, осаждавших в это время Урук, захватил Киш. Дождавшись бросившихся на выручку Киша войск Киша во главе с самим царём Аггой, Месанепада разгромил их и провозгласил себя царём Киша. В раскопках найдены были печати с надписью: «Царь Киша – Месанепада».
    • 4. Военное поражение Киша от войск царя Ура Месанепады знаменовало собой падение Первой Кишской Династии.
    • 5.Новый царь Киша Месанепада отменил действие в Кише летосчисления «волшебной семёрки» с индексацией  и ввёл в действие систему летосчисления Ура с индексацией , которую царь Месанепада вводил в Уре на 28 лет ранее, с основанием возрождённого Ура на землях освободившихся от вод затопления Потопа в 2780 г. до. н. э.
    • 6.Молодой царь Урука Гильгамеш, принимает странное, на первый взгляд, решение, он почему-то отменяет систему летосчисления Инанны с индексацией , которая действовала при царе-регенте Думузи, завещанная умиравшим Лугальбандой, отцом Гильгамеша. Гильгамеш с началом своего правления вводит в Уруке новую систему летосчисления с индексацией , именно такую, какая действовала в Уре уже 28 лет со дня введения её царём Ура Месанепадой. И хотя в древних источниках этот факт не отражается, однако можно предполагать, что Урук с молодым царём Гильгамешем в какой-то степени может быть частично, но признал свою зависимость от Киша во главе с царём Месанепадой.

     

    Эта дата – 2752 г. до н. э. и является общей точкой отсчета хронологической привязки правлений трёх Первых Шумерских Династий после Потопа, Киша, Урука и Ура.

    И отстоит  эта дата от даты наследования власти Гильгамеша на 8 лет. Захватив Киш и победив Акку, цари Ура стали обладателями контроля над священным городом Ниппур. Но, в Список  Шумерских  Царей цари Ура так и не были внесены. Не исключено также, что  именно таким образом цари Урука оказали царям Ура своего рода «медвежью  услугу», постаравшись, чтобы параллельное правление соперников Урука, современников Гильгамеша, как можно меньше сохранилось в памяти потомков.

     

    Горы Машу в Эпосе о Гильгамеше

    В аннотации к изданию книги Эпос о Гильгамеше «О всё видавшем» − говорится:

    «Эпос о Гильгамеше» − самое древнее литературное произведение в истории человечества; его герой правил в шумерском городе-государстве Уруке, когда в Древнем Египте только учились строить пирамиды»

    [Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., c. 4]


    Но многие исследователи пирамид, судя по их публикациям, с такими выводами не согласны. И, хотя в самом эпосе, о пирамидах прямым текстом не упоминается, однако, по ряду косвенных признаков, упоминаемых в эпосе, можно утверждать, что сведения в аннотации отражают реальную датировку появления первых пирамид в Египте, хотя и без конкретных дат. А реальная хронология может восполнить этот пробел до конкретных дат в пределах 30-50 лет, и в пределах десятилетия, когда Гильгамеш впервые увидел в Египте эти первые пирамиды Египта.

    Как известно из Эпоса через горы Машу Гильгамеш попадает в подземный мир и возвращается из него. Ну, а в остальном, как это видно из всех публикаций эпоса о Гильгамеше и его различных интерпретаций, многие исследователи ничего особенного в этих горах Машу не находят и, как правило, ограничиваются только содержанием строк об этих горах в эпосе. В общем, многие считают, что горы Машу – это горы на краю мира. Этих гор – две. И их не миновал в своём путешествии в поисках бессмертия Гильгамеш. А в критическом анализе эпоса о Гильгамеше, на своём сайте, Кудрявец А.В. отмечает:

    «Горы Машу – по сути это две горы, между которыми встаёт (рождается) утреннее Солнце. Они соответствуют египетской символике, согласно которой символ ахет (горизонт) представляет собой солнечный диск, лежащий меж двух вершин».

    Сравним описания характеристик гор Машу в различных публикациях разных интерпретаций описания эпизода посещения Гильгамешем гор Машу.

     

    Эпос о Гильгамеше.
    Сказание «О всё видавшем».
    Изд-во Эксмо, 2005 – 544 с.
    История Гильгамеша со слов Синликиуннинни
    (перевод с аккадского И.М.Дьяконов) Табл. – IX.
    Стр. 403

     

    Во многих интерпретациях эпоса в переводах И.М.Дьяконова в интернете допускаются изменения в строке 3

     

    Он слыхал о горах, чьё имя − Машу;
    Что восход и закат стерегут ежедневно,
    Наверху небосвода достигают,
    Внизу – преисподней их грудь достигает,
    Люди-скорпионы стерегут их ворота:
    Грозен их вид, их взоры – гибель,
    Их мерцающий блеск повергает горы –
    При восходе и закате Солнца они охраняют Солнце –
    Как только их Гильгамеш увидел
    Ужас и сирах его лицо помрачили.

    Наверху металла небес достигают.

     

     

    Эпос о Гильгамеше.
    Сказание «О всё видавшем».
    Изд-во Эксмо, 2005 – 544 с.
    Лео Яковлев.
    Прозаический пересказ на основе научного перевода поэмы «О всё видавшем» И.М.Дьяконова с использованием фрагментов из ранних легенд о Гтльгамеше в переводах Афанасьевой В.К. стр. 119-120

     

    В своих странствиях Гильгамеш переплыл бурное море и достиг горизонта … он лишь слыхал о горах на далёком западе, именующихся Машу, − о двух вершинах на краю света, окаймляющих ворота, которые открываются только для сияющего Уту-Шамаша, когда он отправляется на ночной покой. Теперь он подошёл к этим горам, стерегущим закат, и видел их воочию. Глубоко в землю уходил корень этих гор, а вершинами своими они подпирали небосвод. А ворота, устроенные между ними, стерегли люди-скорпионы – два чудовища с человечьими лицами. Грозен их вид, и сеют смерть и гибель их ужасные взоры, и казалось, что своим взглядом они могут сокрушить  горы. При закате они охраняют Солнце.
    Как только Гильгамеш их увидел, свет померк для него, и ег лицо омрачили ужас и страх, а чудовища, его увидев были очень удивлены: Гильгамеш был первым из смертных, дошедшим до гор Машу.

     

    Эпос о Гильгамеше.
    Сказание «О всё видавшем».
    Изд-во Эксмо, 2005 – 544 с.
    Гильгамеш.
    Перевод Н.Гумилёва.
    Табл. – IX. стр. 230

     

    Гора называлась Машу,
    И когда он подошёл к Машу,
    Те, что блюли ежедневно
    солнечный выход и возвращенье, -
    Головы их касался свод небесный,
    Внизу их грудь доходила до ада –
    Люди-скопионы хранили двери,
    Вид их был смерть, и взор был ужас,
    Страшный блеск их опрокидывал горы!
    При входе и при возвращении блюли они Солнце.
    Он их узрел, Гильгамеш, и от испуга,
    И от тревоги лицо его омрачилось.

     

    Сайт http://krotov.info......
    Гильгамеш
    В редакции Шилейко В.К.

     

    «Имя гор этих – Машу,
    К Машу-горам он притекает.
    Стерегут они вечно восход и [закат],
    В небосвод [упираясь] своею вершиной,
    И вниз Преисподней достигают их груди.

    Люди-скорпионы охраняют ворота,
    Нестерпимо ужасны и погибельны взору,
    Их чудовищным блеском потрясаются горы,
    У исхода и входа стерегут они Солнце.
    Гильгамеш увидал их – и от смертного страха
    Омрачился он ликом, застывает в нём разум …»

     

    Сайт http://andrew-vk.narod...
    Критический анализ эпоса о Гильгамеше. Кудрявец А.В.

     

    Горы Машу – по сути это две горы, между которыми встаёт (рождается) утреннее Солнце. Они соответствуют египетской символике, согласно которой символ ахет (горизонт)  представляет собой солнечный диск, лежащий меж двух вершин

     

    Сайт http://katastrofa.h12.....
    Мифы – эпос о Гильгамеше-2

     

    Он слыхал о горах, чьё имя − Машу;
    Далее ………………………………
    Текст по переводу Дьяконова И.М.
    По представлениям вавилонян, земля окаймлена круговым хребтом гор - Плотиной небес; на ней покоятся металлические небесные своды (три, пять или семь), а позади нее находится Мировой Океан, мыслившийся то пресноводной рекой, то водами смерти. Земля плавает на поверхности Океана или прикрывает его как крышка. В Океане - острова блаженных. В той же Плотине Небес имеются горы- близнецы - Машу, и между ними медные ворота, охраняемые людьми-скорпионами. Через них Солнце- Шамаш ежедневно проходит из преисподней на небеса и обратно уходит с небес длинным ходом, поперек пересекающим гору Плотины Небес и выходящим к Мировому Океану, по-видимому, сообщающемуся с преисподней.

     

    Сайт http://www.sheyman.ru...
    Поэма о Гильгамеше.
    Прозаический пересказ Марка Шеймана.

     

    И снова он шел пустыней, покуда не показались горы5 — граница мира. Пробита в скале пещера и заперта медной дверью. Ту дверь охраняли стражи, ужасней которых людям едва ли представить можно. На тонких ногах паучьих скорпиона мохнатое тело, а голова — человечья.
    Сделалось страшно герою. Но, мужеством страх пересиля

    5.Горы, через которые прошел Гильгамеш, по представлениям шумеров и аккадян, находились на краю света, поддерживая небесный купол. Через отверстие в этих горах бог солнца спускался после завершения дня в царство ночи, чтобы на следующее утро пройти через такие же горы с другой стороны земли

     

    Из многообразия характеристик гор Машу в представлениях разных интерпретаторов, на мой взгляд, наиболее реально передаётся смысл содержания строк эпоса именно в переводах Дьяконова И.М. Не вызывает сомнения, что посещение Гильгамешем страны царства Скорпиона свидетельствует о посещении Гильгамешем Древнего Египта. Но, при этом, кроме странных гор Машу, как артефакта очень похожего в какой-то мере на «чудо света», о других каких-либо «чудесах света» в эпосе нет и речи. Да и прямого названия пирамид в эпосе нет. С точки зрения современности артефактами того времени, которые можно отнести к «чудесам света» считаются именно – Пирамиды в Египте. А, как раз пирамиды и могут быть одним из важных аргументов в определении хронологии сооружения пирамид в Египте.

    У Дьяконова И.М. горы Машу – это горы, которые «восход и закат стерегут ежедневно и наверху небосвода достигают». У гор этих есть ворота, через которые входит и выходит Солнце. И в отличие от обычных гор ворота в эти горы охраняет специальная охрана – «люди-скорпионы».

    В некоторых интерпретациях горы Машу «наверху металла небес достигают», а у «людей-скорпионов» - «грозен их вид, их взоры гибель, их мерцающий блеск повергает горы». Такая интерпретация, на мой взгляд, не совсем точна. А уточнение приводит к выводу, что переводчиками, возможно, была допущена небольшая неточность:

    И упоминание о металле небес и и мерцающем блеске «людей-скорпионов», который «повергает горы» в гораздо большей степени должно относиться к характеристике самих гор Машу, особенно, если обратить внимание на название первых пирамид в Египте в Дашуре – «Сияющая южная Снофру» и «Сияющая северная Снофру». Такая трактовка перевода позволяет предполагать замену слова – «повергать» на слово – «отражать». Следовательно, в эпосе шла речь об отражающей способности покрытия «ГОР». Горы МАШУ представлялись путнику, видящему их издали, – СИЯЮЩИМИ «мерцающим металлическим блеском» от самого низа-подножия до вершин, упирающихся в небеса.

    Название первых пирамид Египта – «Сияющие» как нельзя более соответствуют «мерцающему блеску возможно металлических пластин покрытия пирамид». И пирамид первых в Египте в Дашуре было две, «Сияющая южная Снофру» и «Сияющая северная Снофру», и гор Машу в Эпосе о Гильгамеше тоже было две.

    Стоит обратить внимание и на созвучие названий – «горы МАШУ», в мифах и сказаниях Месопотамии, и «первые пирамиды ДАШУРА» в названиях первых пирамид современного Египта:
    МАШУ − ДАШУР

    Вполне допустимые изменения диалектов для таких географически удалённых регионов, как Месопотамия и Египет.
    Для Месопотамии горы Машу в долине Нила действительно находятся от Урука на Западе, на самом краю Мира. В мировоззрении жителей Урука далёкий Нил на западе действительно представлялся настоящим краем мира, или как позже выражались греки – «на краю Ойкумены».
    Согласно сведениям сайтов о пирамидах в Дашуре, например одной из пирамид – «официальное название Ломаной пирамиды в Дашуре, видимо, звучало как «ЮЖНАЯ СИЯЮЩАЯ  ПИРАМИДА» или же «СНОФРУ,  СИЯЮЩИЙ  НА  ЮГЕ».


    Именно две горы МАШУ могут соответствовать двум первым пирамидам в Египте – в Дашуре, и с таким созвучным названием – МАШУ – ДАШУР. Эти пирамиды, как и горы Машу, соединены между собой.


    Тот факт, что вид «людей-скорпионов» так ужаснул Гильгамеша – несколько странен. Ведь вид «Небесного Быка», которого богиня Инанна наслала с помощью бога Ана, её отца, совершенно его не обескуражил, тем более, что было это в годы его молодости. Наоборот, призвав на помощь друга Энкиду, Гильгамеш с другом вступили в бой с этим «Небесным Быком» и победили его.


    Зато при виде людей-скорпионов Гильгамеш стал – сам не свой, и лицо его помрачилось. А ведь конструкция землеходного робота-машины в виде скорпиона для перемещения на ней людей, пожалуй, практически мало чем может отличаться от конструкции «Небесного Быка». На мой взгляд, люди-скорпионы выглядели для Гильгамеша, пожалуй, не страшнее современного танка с танкистом, высунувшимся наполовину из люка башни танка. Но, пожалуй, для Гильгамеша, как и для людей древнего мира вид танкиста в танке действительно мог бы представлять ужасное зрелище» чудовища с ужасным видом. А у «человека-скорпиона» вместо конструкции гусеничного хода были конструкции рычажные - опоры-ходули, что и придавало им вид самого скорпиона. Такие конструкции землеходов подобны конструкциям современных луноходов и марсоходов.
    Но, самая главная функция «людей-скорпионов», как следует из содержания эпоса - это постоянный контроль времени восхода и захода Солнца. Этим и подчёркивается астрономическое назначение этих гор-пирамид.
    Естественным для современного читателя может выглядеть путешествие Гильгамеша в подземный мир. И всё, что могло происходить с Гильгамешем в «подземном мире» для современного читателя может представляться погружением Гильгамеша в гипнотический сон с путешествием в мире прошлых жизней.


    Хронология путешествия Гильгамеша в Египет в поисках бессмертия может датироваться с наибольшей вероятностью в пределах последних десяти лет его правления и возможно даже в первой половине этого десятилетия. И конкретнее предполагаемый период путешествия в Египет Гильгамеша мог происходить в годы с 2700 г. до н. э. по 2695 г. до н. э.


    По сведениям официальной науки строительство пирамид в Дашуре осуществлялось во время правления основателя IV династии фараона Снофру (2613 ÷2589 г.г. до н. э.).


    Такая разница датировок строительства пирамид в целое столетие заставляет призадуматься. В точности датировок по хронологии правления царя Урука Гильгамеша сомневаться не приходится. Зато приблизительные определения датировок правлений  фараонов первых династий, на мой взгляд, требуют дополнительных уточнений


    В противном случае следует предполагать, что горы Машу в эпосе представляли собой не первые пирамиды Египта, а представляли собой – космические корабли инопланетян.

    Размеры Гильгамеша

    В аннотации к изданию книги Эпос о Гильгамеше «О всё видавшем» − говорится:
    «…его герой правил в шумерском городе-государстве Уруке, когда в Древнем Египте только учились строить пирамиды».

    [Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., c. 4]


    «Время первых записей поэмы о Гильгамеше приходится на начало правления аккадской династии Саргонидов, т.е. на конец первой половины второго тысячелетия до н. э.. В дальнейшем с исчезновением языка шумеров поэма развивалась уже в собственно аккадской, а точнее, вавилонской и ассирийской традициях. Вершиной этого развития явилась окончательная, так называемая «ниневийская» версия поэмы, текст которой дошёл до нас от VI в. до н. э..

    [Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544 с., c. 6]

    Эти цитаты дают наглядное представление о времени разделяющем время жизни Гильгамеше и время появления первых записей о нём в поэмах и эпосах. В результате, как видно из сравнения, этот период времени составляет не менее 1000 лет. При такой удалённости по времени автора от оригинала образа степень погрешности при создании портретного образа героя достаточно велика.

    В популярной литературе такие периоды времени, измеряемые большими числами лет и таящие в себе много неизвестного, вызывают массу догадок и предположений. При этом, выдвигаются различные гипотезы: от гипотез о развитии нашей цивилизации эволюционно (от простого к сложному), и до гипотез о развитии нашей цивилизации с помощью божественных личностей, наделенных сверхъестественными способностями.

    Благодаря Р.Темплу и его замечательной, талантливо написанной книге «Мистерия Сириуса», для обеспечения объективности суждения читателя, позволю себе привести некоторые данные о методах или способах работы авторов древних первоисточников при описании древних героев. Как правило, эти данные используются многими авторами с точки зрения их собственного понимания и восприятия содержания древних текстов.

    В приложении III своей книги Р.Темпл публикует, согласно его примечанию «впервые с 1876г., «сохранившиеся отрывки из «Истории Вавилонии», написанной жрецом Беросом в IV-IIIв. до н.э.» с целью сделать их  наконец-то доступными для читателя».

    [Темпл Р. Мистерия Сириуса. М.: Эксмо, 2005. – 528 с., с. 470]

    «Вот это пишет о Беросе Кори в свое книге «Древние фрагменты». «Берос, вавилонянин, жил в царствование Александра [Великого] … написал на греческом языке историю халдеев.

    Будучи жрецом бога Бела, он имел свободный доступ к храмовым архивам и был хорошо знаком с халдейскими преданиями. Берос старался, как можно тщательнее придерживаться точных фактов. Основой для описания древнейших периодов истории Вавилона послужили ему изображения на стенах храмов; из письменных источников и устной традиции он узнал о событиях, в достоверности которых невозможно сомневаться. Взаимное сопоставление сведений из разных источников позволило Беросу создать ценное, хотя и не бесспорное сочинение. Первая книга его «Истории» начинается с описания Вавилонии. Вторая охватывает доПотопный период».

    [Темпл Р. Мистерия Сириуса. – М.: Эксмо, 2005. – 528 с., с. 369-370]

    О Беросе писали Аполлодор, Абиден, Александр Полигистор, но их рукописи погибли в войнах и гражданских смутах. Известно нам о них в пересказах более поздних авторов: Евсея Кесарийского, церковного деятеля и историка, жившего в III-IVв. в. н.э. и византийского монаха Георгия Синкелла, жившего в IX в. н.э.

    Всем известно, что древнегреческая мифология просто кишит земноводными персонажами с рыбьими хвостами и человеческими телами. И, чем дальше от реальных событий, тем мифологичнее и сказочнее выглядят персонажи.

    Р.Темпл отмечает, что вавилонские предания, приводимые Беросом в «Истории Вавилонии» о возникновении месопотамской цивилизации «исключительно интересны и необычны. Судя по ним, цивилизация Двуречья была создана группой разумных земноводных существ. Главным среди них было существо по имени Оаннес».

    [Темпл Р. Мистерия Сириуса. – М.: Эксмо, 2005. – 528 с., с. 365.]

     

    Замечает он и неоднозначное отношение древних авторов к содержанию преданий в книге Бероса. Современные эзотерики, да и не только они, и сейчас считают, что Оаннес действительно был рыбочеловеком. Но, на самом деле, всё было, пожалуй, значительно проще.

    Бог у шумеров из воды Оаннес
    У Ситчина Захария и Темпла Роберта
    По древним текстам и  барельефам предстает
    В буквальном смысле слов их понимания,
    Как РЫБОЧЕЛОВЕК, как существо
    И выходящим из воды, и приносящим людям знание.

    Но тот, шумеров рыбочеловек, Оаннес,
    В действительности и на самом деле,
    Мог быть и  просто как Верховный жрец.
    А в ритуальном одеянии религии,
    Как архиепископ в  мантии,
    Он выглядел действительно и словно рыбочеловек.

    А в том, что он все время
    выходил так из воды
    Нет ничего и удивительного.
    Из храма выходил он в Эриду,
    Тот, что стоял в заливе, как в лагуне,
    На насыпи фундамента в воде,
    у всех он на виду.

    А что принес Оаннес жрец
    Шумера людям знания,
    Так, Всем известно издавна,
    Даже, в недавних лет Петровы времена:
    Религия всегда с собой несла
    Не только веру в бога, но и знания.
    Как Ломоносову в той Академии,
    Что «Спасской школою» звалась
    Религии учебном заведении
    Заиконоспасского монастыря.

    Вполне возможно, что и авторы Эпоса при описании Гильгамеша тоже, как и Берос использовали изображения барельефов и изваяния статуй памятников при описании творческих образов героев.

    Дословно, в Эпосе я так и не обнаружил описания размеров тела самого Гильгамеша: его рост, ширину плеч, длину ног и рук. Но, общими словами характеристика образа могучего богатыря Гильгамеша на страницах эпоса создаётся. На барельефах и в статуях скульпторы для выразительности черт характера и физических способностей героев, как правило, пользуются средствами аллегорий и метафор. Поэтому, на фоне фигуры Гильгамеша львы, которых побеждает герой, могут выглядеть, по меньшей мере, как котята. Отсюда и гиперболический образ Гильгамеша-великана. Можно предполагать, что образ Гильгамеша создавался на образах скульптур и барельефов.
    Поэтому можно предполагать, что в действительности, Гильгамеш был просто человеком Большого роста.

     

    Три Первые Шумерские Династии
    после Потопа
    Стихотворный пересказ

    Этана, первый в Кише царь после Потопа
    Был в восхищеньи от божественной семерки,
    Недели – новой учётной единицы Года.
    Поэтому и ввел после Потопа сразу  в Кише
    Новейшее летосчисление «с числом 52»,
    Количеством недель в году, впервые во всём мире
    В году же суток – ровно было
    Числом три сотни шестьдесят четыре.

    Века спустя  три четверти  после  Потопа
    Мескиагкашер пригласил  в Урук Инанну,
    Богиню, чтимую в Аратте.
    В летосчислении Инанны был расчет,
    Что месяц – тот же самый год.

    А от Эриду, предков мест
    Священных всем и издавна,
    Вокруг почти на километров сто
    Кругом еще была одна вода.

    И выбрал Мески те места,
    Где уже схлынула вода,
    И даже медленно ушла
    Почв подтопления вода.

    Мески тогда и основал Урук,
    Когда он был еще не царь,
    Но в главной должности Верховного Жреца.
    Царем же Мески стал тогда,
    Когда узнал про смерть отца.

    В Урук пришла печали весть:
    Убит и свергнут Тот, отец.
    И он, как сын царя-отца,
    Наследник власти, царских сил,
    Мески, тогда Верховный жрец
    Законы предков свято чтил.
    Мескиагкашером, царем,
    Себя тогда провозгласил

    К МЕСКИ добавил он КАШЕР,
    Что должно было означать,
    Что он наследник, власть царя
    На два он царства разделил,
    Как Тот в закон определил,
    Пока он жив, он царь всегда
    Урука царь, Египта царь.

    Собрал он царских сил в поход
    На Нил, в царство его отца,
    Чтоб ликвидировать переворот.
    Восстановить закон и власть,
    Возмездие воздать  Всем тем,
    Кто тот свершил переворот,
    Власть захватил, убив отца,
    И кто посмел и поднял руку на отца.

    В поход ушел Мескиагкашер.
    Маршрут уже привычный был:
    Урук – Евфрат – Залив – моря,
    Прибрежья гор, пески пустынь,
    И, наконец, в разливе Нил.

    В борьбе Мескиагкашер победил.
    Возмездие свершил свое.
    Восстановил закон, порядок, честь.
    Поверг обидчиков отца,
    Провозгласил себя царем
    И имя взял, что царь он Гор,
    Как царь двух царств Египта Гор.

    Мескиагкашером царём
    Верховный жрец Мески в Куллабе
    Стал не сразу.
    Лишь весть, когда дошла о мятеже в Египте
    И гибели царя-отца, вот лишь тогда
    Себя Мески и объявил царём.
    Но, имя взял себе он новое – Мескиагкашер,
    Как разделивший власть царя-отца
    На земли предков в Шуруппаке,
    Где Мески город заложил – Урук,
    И на страну отца на Ниле.
    Урука первый царь Мескиагкашер,
    Собрав отряд военных сил,
    Ушёл в морской поход на Нил.

    Когда в Египте правил Гор
    Все двадцать и пять лет
    В Уруке правил Энмеркар
    Без прав царя, но в должности Верховного Жреца.
    И в мифах всех Правитель он Куллаба,

    Царем Урука Энмеркар стал лишь тогда,
    Когда узнал про смерть отца, царя в Египте, Гора.
    Иосиф Флавий рассказал в своих историях спустя
    Три тыщщи лет почти кончины  Энмерукара года,
    О Мескиагкашере, как знатном мореходе,
    Об Энмеркаре в образе библейского Нимрода.

    Энмерукар строителем великим был,
    По Библии «Сей начал быть силен земле».
    И «он был сильный Зверолов, пред Господом»,
    Тому  свидетельство древних  печатей разных,
    Со звėрями на них, и цилиндрических при том.

    Пока спадали воды от Потопа
    Во всём Шумере Киш, как государство – гегемон,
    Как обладатель права «царской власти»,
    В течение семи десятков лет – один
    был только он.

    И после основания Урука,
    В течение ещё шести десятков лет,
    Киш независимый Урук
    Как будто словно и не замечал.
    Да, и никто из Киша всех царей
    До самого правления Энмебарагеси
    По сведениям мифов и легенд
    На независимый Урук совсем не посягал

    Могло сложиться впечатление
    Как будто в Кише понимали
    Земель правозаконность возрождения
    И основание Урука потомками людей из Шуруппака,
    Спасавшихся от бед, невзгод Потопа-наводнения.
    По праву будто тот Урук – Египта часть,
    Но рядом с Кишем, как город-государство новое вставал,
    Хотя на право «царской власти», пока и не претендовал.
    Но в будущем мог наступить такой момент,
    Когда потомки Шуруппака смогли б претендовать на власть.
    Поэтому, так долго «независимый» Урук,
    Кишу, как словно в горле кость, давно покоя не давал.

    Войну с Эламом неспроста затеял Киш.
    Его Урука статус волновал вопрос.
    Уруку сильный он удар решил не в лоб,
    А прямо с тыла резко нанести.
    Но чтоб с Египтом прямо
    не вступать в конфликт
    Киш организовал с Уруком,
    как бы, косвенный конфликт.
    Когда как будто Киш и вовсе ни при чём,
    И Киш как будто даже не в чем обвинить.

    Урук тогда широкую торговлю вел
    С Араттою страной, страной Элам
     И многих стран хребта Загрос.
    Киш, выжидая, выбрал наивыгодный момент:
    Царь Энмеркар тогда в преклонных был годах,
    А сын Лугальбанда в Уруке отсутствовал тогда.
    Он с караванами товаров в странах Загросе был в торгах.
    Возможно, даже был уже в пути в Урук.

    Элам, возможно, был лишь для отвода глаз.
    Энмебарагеси тогда лишь Киша полководец был,
    Напал и разгромил Элам,
    Стоявший в стороне и далеко,
    И захватил большой оружия трофей.
    А чтобы ощутимей был удар,
    Чтоб в окруженьи оказался весь Урук
    Энмебарагеси напал и захватил
    Урука все почти торговые пути.
    Урук Народом Марту окружил.

    Нет в мифах сведений действительной причины
    Царя Урука, Энмеркаровой, кончины.
    То ль сердце подвело, то ли здоровье,
    То ль просто жизнь в теченье долгих
    И уже преклонных лет,
    А может напряженье всех тревог, волнений
    От постоянных нападений,
    от окружения Урука отрядами народности Марту,
    И таянье надежд на избавление от «плена»,
    От возвращенья сына из Загроса и Аратты,
    Ведь для него надежда вся – был сын его Лугальбанда.
    Увы, ж! Какова б ни была причина,
    Пришла царя Энмерукарова кончина.

    Как только сердце биться Энмеркара перестало
    Власть по наследству к сыну перешла.
    И стал наследником той «царской власти» царь-отца
    Достойный сын его – Лугальбанда.

    Есть некоторая странность в мифах та,
    Что знаменит и легендарен в мифах был Лугальбанда
    Лишь в годы те, когда он был ещё не царь,
    А только лишь, как сын царя-отца,
    Верховный жрец и его «правая рука».

    На тот момент Урука «плена»
    Войсками Киш наглухо перекрыл
    Урука все торговые пути,
    Чтоб Лугальбанде из Аратты
    И не пробиться, не пройти.

    Друзья из горных стран
    Предстерегали Лугальбанду
    В опасности пути его в Урук,
    Ценою жизни может даже.
    Единый их Совет был – переждать во времени,
    Путём переговоров с Кишем чтоб достичь
    Взаимопонимания и мира сотворения.

    Хотя, и документов нет,
    Но если миф читать
    И понимать промежду строк,
    Киша намерений опасность
    По вероятности была.
    И жизнь наследника-царя
    Была кому-то край уж как нужна:
    Амбиций может удовлетворения,
    Вплоть до его физического даже устранения.

    Совета мысль была не без причины,
    Как не бывает дыма без огня.
    И слухи же об этом, также может, были,
    Тем более, амбиции Энмėбарáгеси учтя.

    Амбиции и впрямь у полководца были очень велики.
    Он разгромил Элам и взял большой трофей.
    Уруку он нанес почти, что поражение.
    Ну, почему бы так и самому не стать царём
    Урука, скажем, а наследника-царя
    Отправить бы куда-нибудь в забвение.

    Действительно, у Лугальбанды появился
    Опасный конкурент,
    На трон царя Урука и не менее,
    Хотя и незаконный, но реальный  претендент.

    В прямом вмешательстве в Урук
    Киш обвинить было нельзя.
    На это, как бы, не было и оснований.
    Но Киш, хоть временно, пока
    Устраивал такой момент
     «Безвластия» и  званий,
    Когда в «отсутствие царя»
    Власть города сосредоточена была
    В совете  города старейшин, но не царя.

    Используя влияние свое,
    Чтобы практически всю власть
    В своих руках держать,
    Энмебарагеси в Совете града «обеспечил»
    «За Киша большинство» старейшин.

    «Такой» Совет Старейшин
    Первым решеньем отменил
    Инанны летоисчисление.
    По мифу, так она «ушла в подземный мир»,
    И тут же сразу учредил
    Киша счисление с числом «Пятьдесят два» -
    Что в самом деле означало
    Количество недель в году,
    Чтоб снова большей стала
    Срока правления Царей величина.

    И так прошло почти два года.
    В мифах «отсутствие царя»
    В Уруке объяснялось тем,
    Что сын царя Лугальбанда, как будто,
    Чем-то сильно заболел.
    В походе был, на излечении,
    В гостях из горных стран друзей.

    Склонить к решению Совет старейшин
    Провозгласить себя царем,
    Ещё и при наследнике-царе живом,
    Такого полководец Киша  провозгласить,
    естественно, не мог.

    Через два года вдруг все изменилось.
    Можно сказать, Энмебарагеси
    Фортуна просто улыбнулась.
    Ему вдруг крупно повезло.
    Вдруг умер Киша царь Илтасадум,
    А, может быть, интриги Энмебарагеси
    Смогли царя Илтасадума  до смерти довести.

    Но, как бы ни было,
    Для полководца Киша
    Препятствий к трону Киша,
    Как не бывало.
    И все амбиции Энмебарагеси достигли цели –
    Киша царём был избран
    Полков водитель Энмебарагеси.

     «За Киша  большинство» в Совете,
    Создал которое в Уруке полководец,
    Себя потом все время проявляло,
    И  даже через три десятилетья,
    Когда лишь с третьего захода
    В Совете всех смог убедить сам Гильгамеш
    Принять решение  Совета:
    От Киша войск всем отстоять Урук
    За стен защитою, длиною в девять километров
    И башен крепостных в стене,
    Числом  за  восемь сотен штук.

    Теперь не стал опасен конкурент,
    И, к возвращению в Урук царя Лугальбанды
    Не стал препятствовать Энмебарагеси,
    Но, видимо, с условием, но важным и одним:
    Урук забыть о независимости должен  был.

    На все царю Урука тогда пришлось пойти,
    Со многим согласиться,
    Чтобы надежды не терять,
    Что в будущем могло б все измениться,
    А, главное, династия и власть царя
    Хоть номинально – должны были сохраниться.

    Через посредников друзей
    Из горных стран Забу и Загра,
    И был, по-видимому, тогда же заключен
    Такой кабальный договор.
    Но возвращение в Урук
    Обычным и прямым путем
    Во избежание оставшихся засад,
    Интриг, незнанья цели их врагов
    Друзья ни посоветовать и
    ни позволить не могли.
    И общий дружный их совет: необходимо
    Для возвращения избрать кружной маршрут,
    Он длинен и по времени, и по пути,
    Но в нем опасностей тех можно не найти.

    Кружной маршрут, что предстоял,
    Был очень длинен по пути.
    Тех гор и рек не перечесть
    Чтоб Анатолию и Тавр пройти
    К «стране, что без возврата»
    И «Царство Мертвых», что за нею по пути.

    Попроще ж, и без всяких аллегорий,
    И без учета трудностей у перевода,
    «Страна, что без возврата» –
    – есть страна света – ЗАПАД,
    Откуда Солнцу нет возврата,
    Где царства всех прибрежных
    Срединоземноморья стран.
    А «Царство мертвых» – царства
     стран, на Мертвом море,
    За той страной, за ней в пути.
    Так все понятней и ясней найти.

    В безвестьи лет минули годы
    Царя правленья Лугальбанды.
    Прошли лишенья и невзгоды,
    Но в мифах и легендах  время то
    Лишь было только чуть отражено.

    Зато Урук, при обороне
    От Киша  войск  царя Агги,
    Вдруг оказался огражденным
    В защите огражденья стен
    Длиною в  девять километров,
    Средь них же башен крепостных
    Штук сотен восемь сверх иных.
    И Агга царь был изумлен,
    Как чудно город огражден.

    Какое детище царя!
    Великий замысел не зря.
    Ведь город только первый в мире,
    Со всех сторон стены четыре.
    Такой громадины строенье
    Чтоб осуществить сооруженье
    Для поколений на века
    Мог лишь правитель легендарный,
    В сооружение вложивший годы
    Неимоверного труда, всю жизнь царя,
    И свою душу без остатка
    Потомкам в память навсегда.
    Воистину, таким быть мог лишь царь Урука
     − Энмерукаров сын Лугальбанда.

    В сюжетах мифов и легенд
    Царь  Гильгамеш – Строитель стен,
    Однако, Замысел, Масштаб сооруженья
    Был так Велик для юного царя,
    Что надо Всем отбросить все сомненья
    В деяниях Великого Царя,
    Не Гильгамеша, сына,
    А царя-отца по имени Лугальбанда.

    Энмебарагеси  до  «царской власти» Киша
    Стремился страстно, чтоб  упиться ею всласть.
    И в подтвержденье «царских» прав на власть
    В Ниппуре строил храм Энлиля и Нинлиль.
    Ниппур – священный город был.
    И подтверждал он право «царской власти»
    Обрядом ритуала вовведения во храм Нинлиль.

    Для Киша «царской власти» гегемонии
    Был покорен Урук. Молчал Лугальбанда.
    А после правил регент «свой» Думузи,
    Был слишком юн для царства
    Гильгамеш  тогда.
    А потому, Урук в расчет борьбы
    Не брался Кишем.
    Но, в это время поднимался возрожденный Ур,
    А в нём строптивый царь  Месанепада,
    Чтоб своей  «царской власти»
    Право  подтвердить,
    Затеял Нанна-Сину в Уре  храм восстановить.

    Поэтому, цари: Энмебарагеси и сын его Агга
    Для Киша злейшим их врагом.
    Стали считать Ура царя Месанепаду
    Они стремились право «царской  власти»
    За Кишем твёрдо сохранить,
    И Киша гегемонию в Шумере утвердить.
    Чтоб даже мифа не было
    о прежней «царской власти» в Уре
    Энмебарагеси распространил слух
    о том, Что Нанна-Син со времени Потопа
    Все время пребывал в Ниппуре,
    А потому, «власть царская» должна была
    По праву быть у Киша и поныне,
    Во всём Шумере только лишь одна.

    С кончиною Энмебарагеси
    Слабеет в силе «царской власти» Киш.
    Урук и Ур становятся сильнее,
    Но  вскоре в  мир  иной  ушёл
    Урука  царь  Лугальбанда.
    По завещанию отца
    Власть по наследству к сыну перешла.
    С условием того, пока мал Гильгамеш,
    То царством править за него
    Станет наставник - друг и царь Думузи.

    Слабеет «Киша большинство»
    В совете города  старейшин.
    И  Киша лет  счисление отменено.
    Снова в  почёте  культ  Инанны.
    Снова счисленье лет  её  заведено.
    Прежних  жрецов  авторитет  растет,
    И в мифах есть сюжет – «Возврат Инанны».
    Подземный мир теперь уж без неё,

    Приходит  время  зрелости царя.
    Киш получил отказ в оплате дани.
    Агга собрал все Кишские войска.
    Враг у ворот  Урука и на поле брани.
    Осада началась.
    Старейшин Гильгамеш советом
    Убедил  не зря,
    Что  город  нужно  защищать.
    Залог победы – в мощных укрепленьях.
    Урук в защите неприступных стен.
     Урук – врагу не взять.
    Итог всему – Победа.
    И Гильгамеш сумел всем доказать:
    Хоть был он возрастом ещё и юн,
     Но, по делам  его  он был уже, как – царь.

    Такой развязки в скорой смене власти
    Не ожидал никто, тем более жрецы.
    Не стали  тратить они  время  зря на сказки
    Другого ж, лучшего решенья не нашли,
    Чем трон немедленно освободить  для  власти
    Хотя и юного ещё, но уже  сильного царя.

    Поэтому жрецы расправились с Думузи.
    По мифам, ведь,  его  отправили  в  «подземный мир.,
    Тем более, туда  нужна была кандидатура,
    Взамен Инанны пребывала чтоб,
    В натуре там, за время, за нее.

    Жрецы на эту  жертву  шли,
    И  эту  жертву  принимали,
    Все потому, что возлагали
    Надежд больших осуществленье
    На долгих лет  наследника  правленье,
    На Гильгамеша, на царя.

    Такая скорая неблагодарная расправа
    С другом отца – Удар, как жизни кредо крах.
    Расправа возмутила   Гильгамеша
    До глубины его души.
    Тем более, что за Думузи ничего
    Ведь  не  было,  и  никакой  его  вины.
    .
    По мифам, все содеянное стало
    Одним из тяжких прегрешений для Инанны.
    И, несмотря на все Инанны предложения
    И обещания ее, и восхваленья,
    Царь Гильгамеш отверг Инанну,
    А с нею  вместе и ее летосчисление.
    Он принимать советы и решения
     Стал только лишь от бога Уту.

    Но, чтоб таким стало решенье Гильгамеша,
    Надо признать, Инанна не ждала.
    И вся от гнева в бешенстве она была.
    И строить козни мщенья Гильгамешу стала.

    Прибегнув к помощи бога-отца, наслала на Урук
    Угрозу страшную она – его Небесного Быка.
    Упорной с ним была борьба.
    С Энкиду Гильгамеш  сразили
    Всё-таки  небесного  быка,
    Что сразу так спустился с неба.
    Терзаясь в гневе , в  муках мщенья
    Инанна  в шок  была  повержена.

    Но если мифы нам оставить в стороне,
    То можно только лишь представить,
    Что просто время, может быть, пришло
    Что-то менять в календаре,
    А может что-то и оставить.

    Царь Гильгамеш ведь молод еще был,
    Еще  «О, все видавшем» он не стал.
    Ещё всё это будет впереди.
    Возможно, он ещё не знал, что там в Египте
    Уже «Была затоплена Маганова ладья»,
    Что там была уже проведена
    Реформа  всех  реформ  календаря,
    Когда  не  день  считать за целый Год,
    А суток триста шестьдесят и пять за  год –
    Считать за полный целый Год.

    Но рядом с Гильгамешем был и Ур,
    Где царь Месанепада,
    Десятка три  почти, как  лет  тому назад,
    Начал правление свое с того,
    Что не «была затоплена Маганова ладья»,
    Что только «нос ладьи» он «обрубил Магана».
    Провел  полуреформу, как бы из  того,
    Что было сделано   в Египте до Него.
    Месанепада ввел летосчисленье Уту,
    Когда за год стали считать
    Полгода лишь всего.

    В раздумьях и сомнениях, ценя советы бога Уту,
    Такое принял Гильгамеш решение:
    Он так же, как Месанепада
    «Нос обрубил ладье Магана»,
    Провел «полуреформу» Уту и ввел его летосчисление,
    Когда за год считаются полгода,
    Ни  месяц, ни  неделя  и  не  менее.

    Каким бы ни был  в мифах Гильгамеш,
    Могучий, легендарный, «все видавший»,
    В реальном  мире всё представить  чтоб
    Нам мало в мифах фактов  без  фантазий
    Завесы аллегорий с них необходимо только  снять.

    Действительно, реальность мифа оказалась такова,
    Что за шестьдесят три года лет правленья
    Царем всего Шумера Гильгамеш  стал лишь тогда,
    Когда настали лишь  последних десять лет его правления.

    А остальных, чуть боле половины века
    Царь Гильгамеш провел в борьбе, в походах и лишениях
    Разгадки тайны главной бытия ища,
    Путь смысла жизни и бессмертия.

    Он пережил своих соперников царей
    Из Киша Аггу, и из Ура в Кише
    Правящих  царей,
    Царя Месанепаду и его двух сыновей,
    Царя Мескиагнуну и царя Аанепаду,
    Он добывал ливанский кедр,
    В подземном  царстве был.
    Событиями жизнь его  была полна.
    Он, царь-философ, истину  добыл
    И чашу жизни всю испил сполна.

     А после смерти Гильгамеша
    Власть к сыну Урнунгалу перешла.
    При нем «ладья Магана»  враз  затоплена была.
    Царь Урнунгал, как и в Египте,
    Сто лет почти тому назад,
    Провел реформу полную календаря
    Система летоисчисленья стала шире
    Почти совсем, как в современном мире.

    Прошло еще сто сорок лет,
    Сменилось семь царей и  их правлений
    «Силой оружия разгромлен был Урук»,
    И Первая Династия царей Урука пала.
    «Власть  Царская  его была» пренесена
    В  город-соперник УР, в  котором  был
    Когда-то  храм  Нанна.

     

    Общие краткие выводы.

    На вывод М.Белицкого в его книге «Шумеры забытый мир»:
    «Поведение богов и конфликт между ними являются отражением поступков людей» -

    [Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 235]


    рецензенты Клочков И.С. и Воробьев Д. в своем послесловии к этой книге отметили, что «едва ли можно признать удачными попытки автора найти в шумерских мифах прямое отражение земных дел».

    [Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с. 235]


    На такую фразу из послесловия к книге напрашивается однозначный ответ:

    Именно такие попытки  и именно такой подход при анализе сведений мифов, эпосов и легенд обеспечивают разгадки неразгаданных тайн в истории. И только благодаря сведениям мифов, эпосов и легенд становятся известными и понятными политические взаимоотношения между городами-государствами Древнего Шумера в белых одеждах религиозных мировоззрений. Именно при подобном анализе сведений древних источников по иному видится динамика перехода систем летоисчислений в зависимости от статуса почитаемых богов, раскрывающая под «фантастическими сроками правлений царей» обычные периоды правлений царей в единицах измерения современного летоисчисления. Все это дает основание сделать обобщающие выводы:

    1. Хронологическая последовательность правлений царей Шумера, в записях на глиняных табличках «Надписи из Туммаля», начиная с царя Киша Энмебарагеси, хотя и без указания времени правления, определила последовательность правлений именно царей всего Шумера, обладателей контроля над священным городом Ниппур и соответственно правом «царской власти» над всем Шумером.

    Эти глиняные таблички с «Надписями из Туммаля» можно по праву назвать «Хронологией без дат». Но эта традиция возникла только в годы правления царя Энмебарагеси в Кише, десятого по Списку царей Киша после Этаны.

    2.         Поскольку следующим царём Киша за Аккой становится царь Ура Месанепада, а Гильгамеш становится царём всего Шумера после Мескиагнунны, сына Месанепады, то практически все цари, перечисленные в «Туммальском Списке», от Акки до Урнунгаля были современниками Гильгамеша.

    3. Только с помощью сведений, содержащихся в мифах, эпосах и легендах стало возможным утверждать с большей степенью уверенности, что применяемые шумерами системы летоисчислений очень тесно связаны со статусом главного почитаемого бога. И после Потопа в Шумере применяли системы летоисчисления с индексацией лет:

    .
    При этом, соответственно учёт времени вёлся:
    По количеству недель в году;
    По количеству месяцев в году;
    По количеству полугодий в году;
    Год в году – современное летосчисление.

    4. Расчётов хронологии и данные графика-схемы вариант II, свидетельствуют о факте практически одновременного начала правлений царей Первых Трех Династий Шумера, с разницей всего лишь в 1-2 года. И это не маловажный факт при определении политической ситуации того времени.

    - царя Урука Лугальбанды – 31-й год до осады Урука, − 2783-й год до н. э.
    - царя Киша Энмебарагеси – 29-й год до осады Урука, − 2781-й год до н. э.
    - царя Ура Месанепады       – 28-й год до осады Урука, − 2780-й год до н. э..

    5. В годы правления царя Киша Энмебарагеси город Ниппур становится главным религиозным центром всего Шумера и атрибутом политической власти: кто владеет этим городам, тот владеет и всей полнотой власти, т.е. гегемонией «царской власти»в Шумере. Именно в годы правления царя Энмебарагеси город Ниппур приобретает статус «священного города Шумера».

    Метод и практика контроля власти над «священным городом Ниппур», как через главный религиозный центр всего Шумера, по свидетельству таблички №3 из Туммаля, просуществовал почти тысячелетие после Энмебарагеси.

    6. Только благодаря (реальным хронологиям) сведениям мифов, эпосов и легенд удалось распознать, что численные значения длительностей правлений царей: царя Думузи – 100 лет и царя Гильгамеша – 126 лет находятся в разных временных рамках систем летоисчислений и в результате этого становятся понятными и логичными, как действия этих царей, так и сроки их правлений. Царь Думузи правил  лет.
    Царь Гильгамеш правил  года.

    7. На Графике-схеме хронологии правлений трёх Первых Шумерских Династий после Потопа наглядно чётко определяется общая точка отсчёта относительной хронологии этих династий  – единая нулевая дата относительной хронологии этих династий, а именно – осада Урука. Эта же дата является и датой падения Первой Кишской Династии.

    И это дата Реальной хронологии – 2752 г. до н. э.

    Осада Урука войсками царя Киша Акки и захват Киша войсками царя Ура Месанепады
    происходили практически в одно и то же время

    8. крепостные стены Урука – это детище царя Лугальбанды, результат деятельности уже, поистине, легендарного царя Урука. Именно крепостные стены с восемью сотнями башен вокруг Урука, построенные Лугальбандой, позволили его сыну Гильгамешу не только отстоять независимость Урука, но и впоследствии стать царем всего Шумера.
    Урук «ограждённый» - это первый город в мире
    в окружении крепостных стен.

    Уже «ограждённый Урук»  во время осады свидетельствует не только о том, что ко времени воцарения юного Гильгамеша
     Урук уже БЫЛ ограждён чудесной лентой стен и башен, число которых достигало 800 шт., но и
    о новом качестве работ по сооружению стен, выполненных во время правления Гильгамеша:
    Об обкладке или облицовке уже построенных стен из кирпича-сырца кирпичом обожжённым и
    О возможно дополнительных линиях стен с удлинением общей их длины.

    «Ограждённый Урук» в эпосе фигурирует, как отличительный признак города, которого нет у других городов Шумера.


    Сооружение стены из кирпича сырца с обкладкой её обожжённым кирпичом происходило в период
    2775 г. до н. э. ÷ 2737 г. до н. э.
    Примерно в течение 40 лет
    в период правления царей Урука Лугальбанды и Гильгамеша
    Царь Лугальбанда строил стены из кирпича сырца вокруг Урука, а
    Царь Гильгамеш завершал строительство стен вокруг Урука
    С обкладкой стен из кирпича обожжённого и устройством венцов.

    9. царём Урука Гильгамеш стал
    непосредственно накануне успешной обороны Урука.
    И дата осады Урука – это и дата начала правления Гильгамеша,
    когда он стал править как царь,
    наследник власти  царя Урука Лугальбанды.

    10. Даты Графика-схемы наглядно свидетельствуют, что царь Урука Гильгамеш стал обладателем гегемонии «царской власти» во всём Шумере только на 52-ом году своего правления в Уруке, через 52 года после даты осады Урука и через 52 года после даты падения Первой Кишской Династии.

    Гильгамеш, как царь всего Шумера, правил
    последние одиннадцать лет своего общего срока правления, а именно
    с 2700 г. до н. э. по 2689 г. до н. э.

    Таким образом, в «Списке Шумерских Царей» сведения о правлениях царей Урука и Ура оказались хронологически «оторваны» друг от друга на 200-300 лет, лживо убеждая всех историков, что цари Ура, Месанепада, Аанепада и Мескиагнунна, никогда не были современниками Гильгамеша.

    11. Киш был захвачен царём Ура Месанепадой, когда войска Киша во главе с царём Аккой были заняты осадой Урука. При подходе войск Акки к Кишу Месанепада разгромил их. Это произошло в 2752 году до н. э. На печатях Месанепада стал именовать себя «царём Киша», подчеркивая тем самым своё величие и заслуги перед всем Шумером».
    [Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. – М.: Вече, 2000. – 432 с., с 110.]

    12. Анализ сведений мифов, эпосов и легенд о происхождении Гильгамеша позволяет придти к определенному выводу:
    Гильгамеш – сын царя Урука Лугальбанды.

    13. Если перечислить некоторые основные сведения мифов о времени правления царей Урука Думузи и Гильгамеша, то объяснения по всем этим сведениям  и по связанным с ними событиям должны заключаться и в так называемой «идеологической сути» применяемых систем летоисчислений, и соответствующим этим системам учетным единицам года.

    Некоторые сведения мифов, относящиеся ко времени правления царей Урука Думузи и Гильгамеша, такие как, например:

    1. Уход богини Инанны в Подземный мир;

    2. Возврат богини Инанны из подземного мира
    – свидетельствуют о смене культа почитаемого бога, об отстранении от власти жрецов и сторонников культа богини Инанны и о возвращении культа богини Инанны, а возвращение к власти жрецов и сторонников культа богини Инанны свидетельствуют о смене культа почитаемого бога и о возврате культа богини Инанны.;

    14. Иллюзией многих историков и в том числе и Дэвида Рола является их точка зрения о параллельности правления первых 12-ти царей по списку Первой Шумерской Династии Киша со второй группой царей, которая начинается с правления царя Этаны. Расчёты хронологии и анализ правлений царей трёх Первых Шумерских Династий после Потопа: Киша, Урука и Ура однозначно доказывают несостоятельность точки зрения о параллельности правлений царей в Первой Кишской Династии.

    И более всего свидетельствуют о фальсификации Списка Шумерских Царей с целью удревления периода правления Первой Кишской Династии для обоснования древнего права на гегемонию «царской власти» Киша. Эта первая часть списка из 12-ти царей Первой Кишской Династии фальсификаторами была просто добавлена перед правлением царя Этаны. И вероятнее всего, что такая работа выполнялась по инициативе царя Энмебарагеси.

    Он был десятым царём Киша, начиная от правления Этаны, потому и добавил в список 10 царей, тем более, что до Потопа после переноса «царской власти» из Сиппара в Шуруппак во второстепенном городе Кише правили два вассальных царька в течение 26 лет правления Убартуту в Шуруппаке. Составителям списка по заказу Энмебарагеси были известны имена этих двух царей и общий срок их правления до Потопа, но как действовала система летосчисления при правлении этих царей, всеми уже было позабыто. Поэтому, общий срок правления 10-ти царей составители приняли примерно такой же, как и с Энмебарагеси от начала правления Этаны.

    Затем к сложившейся сумме двух частей списка прибавили общий срок правления двух вассальных царей в Кише до Потопа. Небольшие коррекции списка Первой Кишской Династии были произведены после правления царя Агги. В результате и получили общий срок правления Первой Кишской Династии в 24510 лет.

    По замыслу Энмебарагеси Список Первой Кишской Династии из 12-ти царей, правивщих в Кише до Потопа должен был быть доказательством, что «царская власть» пребывала в Кише на много раньше, чем даже в Эриду. И поэтому ни один царь в Шумере не имеет права предъявлять какие-либо претензии на «царскую власть» в Кише.

    15.       Тема реставрации эпоса о Гильгамеше в переводе Дьяконова И.М. – отдельная и довольно большая тема. Нет смысла подвергать пока сомнениям строки, на местах которых в переводе Дьяконова И.М. лакуны. Но «реставрация» строк в переводе Дьяконова И.М. выполнена, мягко сказано, на низком уровне. Заменять устаревшие выражения новыми более совершенными по качеству – это одно, а выдавать упрощённые и примитивные реставрации за совершенство – это совершенно другое. Просмотр двух публикаций планируемой «реставрации» перевода Дьяконова И.М. приводит к выводу, что такие реставрации совершенно не повышают уровень перевода. Первую попытку реставрации эпоса в переводе Дьяконова И.М., на мой взгляд, можно считать неудачной.

    А соображения некоторых исследователей, которым «Урук-овчарня» кажется предпочтительнее несколько отвлечённого перевода Дьяконова И.М., следует признать несостоятельными. В действительности выражение в переводе Дьяконова И.М. – «Урук ограждённый» – не утратил своего смыслового значения и по сей день. И в наше время «Урук ограждённый» − это и есть «сегодняшнее видение данной проблемы кардинально» не отличающееся «от того, которое преобладало среди ассириологов в эпоху, когда Дьяконов И.М. готовил к публикации свою книгу». Поэтому, в таком случае, пожалуй, нет никакой необходимости вообще производить какую-либо «реставрацию» строки 11 перевода Дьяконова И.М..

    Это ж надо додуматься такое сказать: продуманное выражение Дьяконова И.М. – «Урук ограждённый», уместное почти в каждой строке со словом Урук, назвать «несколько отвлечённым переводом Дьяконова».

    16. Именно две горы МАШУ в эпосе могут соответствовать двум первым пирамидам в Египте – в Дашуре, и с таким созвучным названием –
    МАШУ – ДАШУР.

    Эти пирамиды, как и горы Машу, соединены между собой. «официальное название Ломаной пирамиды в Дашуре, видимо, звучало как «ЮЖНАЯ СИЯЮЩАЯ  ПИРАМИДА» или же «СНОФРУ,  СИЯЮЩИЙ  НА  ЮГЕ». Название первых пирамид Египта – «Сияющие» как нельзя более соответствуют «мерцающему блеску возможно металлических пластин покрытия пирамид». И пирамид первых в Египте в Дашуре было две, «Сияющая южная Снофру» и «Сияющая северная Снофру», и гор Машу в Эпосе о Гильгамеше тоже было две.

    17. Дополнительный вывод на основании «Эпоса о Гильгамеше. О все видавшем».

    Решение бога солнца Уту на сплошную вырубку кедрового леса в Ливанских горах, которую произвели Гильгамеш и Энкиду, было непреклонным и окончательным:
    «Должен умереть один из них, кто кедр отнял у горы».

    [Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем.М.:Эксмо,2005. – 544 с., с.105,386 ХТ4,8]

    Так боги в Шумере карали за экологическое преступление – хищническую вырубку леса.

    18. Иллюзии и фантазии, порождаемые растянутыми во времени датами Новой Хронологии, породили и определили сложившийся общепринятый стереотип представлений об истории Шумера в период после Потопа. В этих представлениях стараниями Дэвида Рола древнее государство Шумера – Урук представляется читателям мощным государственным образованием на уровне империи с могущественными царями во главе от Энмеркара до Гильгамеша.

    И совершенно иная историческая картина Шумера того периода, более скромная, лишённая иллюзий и фантазий, предстаёт перед читателями в реальных датах хронологии.

    В период правления легендарных царей Урука, 2845÷2700 г.г. до н. э., от Энмеркара до Гильгамеша включительно (за исключением последних одиннадцати лет правления Гильгамеша) Урук не обладал практически правом абсолютной «царской власти» во всём Шумере. Однако многие историки и в том числе и Дэвид Рол именно к этому периоду привязывают свои фантазии о могуществе царей Урука в их империях, которых, как следует из особых выводов, в действительности вовсе и не было.

    Рассматривать империи на примере Первой Кишской династии нет смысла, хотя попытки представить историю с империей Киша в эпоху Джемдет-Насра в журнале публиковались.

    Анализ политических ситуаций в период правления трёх Первых Династии Шумера после Потопа: Киша, Урука и Ура приводит к однозначному выводу:

    в период правления Первой Кишской Династии и Первой Урукской Династии от Энмеркара до Гильгамеша включительно
    на территории Шумера не было никаких империй.


    Владения трёх городов-государств: Киша, Урука и Ура −  вряд ли соответствуют разряду 4-х стран света, империй Шульги или Саргона.

    19. Как отмечает З.Ситчин в своей книге «Армагеддон откладывается».

    «… был изобретен первый из известных нам календарей лунно-солнечный календарь Ниппура». «Он сохранился и до настоящего времени в виде Еврейского календаря». [З.Ситчин. Армагеддон  откладывается. – М.: Изд-во Эксмо, 2004. – 448 с., с.32]
    Начало же отсчета Еврейского календаря по определению З.Ситчина и справочной литературы приходится на 3760 г. до н.э.. Поэтому для всех расчётов по «коротким» датировкам Еврейского или Европейского календаря принимаем именно эту версию.
    Как показали расчёты хронологии действительной датой начала отсчета Еврейского календаря – календаря города Ниппура оказывается


    2771 год до н.э., а не 3760 г. до н.э.


    как об этом свидетельствует справочник.
    Поэтому,

    Даты отсчёта «от Сотворения Мира» по датировкам Еврейского Календаря
    3760 г. до н. э.без индексации применяемых летосчислений;
    2771 г. до н. э. − с индексацией применяемых летосчислений,
    в современном исчислении лет.

    По состоянию на 2013 год Еврейский Календарь с перерасчётом действует

    2771 год до н. э. + 2013 лет = 4784 года
    И 2013-й год по Еврейскому Календарю с перерасчётом – это 4784-й год

    А без перерасчёта с индексацией по состоянию на 2013 год Еврейский Календарь действует
    3760 лет до н. э. + 2013 лет = 5773 года

    И 2013-й год по Еврейскому Календарю без перерасчёта – это 5773-й год
    изобретение календаря в Ниппуре произошло  в  2771  г. до н. э.,
    но ввода в действие его до 2752 г. до н. э. так и не было.
    До падения Первой Кишской Династии в 2752 г. до н. э. продолжал действовать календарь первого царя Киша Этаны
    Таким образом, из трёх Календарей на Ближнем Востоке
    Византийского (Православного) календаря с датой отсчёта «от Сотворения Мира» в 3116 г. до н. э.;
    Египетского Календаря с датой ввода в 2781 г. до н. э.
    Третьим Календарём был введен Еврейский календарь в 2771 г. до н.э., всего лишь через 10 лет после реформы Египетского календаря в 2781 году до н.э.

     

    Список
     используемой  литературы.

     

    1. Абрашкин А.А.  Средиземноморская Русь: Великая Держава  древности.- М.: Вече, 2006 .512 с.
    2. Асов А.И. Атланты, арии, славяне. М, Алетейя.–1992.,–312 с.
    3. Асов А.И. Славянские руны и «Боянов гимн». – М.: Вече, 2000. – 416 с.
    4. Бабанин В. Самые большие загадки прошлого СПб, Лань,    2000, – 448с.
    5. Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. М.: «Вече», 2000,–435с.
    6. Библия. М., Рос.Библ.об-во, 1995. – 1376с.
    7. Блаватская  Е.П. Тайная Доктрина.т.2. Космогенез. Д, Сталкер, 1997г., 512 с.
    8. Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. т.3. Антропогенез. Д., Сталкер, 1997г., 592 с, с.559, 560.
    9. Блаватская Е.П. Теософский Словарь. М, Сфера. 1994, 640 с.
    10. Брестед Д., Тураев Б. История Древнего Египта. Минск, Хар вест, 2003.–832с.
    11. [Вестник Древней Истории. 2012 №3, №4 Гильгамеш И.М. Дьяконова: попытка реставрации. Статья Когана Л.Е., перевод и комментарии Нуруллина.]
    12. Войцеховский А.И. Тайна Атлантиды. М.: «Вече», 2000. – 480с.
    13. Гусева Н.Р. Русский Север – прародина индо-славов. – М.: Вече, 2003. – 416 с.
    14. Демин В.Н. Древнее древности. М.: АИФ Принт, 2004. – 542с.
    15. Дмитриева Л.П. «Тайная  Доктрина» Елены Блаватской. ч.1 Космогенезис. Магнитогорск. Амрита. 1992.− 390 с., с.54,55.
    16. Зайдлер Л. Атлантида. Великая катастрофа. М.: Вече, 2004. – 368с.
    17. Коллинз Э. Боги Эдема. М.: Эксмо, 2002. – 400с.
    18. Кондрашов А. Справочник необходимых знаний. От альфы до омеги. М.: Рипол классик, 2000.–768с.
    19. Крамер С.Н. История начинается в Шумере. М., 1965
    20. Лемезурье П. Великая пирамида расшифрована. М.: Вече, 2000. – 480с.
    21. Лосев К.С. Климат вчера, сегодня … и завтра? Л.: Гидрометеоиздат, 1985
    22. Маруашвили Л.И. Палеогеографический Словарь. – М.: Мысль, 1985.– 367 с.
    23. Мелетинский Е.М. Мифология. Большой энциклопедический словарь. – 4-е изд. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – 736 с.
    24. Монастырский В.К. 500 лет до и после Потопа: историко-археологическое исследование. – Краснодар: Экоинвест, 2006. – 242 с.
    25. Новгородов Н.С. Сибирская Прародина. М. Белые Альвы. 2006.– 544 с.
    26. Оппенгеймер С. «Изгнание из Эдема» М. Изд-во «Эксмо» 2004, – 640 с.
    27. Парнов Е. Кольца Змея. М.: Терра, 1996. – 672с.
    28. Петухов Ю.Д. История древних руссов. – М.: Вече, 2009 – 464 с
    29. Рол Д. Генезис цивилизации. Откуда мы произошли... М.: Эксмо, 2002. – 478с.
    30. Рол Д. Утраченный завет. М.: Эксмо, 2005.–480с.
    31. Ситчин З. Армагеддон отменяется. М.: Эксмо, 2004. – 448с.
    32. Ситчин З. Назад в будущее. М.: Эксмо, 2005. – 416с.
    33. Ситчин З. Лестница в небо.- М.: ЭКСМО, 2006. – 448 с.
    34 Темпл. Р. Мистерия Сириуса. М.: Эксмо, 2005. – 528с.
    35. Ушаков С.А. и Ясаманов Н.А. Дрейф материков и климаты Земли.– М.: Мысль, 1984. – 206 с.
    36. Хэнкок Г., Бьювел Р.. Загадка Сфинкса. М.: Вече, 2000. – 416с.
    37. Шур Я.Н. Рассказы о календаре. М.: Госполитизад., 1962. – 216с.
    38. Эпос о Гильгамеше. О  все видавшем. М.: Эксмо, 2005. – 544с.

    МОНАСТЫРСКИЙ В. К.

    «Поделиться этой информацией с друзьями»

    Данные кнопки помогают Вам быстро делиться интересными страницами в своих социальных сетяхи блогах. А также печатать, отправлять письмом и добавлять в закладки.

     
    # ВКонтакте # Одноклассники # Facebook # Twitter # Google+ # Мой Мир@Mail.Ru # Отправить на email # Blogger # LiveJournal # МойКруг # В Кругу Друзей # Добавить в закладки # Google закладки # Яндекс.Закладки # Печатать #

     

 

 

На главную
Статьи
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru  
 
Яндекс.Метрика  
 
 
   
Copyright © Твой Храм. Все материалы расположенные на этом сайте предназначены для ознакомления.